История
Сегодня
Политика
Происшествия
Люди
Экономика
Следствие
Бизнес
Культура
Наука и медицина
Зарубежка
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Вопрос-Ответ
Financial Assets
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», Общественное движение «Штабы Навального».
НКО, выполняющие функции иностранного агента: Некоммерческая организация «Фонд по борьбе с коррупцией», Межрегиональный профессиональный союз работников здравоохранения "Альянс врачей", Автономная некоммерческая организация «Центр по работе с проблемой насилия «НАСИЛИЮ.НЕТ», Программно-целевой Благотворительный Фонд "СВЕЧА", Красноярская региональная общественная организация "Мы против СПИДа", Некоммерческая организация "Фонд защиты прав граждан", Автономная некоммерческая организация социально-правовых услуг "Акцент", Межрегиональная общественная организация реализации социально-просветительских инициатив и образовательных проектов "Открытый Петербург", Санкт-Петербургский благотворительный фонд "Гуманитарное действие", Социально-ориентированная автономная некоммерческая организация содействия профилактике и охране здоровья граждан "Феникс ПЛЮС", Фонд содействия правовому просвещению населения "Лига Избирателей", Некоммерческая Организация Фонд "Правовая инициатива", Некоммерческая организация Фонд "Общественный фонд социального развития "Генезис", Автономная некоммерческая организация информационных и правовых услуг "Гражданская инициатива против экологической преступности", Некоммерческая организация "Фонд борьбы с коррупцией", Пензенский региональный общественный благотворительный фонд "Гражданский Союз", Ингушское республиканское отделение общероссийской общественной организации "Российский Красный Крест", Общественная организация "Саратовский областной еврейский благотворительный Центр "Хасдей Ерушалаим" (Милосердие), Частное учреждение "Центр поддержки и содействия развитию средств массовой информации", Региональная общественная организация содействия соблюдению прав человека "Горячая Линия", Фонд "В защиту прав заключенных", Автономная некоммерческая организация "Институт глобализации и социальных движений", Автономная некоммерческая организация противодействия эпидемии вич/спида и охраны здоровья социально-уязвимых групп населения "Центр социально-информационных инициатив Действие", Челябинское региональное диабетическое общественное движение "ВМЕСТЕ", Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан, Благотворительный фонд помощи осужденным и их семьям, Городской благотворительный фонд "Фонд Тольятти", Свердловский региональный общественный фонд социальных проектов "Новое время", Фонд содействия устойчивому развитию "Серебряная тайга", Фонд содействия развитию массовых коммуникаций и правовому просвещению "Так-Так-Так", Региональная общественная организация содействия просвещению граждан "Информационно-аналитический центр "Сова", Региональная общественная организация помощи женщинам и детям, находящимся в кризисной ситуации "Информационно-методический центр" Анна", Автономная некоммерческая организация социальной поддержки населения "Проект Апрель", Региональный благотворительный фонд "Самарская губерния", Свердловский областной общественный фонд "Эра здоровья", Международная общественная организация "Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество "Мемориал", Автономная Некоммерческая Организация "Аналитический Центр Юрия Левады", Автономная некоммерческая организация "Издательство "Парк Гагарина", Фонд содействия защите здоровья и социальной справедливости имени Андрея Рылькова, Благотворительный фонд социально-правовой помощи "Сфера", Челябинский региональный орган общественной самодеятельности "Уральская правозащитная группа", Челябинский региональный орган общественной самодеятельности - женское общественное объединение "Женщины Евразии", Омская региональная общественная организация "Центр охраны здоровья и социальной защиты "СИБАЛЬТ", Городская общественная организация "Рязанское историко-просветительское и правозащитное общество "Мемориал" (Рязанский Мемориал), Городская общественная организация "Екатеринбургское общество "МЕМОРИАЛ", Автономная некоммерческая организация "Институт прав человека", Некоммерческая организация "Фонд защиты гласности", Региональное общественное учреждение научно-информационный центр "МЕМОРИАЛ", Союз общественных объединений "Российский исследовательский центр по правам человека", Автономная некоммерческая организация "Дальневосточный