Хроника
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Хроника
Хроника

Восстание левых эсеров

2-8 июля: «штрейкбрехеры» и «затягиватели войны»
Елена Коваленко
8 мин
Британский тяжелый танк Mark V (Mk V). Фото: Imperial War Museums
В начале июля в России произошли драматические события, которые могли закончиться свержением большевистской диктатуры, разрывом Брестского мира и возобновлением теперь уже «революционной» войны с немцами: восстание левых эсеров, которое закончилось их поражением. Одновременно серия крупных антибольшевистских восстаний охватила города северного Поволжья. На Западном фронте тем временем американские и британские войска сумели потеснить немцев в районе городка Амель, активно используя в ходе своего наступления артиллерию, танки и авиацию.
Дипломатия и общественная жизнь
2 июля в США в городке Сплит Рок (в 150 км к северу от Миннеаполиса, штат Миннесота) произошел взрыв на заводе боеприпасов. Сдетонировало до трех тонн тротилла, в результате чего погибло более 50 рабочих. Причиной катастрофы стало возгорание в результате перегрева мотора.
2 июля гетман всея Украины Павел Скоропадский утвердил закон о гражданстве Украины: всем его обладателям запрещалось иметь гражданство или подданство другого государства. 8 июля был создан Государственный Сенат Украины по образцу Сената Российской империи.
2 июля Верховный военный совет Антанты принял решение о расширении присутствия войск Антанты на Дальнем Востоке и в Сибири. Президент США Вудро Вильсон обратился с просьбой к Японии о направлении во Владивосток японских солдат в состав 25-тысячного международного контингента, который должен был помочь в эвакуации из России Чехословацкого корпуса. Япония согласилась при условии, что японский контингент получит собственное командование.
3 июля на 74-м году жизни скончался султан Османской империи Мехмед V (правление 1909-1918), ставший после младотурецкой революции первым конституционным монархом в истории Турции. Его преемником стал Мехмед VI (правление 1918-1922), последний турецкий султан.
4 июля в Москве открылся V Всероссийский съезд Советов, в ходе которого произошли важные и драматические события (от принятия Конституции РСФСР до восстания левых эсеров и их окончательного размежевания с большевиками). 5 июля съезд официально одобрил идею применения против противников советской власти «массового террора».
7 июля на I съезде Советов Северного Кавказа в Екатеринодаре (ныне Краснодар) была провозглашена Северо-Кавказская Советская Республика, объединившая три уже существовавшие в регионе советские республики — Кубано-Черноморскую, Ставропольскую и Терскую. Однако, век этой республики оказался недолгим: всего через 40 дней «белые» займут Екатеринодар, а к концу 1918 года всю ее территорию. В декабре 1918 года президиум ВЦИК примет решение о ее упразднении.
Гражданская война в России
3 июля оренбургские казаки, с самого начала не признававшие советскую власть, а с марта начавшие изгонять ее представителей из своих станиц и сел, вступили в город Оренбург. Власть большевиков была ликвидирована во всей Оренбургской губернии.
3 июля грузинские войска после небольшого боя с «красными» захватили города Адлер и Сочи. Продвигаясь вдоль нынешнего российского участка кавказского побережья Черного моря, грузины вскоре оккупируют большую его часть (до Геленджика на севере).
5 июля чехословацкие отряды совместно с русскими противниками большевиков свергли советскую власть в Уфе. 6 июля Антанта объявила международной зоной Владивосток, ранее также занятый солдатами Чехословацкого корпуса. В порту Владивостока на берег высадились американские и вновь японские войска. Но свергать советскую власть в этом городе интервенты пока не стали.
6 июля началось вооруженное восстание левых эсеров против большевиков, ставшее одним из главных событий 1918 года и способствовавшее разрастанию Гражданской войны в России. Вскоре его поддержали и активисты из «Союза защиты Родины и Свободы», созданного в феврале-марте 1918 года Борисом Савинковым: они организовали серию восстаний в городах Верхнего Поволжья.