центр развития гражданских инициатив и социального партнерства", Общественная организация "Пермский региональный правозащитный центр", Фонд "Гражданское действие", Межрегиональный общественный фонд содействия развитию гражданского общества "ГОЛОС-Урал", Автономная некоммерческая организация "Центр независимых социологических исследований", Негосударственное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования (повышение квалификации) специалистов "АКАДЕМИЯ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА", Свердловская региональная общественная организация "Сутяжник", Межрегиональная благотворительная общественная организация "Центр развития некоммерческих организаций", "Частное учреждение в Калининграде по административной поддержке реализации программ и проектов Совета Министров северных стран", Региональная общественная благотворительная организация помощи беженцам и мигрантам "Гражданское содействие", Автономная некоммерческая организация "Центр антикоррупционных исследований и инициатив "Трансперенси Интернешнл-Р", Региональный Фонд "Центр Защиты Прав Средств Массовой Информации", Некоммерческое партнерство "Институт развития прессы - Сибирь", "Частное учреждение в Санкт-Петербурге по административной поддержке реализации программ и проектов Совета Министров Северных Стран", Межрегиональная общественная организация Информационно-просветительский центр "Мемориал", Межрегиональная общественная правозащитная организация "Человек и Закон", Фонд поддержки свободы прессы, Санкт-Петербургская общественная правозащитная организация "Гражданский контроль", Калининградская региональная общественная организация "Правозащитный центр", Региональная общественная организация "Общественная комиссия по сохранению наследия академика Сахарова", Некоммерческое партнерство "Институт региональной прессы", Частное учреждение "Информационное агентство МЕМО. РУ", Фонд "Институт Развития Свободы Информации", Калининградская региональная общественная организация "Экозащита!-Женсовет", Фонд содействия защите прав и свобод граждан "Общественный вердикт", Межрегиональная общественная организация Правозащитный Центр "Мемориал", Евразийская антимонопольная ассоциация.
Иностранные СМИ, выполняющие функции иностранного агента: "Голос Америки", "Idel.Реалии", Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Телеканал Настоящее Время, Татаро-башкирская служба Радио Свобода (Azatliq Radiosi), Радио Свободная Европа/Радио Свобода (PCE/PC), "Сибирь.Реалии", "Фактограф", "Север.Реалии", Общество с ограниченной ответственностью "Радио Свободная Европа/Радио Свобода", Чешское информационное агентство "MEDIUM-ORIENT", Пономарев Лев Александрович, Савицкая Людмила Алексеевна, Маркелов Сергей Евгеньевич, Камалягин Денис Николаевич, Апахончич Дарья Александровна, Юридическое лицо, зарегистрированное в Латвийской Республике, SIA «Medusa Project» (регистрационный номер 40103797863, дата регистрации 10.06.2014), Общество с ограниченной ответственностью «Первое антикоррупционное СМИ», Юридическое лицо, зарегистрированное в Королевстве Нидерландов, Stichting 2 Oktober (регистрационный номер № 69126968), являющееся администратором доменного имени интернет-ресурса «VTimes.io».
Лента новостей
Лента новостей
Новости – История
Русская планета

Изгнание германского духа

Торговые ряды в завоеванном Белостоке (современная Польша). Германская открытка. Фото: museumoffamilyhistory.com
Как немецкие порядки сгинули на оккупированных русских территориях
Павел Щелин
23 октября, 2014 15:03
18 мин
Одно из самых масштабных и ощутимых поражений Германия, как выяснилось лишь по итогам Великой войны, потерпела вовсе не на фронте, а в тылу — на оккупированных русских территориях. В результате «Великого отступления» весны-лета 1915 года русская армия была вынуждена оставить значительную часть западных губерний империи — всю Польшу, часть Галиции, Литву, часть западной Белоруссии. Для управления и освоения этих земель в Германии был разработан специальный план, в котором с немецкой методичностью были прописаны все аспекты «окультуривания» незнакомых с германским духом славянских племен — от методов возделывания сельскохозяйственных земель до соблюдения правил гигиены. В итоге покинули захваченные земли немцы глубоко разочарованными. План по эффективному правлению на оккупированных землях полностью провалился, а единственное, в чем им удалось добиться успеха, так это в совершенно варварской заготовке природных ресурсов.
План Ober Ost
Осенью 1915 года перед немецкими властями встал вопрос об управлении захваченными на Востоке землями. По большому счету, ради расширения территорий и связанных с этим выгод вся война и была затеяна, тем более что в самой Германии все острее начинал чувствоваться дефицит продовольствия и сырьевых запасов — от кожи для обуви до железа.
В результате была создана специальная военно-административная структура Ober Ost, что означало сокращение от немецкого Oberbefehlshaber der gesamten deutschen Streitkräfte im Osten — Территория под управлением Верховного командования всеми германскими вооруженными силами на Востоке. Одновременно для нее был составлен подробнейший план действий.
Ober Ost подчинялись земли общей площадью более 108 000 квадратных километров с населением около трех миллионов человек.
Пауль Людвиг Ганс А́нтон фон Бенекендорф унд фон Гинденбург (слева) и Э́рих Фридрих Вильгельм Людендорф (справа). Фото: Библиотека Конгресса США
Согласно первоначальному плану, они были разделены на 7 административных единиц: Ковно (сейчас город Каунас в Литве — РП), который стал местом пребывания центральной администрации Ober Ost, Курляндия (историческая область на западе нынешней Латвии — РП), Литва, Сувалки (сейчас город в Польше на границе с Белоруссией — РП), Вильно (столица современной Литвы Вильнюс — РП), Белосток и Гродно. Позже территории, находившиеся в управлении Ober Ost, были сведены в три округа — Курляндский, Литовский и Белостокско-Гродненский.
Сначала общее руководство Ober Ost осуществлял командующий Восточным фронтом фельдмаршал Пауль фон Гинденбург, а непосредственное руководство — обер-квартирмейстер, генерал Эрих фон Людендорф. В 1916 году Людендорф был назначен Верховным главнокомандующим германской армии на Востоке и стал главным куратором германской администрации на Востоке.
Людендорф воспринял эту миссию как дело личного престижа и свою задачу сформулировал так: «Я решил возобновить просветительскую работу немцев, которую они в течение столетий проводили на этой вновь обретенной нами земле. Смешанное многонациональное население, предоставленное самому себе, не в состоянии самостоятельно, без посторонней помощи, создать собственную целостную культуру».
Сущность великой «Работы»
Воплощать в жизнь план Ober Ost предстояло по-немецки обстоятельно и методично, по четко расписанным направлениям-секциям, главными из которых были «Политика» (внутреннее управление), «Управление Полиции», «Пресса», «Лесное хозяйство», «Сельское хозяйство», «Финансы», «Суды». При этом помимо сугубо практических и технических мероприятий план содержал богатую теоретическую часть. Основой для нее послужила впервые изданная еще в 1861 году книга Вильгельма Генриха Риля «Германская работа».
В этой книге было изложено представление о существовании особо «германского» образа работы и жизни. Сущность этой работы заключается в труде, которому придавалось сакральное значение. По убеждению автора, «душа нации заключается в том, как она представляет труд и как она работает», а работа является поступком, проистекающем из моральных ценностей, принятых в социуме, и в котором сочетаются польза для человека и общества в целом. Таким образом, в концепции Риля работа была не просто средством зарабатывания денег, но моральным поступком в высшем степени этого слова. Такое представление о работе гармонично сочеталось с системой школьного образования, принятого тогда в Германии: учителя должны были обуздать неспокойный дух, который от природы присутствует в каждом человеке, и путем строгой дисциплины и порядка сделать из него достойного члена общества.