Левые эсеры вначале были союзниками большевиков по Октябрьскому перевороту, вместе с большевиками они образовали и первое советское правительство (Совет Народных Комиссаров, СНК), их представители вошли в другие органы новой власти, в т.ч. в ВЧК. Но уже после заключения Брестского мира отношения союзных партий начали портиться: левые эсеры сочли условия мира с немцами неприемлемыми, покинули СНК и голосовали против мирного договора на IV Съезде Советов в марте. Некоторое время Брестский договор поддерживала лишь одна из лидеров левых эсеров, Мария Спиридонова, но вскоре и она изменила свои взгляды.
Латышские стрелки и делегаты V Съезда Советов перед зданием Большого театра
Латышские стрелки и делегаты V Съезда Советов перед зданием Большого театра. Фото: wikipedia.org
Главной претензией левых эсеров к большевикам в дальнейшем свелись к растущей бюрократизации и огосударствлению всех сторон жизни. Они критиковали установившуюся практику «продразверстки» в деревне, создание комитетов бедноты, перехватывавших власть у сельских советов (где доминировали эсеры). При этом левые эсеры еще продолжали работать в  аппарате наркоматов, разных комитетах, комиссиях, советах, служили в ВЧК и Красной Армии.
С 1 по 3 июля в Москве прошел III съезд партии левых эсеров, принявший резолюцию с критикой большевиков: «Повышенная централизация, увенчивающая систему бюрократических органов диктатурой, применение реквизиционных отрядов, действующих вне контроля и руководства местных Советов, культивирование комитетов бедноты — все эти меры создают поход на Советы крестьянских депутатов, дезорганизуют рабочие Советы, вносят путаницу классовых отношений  в деревне». Также съезд постановил «разорвать революционным способом гибельный для русской и мировой революции Брестский договор».
4 июля в Москве открылся V Съезд Советов, на котором делегаты от левых эсеров (30,3% всех делегатов) продолжили критику своих вчерашних союзников. Мария Спиридонова назвала большевиков «предателями революции». Другой лидер, Борис Камков, потребовал «вымести из деревни продотряды и комбеды». На голосование был поставлен вопрос о денонсации Брестского мира и возобновлении войны с Германией. Когда это предложение не прошло, делегаты левых эсеров до 6 июля покинули съезд.
6 июля левые эсеры перешли к террору: двое членов партии, служивших в ВЧК (Яков Блюмкин и Николай Андреев), явились в немецкое посольство и вначале пытались взорвать, а потом застрелили там немецкого посла Вильгельма фон Мирбаха. Мария Спиридонова, узнав об этом, приехала на Съезд Советов и сообщила делегатам что «русский народ свободен от Мирбаха». Председатель ВЧК, Феликс Дзержинский в свою очередь прибыл в штаб левоэсеровского отряда комиссии, располагавшегося в Большом Трехсвятительском переулке, и требовал выдать Блюмкина и Андреева, но обнаружил там весь центральный комитет партии левых эсеров. Дзержинский вел себя крайне нервно: выламывал двери, когда ему отказывались открыть комнаты, угрожал собравшимся расстрелом. В итоге сам был арестован левоэсеровскими чекистами и остался у них в качестве заложника. Вскоре эсеры захватили почтамт и центральный телеграф, начали рассылать свои воззвания, в которых объявили власть большевиков низложенной, требовали не исполнять приказы Владимира Ленина и Якова Свердлова, а также сообщали об убийстве немецкого посла. В одном из воззваний говорилось: «Властвующая часть большевиков, испугавшись возможных последствий, как и до сих пор, исполняют приказы германских палачей. Вперед, работницы, рабочие и красноармейцы, на защиту трудового народа, против всех палачей, против всех шпионов и провокационного империализма». Управляющий делами СНК и фактический секретарь Владимира Ленина, Владимир Бонч-Бруевич позднее рассказывал, что Ленин в первые минуты левоэсеровского восстания «подумал, что взбунтовалась вся ВЧК и даже не побледнел, а побелел».
В учреждениях и на улицах Москвы эсеры действительно захватили 27 крупных большевистских функционеров, а красноармейцы московского гарнизона в ответ частично также перешли на сторону эсеров, но в основном заявили о своем нейтралитете, подобно гарнизону Петрограда в дни Октябрьского переворота 1917 года. Единственными частями, сохранившими верность большевикам, остались латышские стрелки и «большевистская» часть ВЧК во главе с заместителем председателя ВЧК, латышом Яковом Петерсом.