«Работа», причем, была не единственным компонентом германского мировоззрения, заложенном в теоретическое обоснование плана Ober Ost. Историк Фритц Штерн в работе «Политика Культурного отчаяния» отмечает, что, в отличие от «искусственных» цивилизаций западных государств и «варварства колонизируемых народов, германская «Культура» представлялась немцам наполненной духовными ценностями. Немцев воспитывали в убеждении, что они являются носителями особой высокой морали и идеи, естественным образом проистекающей из духа германской нации. 
Карта земель Ober Ost. Изображение: brest-litowsk.libau-kurland-baltikum.de
Когда началась война, большинство германцев восприняли ее с искренним воодушевлением как момент решающего боя, в котором немецкая «Культура» одержит окончательный триумф. Подобные теоретические выкладки, надо признать, полностью отвечали запросам самих немцев. На оккупированной территории германские солдаты и офицеры наблюдали колоссальную разницу в уровне жизни и организации труда по сравнению с Германией. Историк Вейяс Люлевикус приводит такое воспоминание очевидца: «Я никогда не видел такой границы, которая разделяла бы не просто два государства, а два мира, — писал немецкий офицер — Насколько простирался взгляд, была видна лишь бедность и «Не-Культура», отвратительные дороги и грязное население и примитивное сельское хозяйство. Полная противоположность процветающей германской земле Верхней Силезии, по другую сторону границы». Немецкий филолог Виктор Клемперер в своих воспоминаниях цитировал одного немецкого чиновника, который восклицал: «Здесь [в зоне Ober Ost] мы безусловно являемся носителями Культуры». Так что и немецкие солдаты, и чиновники — по крайней мере многие из них — находились в полной уверенности, что должны прививать местным жителям «правильное», германское мировоззрение и образ работы.
Во имя армии и Рейха
План Ober Ost предполагал выполнение нескольких первоочередных задач.
Первая — Verkehrspolitik, политика переселения, в рамках которой на занятые территории откомандировывались немецкие управленцы. Руководству Ober Ost требовалось заменить русских правительственных чиновников, судей, полицию и жандармерию, которые покинули территорию вместе с отступающими русскими войсками, и установить контроль над территорией для мобилизации ее ресурсов и наиболее эффективного управления. С задачей привлечения специалистов германская администрация справлялась успешно. «Служащие назначались преимущественно из числа военнослужащих, не пригодных более для военной службы, — вспоминал Эрих Людендорф. — Позднее, когда администрация главнокомандующего востоком приобрела известное имя, дело пошло легче».
Далее, согласно концепции Ober Ost, надо было с максимальной выгодой организовать использование ресурсов оккупированной земли для снабжения германских войск. В июне 1916 года Паулем фон Гинденбургом был издан общий приказ для всех оккупированных германцами областей: «Интересы армии и Рейха должны всегда быть впереди интересов региона».
В этом вопросе германские администраторы подходили с формальных позиций, игнорируя протесты населения. Часто, например, у местных жителей отнимали вообще все крупные металлические предметы (немецкая военная промышленность остро нуждалась во всех металлах), включая сельхозинструмент, а из церквей выносили органные трубы, что, понятно, не очень способствовало установлению взаимопонимания между новой властью и местным населением. Крестьяне же должны были представлять своих лошадей к осмотру, и, если животное соответствовало предъявляемым немцам требованиям, то оно реквизировалось на нужды армии.
Французские военнопленные, 1916 год
Известно варварское отношение германцев к такому памятнику природы, как Беловежская Пуща. За 3 года оккупации в пуще для нужд фронта было вырублено столько же леса, сколько за предыдущие 300 лет. В Германию отравлялась целлюлоза, которая использовалась для изготовления пороха и бумаги, различных пиломатериалов, нужных при строительстве и ремонте жилья. В роще без всякой системы строились смолокурни и шпалопропиточные заводы. На работах там были заняты французские и русские военнопленные, а также насильно мобилизованное местное население, которое сводилось в рабочие роты и батальоны.