Ленин отдал приказ Петерсу арестовать всех делегатов Съезда от левых эсеров, а Троцкий приказал другому заместителю председателя ВЧК Мартыну Лацису арестовать всех левых эсеров, служащих в ВЧК, и объявить их заложниками. Но левые эсеры сами заняли главное здание ВЧК и арестовали Лациса. Казалось, что восстание уже закончилось победой и оставалось только взять Кремль, арестовать Ленина и других большевистских вождей. Но тут восставшие повели себя неожиданно вяло, несмотря на перевес в силах (к вечеру 6 июля у них было около 1900 бойцов, 4 броневика и 8 орудий против 700 бойцов, 4 броневиков и 12 орудий у большевиков). Не было предпринято даже попытки штурма Кремля. Тем временем большевикам удалось стянуть в Москву еще 3300 латышских стрелков, расквартированных в ближайших пригородах.
7 июля с раннего утра латыши, вооруженные пулеметами, орудиями и броневиками, начали наступление на левых эсеров. При штурме штаба в Большом Трехсвятительском переулке применялась даже артиллерия, несмотря на то, что в здании находились не только левоэсеровские чекисты, но и их заложники. 450 делегатов Съезда Советов — левых эсеров и левые эсеры-чекисты были арестованы. Уже на следующий день 13 сотрудников ВЧК, включая еще одного бывшего заместителя Дзержинского, левого эсера Вячеслава Александровича, были расстреляны, но с большинством левых эсеров большевики поступили относительно мягко, опасаясь их фанатизма и волнений по всей стране. Так, Мария Спиридонова была приговорена лишь к году тюрьмы, а многим видным левым эсерам удалось вырваться из-под ареста и бежать из Москвы. В регионах России было арестовано только 600 левых эсеров, при этом серьезные столкновения с большевиками наблюдались лишь в Петрограде, где при штурме левоэсеровского штаба погибло 10 человек. А на самом низовом уровне левоэсеровские и даже меньшевистские представители, не особо афишируя, хотя и не скрывая свои взгляды, продолжали работать в советах вплоть до начала 1920-х годов.
Подавление восстания левых эсеров привело к трагическим для России последствиям — окончательному установлению однопартийного авторитарного режима (часто переходящего в тоталитарную диктатуру) на 73 года, при этом ни одна из целей левых эсеров (даже расторжение Брестского мира и возобновление войны с Германией) достигнута не была: немцы после принесенных уже 6 июля Лениным извинений «простили» советской России убийство своего посла.
6 июля началось и восстание в Ярославле, которое оказалось успешнее московского. Его возглавил полковник Александр Перхуров, активист подпольного «Союза защиты Родины и Свободы» эсера Бориса Савинкова. Восстание в Ярославле готовилось долго: до этого в городе несколько месяцев формировалось антибольшевистское подполье из числа бывших членов Союза офицеров, Союза фронтовиков и Союза георгиевских кавалеров. К началу восстания в городе удалось легально расквартировать до 300 офицеров, которые по легенде приехали переоформляться на службу в Красную армию.
В ночь на 6 июля восставшие (вначале — всего 105 человек) во главе с Перхуровым напали на крупный склад оружия и захватили его. Отряд милиционеров, направленный по сигналу о происшествии, тоже перешел на сторону восставших (а утром — вся городская милиция во главе с губернским комиссаром). При продвижении в город на сторону восставших перешел автоброневой дивизион (2 броневика и 5 крупнокалиберных пулеметов), а другой полк заявил о нейтралитете. На стороне «красных» остался лишь небольшой т.н. «Особый коммунистический отряд», который после короткого боя сложил оружие. Восставшие заняли все административные здания, почту, телеграф, радиостанцию и казначейство. Комиссар Ярославского военного округа Давид Закгейм и председатель исполкома городского совета Семен Нахимсон были захвачены на квартирах и в тот же день убиты. 200 других большевиков и советских работников были арестованы и заточены в трюм «баржи смерти», стоявшей посреди Волги (от духоты в трюме, отсутствия еды и питья, антисанитарии пленники начали массово умирать с первых же дней, но при попытках покинуть баржу в них стреляли). Перхуров провозгласил себя главнокомандующим Ярославской губернии и командующим войсками так называемой «Северной добровольческой армии», в ряды которой записалось около шести тысяч человек. Пожалуй, впервые это были в значительном количестве не только бывшие офицеры российской армии, юнкера и студенты, но и солдаты, местные рабочие и крестьяне, успевшие хлебнуть лиха за восемь месяцев большевистской власти. 8 июля в Ярославле была восстановлена деятельность городского самоуправления по законам Временного правительства 1917 года.
8 июля сторонники «Союза защиты Родины и Свободы» предприняли неудачную попытку восстания еще в одном городе северного Поволжья — Рыбинске (на севере нынешней Ярославской области). Несмотря на то, что здесь руководство восстанием осуществляли лично Борис Савинков и Александр Дикгоф-Деренталь, им не удалось захватить даже части города и через несколько часов упорного боя с красноармейцами уцелевшим пришлось бежать.
Также 8 июля «Союз защиты Родины и Свободы» поднял антибольшевистское восстание в Муроме (город на востоке нынешней Владимирской области). Поздним вечером восставшие напали на местный военкомат и захватили оружие. К ночи под контролем восставших были все основные административные здания города, хотя их было не более 50 человек.
Борис Свинков (в центре).
Борис Свинков (в центре). Фото: РИА Новости
Бои Гражданской войны продолжались и на Дону. 4 июля, вновь разбив красных, солдаты и офицеры Добровольческой армии добровольцы овладели Песчанокопским (на юге нынешней Ростовской области), вместе с красноармейцами Песчанокопское и соседнее село Белая Глина  (занято 6 июля) покинули большая часть местных жителей, опасавшихся мести «белых» (ранее, еще во время «Ледяного похода» жители сел по решению своих сельских сходов убили оставленных у них раненых Добровольческой армии). В ходе боев за Белую Глину «белые» потеряли около 400 человек, в основном из числа элитных «офицерских» полков. Полковник Михаил Жебрак-Русанович, попавший в плен к «красным» раненым, был ими подвергнут зверским пыткам и сожжен заживо. Было взято в плен около 5 тысяч «красных». Часть пленных, из тех, что были насильно мобилизованы коммунистами, вступили в Добровольческую армию, а большинство по приказу Деникина было отпущено по домам. При этом полковник Михаил Дроздовский до приказа Деникина успел расстрелять несколько сотен красноармейцев, виновных, по его мнению, в мученической смерти Жебрак-Русановича.
8 июля Добровольческая армия вступила в пределы Кубанской области. Была взята станица Новопокровская и станция Ея (на северо-востоке нынешнего Краснодарского края). Другой отряд «белых» наступал к югу от Ростова и 5 июля нанес поражение «красным» у Кагаль­ницкой, потеряв убитыми около 80 человек.
Западный фронт
4 июля произошла битва при Амеле (Хамеле) (в 10 км к востоку от Амьена на севере Франции), в ходе которой австралийские и американские войска нанесли поражение немцам. Амель имел стратегическое значение для обеих сторон, так как контроль за окрестностями небольшого городка позволял развивать наступление дальше и создать угрозу окружения крупных группировок как союзников по Антанте, так и немцев. В ходе боев союзники по Антанте активно применяли авиацию, танки новейшей модификации Mk V (впоследствии они до 1930 года состояли на вооружении даже в советской Красной армии) и артиллерийский огонь из 630 орудий (атакующие шли непосредственно за огневым валом, и часть солдат погибла от собственного же огня). Но потери американцев и австралийцев (1400 погибших) были ниже немецких (2000 погибших, 1600 пленных). В ходе боев за Амель боеприпасы и медикаменты для раненых американских и австралийских солдат доставлялись с помощью самолетов: сбрасывались им на парашютах. Немецкие солдаты были деморализованы увиденным. Военный историк, генерал Андрей Зайончковский, писал: «Дивизиям резерва, храбро, но разрозненно шедшим в контратаку, отступившие германцы местами кричали «штрейкбрехеры» и «затягиватели войны».
Амель был отбит у немцев, но этот успех союзники по Антанте еще долго не могли превратить в стратегический: спустя некоторое время немцы предприняли очередные (правда, уже последние) успешные попытки наступления.
Салоникский фронт
8 июля болгарские войска предприняли успешную атаку в районе села Маково (на юге нынешней Македонии) и сумели захватить часть британских окопов первой линии.
Война на море
В период со 2 по 8 июля немецкие подводные лодки затопили 37 судов.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
8 мин