Третьей важной задачей авторы плана прописали целый ряд мер по реформе производства — как промышленного, так и в сфере сельского хозяйства. В 1916 году было принято решение засеять зерном каждый акр пригодной земли для увеличения урожая. Для этих целей было завезено множество агротехники, проводились эксперименты с различными видами и сортами растений. Однако отдача от этих усилий оказалась намного меньше, чем рассчитывало германское командование. На устроенной в ноябре 1916 года в Берлине выставке, посвященной достижениям плана Ober Ost, демонстрировались продукты, выращенные на оккупированных территориях — фрукты, варенье, сушеные овощи. Однако по скромным масштабам самой выставки понимающие люди могли сделать вывод, что аграрная реформа на захваченных землях не удалась. Причем на деле ситуация обстояла из рук вон плохо — в некоторых районах в результате германских экспериментов урожаи вообще заметно упали. Позже сам Людендорф признал: «Мы слишком много ожидали от засеиваемой земли».
Также важным условием налаживания эффективного производства на новых землях немцы, конечно, считали строительство хороших дорог. Люденфорф с гордостью вспоминал: «В мае и августе 1916 года закончилось строительство новых железнодорожных путей Таураге — Радзилишкис и Шавли — Митау (города в Литве — РП), а позднее — и дороги от Свенцян (ныне город Швянченис на востоке Литвы — РП) к озеру Нарочь. Первые две железных дороги помогли также приобщить прилегающие территории к европейской культуре. Кроме того, в непосредственной близости от передовой появилась сеть так называемых полевых железных дорог. <…> Уделялось внимание поддержанию грунтовых и других дорог в местах расположения воинских частей».
Для обеспечения же финансовой стабильности на оккупированной территории в начале 1916 года в Познани был образован Восточный банк для торговли и промышленности, который специально для территорий Ober Ost выпустил военные деньги, так называемые «острубли».
«С белорусами считаться не приходилось»
На этом задачи плана Ober Ost, посвященные «германской Работе», исчерпывались, но оккупационным властям поручалось также решить не менее важный и масштабный проект, связанный с упоминавшейся «германской Культурой».
Был предпринят план мер по улучшению бытовой культуры местного населения. Для этого немцы выпустили множество указов и распоряжений, которые регулировали практически каждый аспект повседневной жизни: правила уборки улиц в городах и селах, нормы по соблюдению гигиены вокруг колодцев, осуществление контроля заболеваний эпидемического характера. В Литве в рамках контроля за гигиеной и предотвращением болезней работал специальный медицинский контроль за здоровьем проституток. Эрих Людендорф вспоминал: «Особенно успешно мы справлялись с таким распространенным во многих районах заболеванием, как сыпной тиф. Нам пришлось пойти на большие жертвы, выделяя необходимый для этих целей военно-медицинский персонал».
Купюра номиналом в один ост-рубль
Однако и тут германской администрации удалось добиться не очень многого. Большая часть распоряжений издавалась в плохом переводе с немецкого на местные языки, и полуграмотные крестьяне, как правило, не понимали, чего от них хотят пришлые «культурные» люди.
Наконец, финальным компонентом германской политики была так называемая Kulturprogramm — собственно культурная программа. Если реформы в сельском хозяйстве и в способе организации быта должны были изменить способы владения землей, то Kulturprogramm должна была изменить самих людей — их идентичности, мировоззрение и установки поведения. Для этого на оккупированных территориях была начата специфическая программа по формированию этнических идентичностей местного населения. Выпускались газеты на немецком языке — Kownoer Zeitung, Wilnaer Zeitung, Grodnoer Zeitung («Газета Каунаса», «Газета Вильнюса», «Газета Гродно» — РП), которые рассматривались как форпосты немецкой культуры. В газетах подчеркивался уникальный характер региона, в котором она издавалась, и то, насколько удачно немецкая администрация управляла ею.
Также была налажена огромная культурологическая работа по изучению местного населения. Был издан Атлас народов Западной России. У германского руководства особый интерес вызвали белорусы, так как до 1916 года большинство немцев, как оказалось, вообще не знали о существовании этого народа. Очевидица событий Юлия Дубейковская, дочь одного из идеологов Белорусской национал-социалистической партии Леона Дубейковского, вспоминала: «Сначала, немцы вообще не разбирались в национальных особенностях нашего края. Они знали русских, поляков, евреев, частично литовцев, а белорусы были для них чем-то совсем новым».
Эрих Людендорф придерживался такого же мнения: «С белорусами считаться не приходилось, так как поляки национально их обезличили, ничего им не дав взамен. Осенью 1915 года я хотел себе составить представление о том, где группируются белорусы. Но сначала их буквально нигде нельзя было найти. Лишь позднее обнаружилось, что это весьма распространенное, но крайне ополяченное племя, стоявшее на столь низкой степени культуры, что помочь им возможно было лишь продолжительным воздействием».
В начале 1916 года в приказе о школах оккупированного края белорусский язык был провозглашен равноправным с польским, литовским и еврейским языками. На оккупированной территории были открыты белорусские школы. Началось издание на белорусском языке газет и журналов. В Вильно выходила газета «Гоман», действовали Белорусское общество помощи потерпевшим от войны, «Белорусский клуб», объединение «Золак», «Белорусское научное общество», Белорусские учительские курсы. В проекте будущего нового германского государства белорусам отводилась балансирующая роль по отношению к значительному польскому населению.
Белорусские крестьяне. Фото: Leo Kann / General Photographic Agency / Getty Images / Fotobank.ru
Налаживая свою систему образования, немцами на оккупированных территориях, согласно плану Ober Ost, был применен принцип «национальных школ», которые комплектовались детьми на основе их родных языков. В областях со смешанным населением это часто представляло проблему, и иногда немецкой администрации приходилось самой решать, какой язык следует признать главным в конкретной области. Согласно учебным планам, немецкий учитель преподавал ученикам национальную историю так, чтобы жители оккупированных земель видели свое прошлое в контексте цивилизаторской миссии германского народа. На уроках подчеркивалось вредное влияние русского правления, разрушения, причиняемые русской артиллерией в ходе обстрелов. Местное население должно было усвоить, что только под руководством «германского начальника» оно сможет улучшить качество своей жизни.
«Ночь апатии и пустоты»
Понимания, однако, авторы и исполнители плана Ober Ost, искренне рассчитывавшие на теплую благодарность, на оккупированных землях так и не нашли и не скрывали своего разочарования. Вейяс Люлевикус приводит воспоминание немецкого чиновника, участника программы Verkehrspolitik (по переселению), который отмечал, что, «после пребывания на Востоке он понял, что восточная культура была не более чем ночью апатии и пустоты».
Историк Робер Коёлль, в свою очередь, отмечает: «Немцы не могли понять, что новые железные дороги (по которым в основном ездили германцы) и школьная система (с германскими учителями) не могут создать прочной связи между прусской аристократичной педантичностью и средневековой крестьянской культурой». По его мнению, немецкая культурная миссия провалилась, поскольку была основана на понятиях власти и контроля, игнорируя традиции и образ жизни местного населения. Причем именно это поражение в немалой степени потом сказалось на поведении тех же немцев уже во время Второй мировой войны. По мнению уже упоминавшегося Вейяса Люлевикуса, главным результатом проекта Ober Ost стал мировоззренческий сдвиг в германском представлении восточных территорий: «Восток стал восприниматься как место огромных пространств, населенных различными расами, которые невозможно изменить, но от которых можно избавиться».
Поделиться
ТЕГИ
поддержать проект
Для поднятия хорошего настроения, вы можете угостить наших редакторов чашечкой кофе
Маленькая чашка кофе
cup
200 ₽
Средняя чашка кофе
cup
300 ₽
Большая чашка кофе
cup
500 ₽
Большая чашка кофе и что-то вкусное
cup
900 ₽
Нажимая на кнопку «Поддержать», я принимаю пользовательское соглашение, политику конфиденциальности и подтверждаю свое гражданство РФ
Кто может поддержать проект?
Поддержать проект могут только граждане России. Поддержка осуществляется только в рублях. В соответствии с требованием закона.
18 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