Хроника
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Хроника
Хроника

Турецкая катастрофа в Палестине

17-23 сентября: «Белые» объединились в Уфимскую Директорию
Елена Коваленко
6 мин
Николай Авксентьев. Фото: «1-й Совет рабочих депутатов гор. Петербурга в 1905 году» (Альбом). Л.,1925 г.
Вслед за разворачивающейся в узких горных проходах Македонии катастрофой болгарской армии, вторая половина сентября принесла катастрофу и армии Османской империи. Ловким маневром британцам и их союзникам удалось окружить и рассеять основные турецкие части в Палестине. Перед Антантой теперь открывались пути в Ливан и Сирию, далее на просторы Малой Азии. В России тем временем основным противникам большевиков удалось договориться о консенсусе на совещании в Уфе, образовать первое единое правительство — Уфимскую Директорию.
Дипломатия и общественная жизнь
22 сентября германский кайзер Вильгельм II признал независимость так называемого «Балтийского герцогства», провозглашенного на оккупированных землях Латвии и Эстонии. Герцогство было создано на базе ранее восстановленного местными остзейскими немцами  Курляндского герцогства. Государственным языком этого нового государственного образования стал немецкий, столицей — Рига, формой правления — монархия. Предполагалось, что формальным герцогом станет немецкий аристократ Адольф Фридрих Мекленбург-Шверинский, но фактически эти территории вольются в состав Германской империи. Пока же герцогством «управлял» Регентский совет (4 немца, 3 эстонца и 3 латыша), хотя на деле его полномочия были чистой декорацией, сохранялась власть германских оккупационных властей.
23 сентября завершилось проходившее две недели Государственное совещание в Уфе (оно же Уфимское государственное совещание, Уфимское совещание) — съезд представителей всех антибольшевистских правительств, возникших в 1918 году в регионах страны, оппозиционных большевикам политических партий, казачьих войск и местных самоуправлений. Собравшимся удалось договориться об отказе от суверенитета региональных антибольшевистских образований, но было объявлено о неизбежности широкой автономии регионов, обусловленной как многонациональностью России, так и экономико-географическими особенностями регионов. Предписывалось воссоздать единую, сильную и боеспособную российскую армию, отделенную от политики.
Уфимское совещание  в качестве неотложных задач по восстановлению государственного единства и независимости России назвало борьбу с советской властью, воссоединение с отторгнутыми от России областями, непризнание Брестского мира и всех прочих международных договоров большевиков, продолжение войны против германской коалиции на стороне Антанты.
До нового созыва Всероссийского Учредительного Собрания единственным носителем власти на всем пространстве России объявлялось Временное Всероссийское Правительство (оно же Уфимская Директория) как преемник свергнутого большевиками в 1917 году Временного правительства.
Председателем правительства был избран эсер Николай Авксентьев. Помимо него четырьмя другими членами Директории стали московский кадет, бывший городской голова Николай Астров, генерал Василий Болдырев, председатель Сибирского правительства Петр Вологодский, председатель архангельского правительства Северной области Николай Чайковский. Но реально обязанности Астрова и Чайковского исполняли их заместители — кадет Владимир Виноградов и эсер Владимир Зензинов.
Не все «белые», прежде всего костяк офицерского корпуса их армий, были довольны итогами Уфимского совещания. Сформированная «леволиберальная» Директория казалась им слабой, повторением «керенщины», которая пала под натиском большевиков.
20 сентября по решению эсеро-меньшевистского правительства Закаспийской области в пустыне Каракумы между телеграфными столбами № 118 и № 119 (запад современного Туркменистана) были расстреляны 26 бакинских комиссаров, бежавших из занятого турками Баку. Большинство расстрелянных были лидерами Бакинской коммуны — большевистского правительства Баку в апреле-июле 1918 года.
Палестинский фронт
19 сентября британцы начали самую блестящую операцию на Ближнем Востоке в ходе войны, которая в короткие сроки приведет к капитуляции еще одну союзницу Германии — Османскую империю. Ее часто называют Битвой при Меггидо или «Армагеддонской битвой» (согласно Библии, именно в долине Меггидо произойдет в конце времен финальная битва сил добра и зла — Армагеддон — РП). Но правильнее говорить, что это была целая серия военных операций, охвативших всю северную Палестину и прилегающие районы (Палестинская операция).
Турецкие пленные, захваченные во время битвы при Меггидо. Сентябрь 1918 года
Турецкие пленные, захваченные во время битвы при Меггидо. Сентябрь 1918 года. Фото: Imperial War Museums
Британский командующий на Палестинском фронте, генерал Эдмунд Алленби, разработал план прорыва в глубокие тылы турок вдоль Средиземного моря. Далее предполагалось перерезать турецкие коммуникации и пути отступления. Но долгие месяцы он не мог его осуществить из-за недостаточности сил: лишь к осени в Палестину прибыли крупные подкрепления, а на правый фланг подтянулись и восставшие против турок арабы Аравийского полуострова. Была применена и военная хитрость: на востоке Палестины, в долине реки Иордан, британцы соорудили бутафорский «военный лагерь» с 15 тысячами лошадиных чучел, чтобы турки думали, что основной удар будет здесь, а не в приморской полосе. Также сюда перебрасывали демонстративно, днем, пешим шагом и с максимумом шума, пехоту (а ночью тайно вывозили ее назад на грузовиках в приморский район).
19 сентября британские и индийские пехотные дивизии атаковали турецкие позиции в районе Шарона (северный пригород современного Тель-Авива) и прорвали на фронте 13 километров в ширину все оборонительные линии, окружив два турецких корпуса в прилегающих горах. Индийские и австралийские части захватили узлы связи в глубине османской обороны, а британские самолеты бомбардировками парализовали работу штаба турецких войск, что разрушило управление войсками. Одновременно другая успешная атака британцев прошла в 20 километрах к востоку, в районе Наблуса — город был захвачен уже к 20 сентября. Атакующие со стороны моря и со стороны Наблуса соединились в 20 километрах к северу, в районе Мегиддо, замкнув кольцо окружения. В окружающих городах произошла серия небольших сражений с пытавшимися прорваться из окружения деморализованными турками: под  Назаретом (город на севере нынешнего Израиля), который был занят британцами 21 сентября, вблизи городков Дженин и Афула. Развивая продвижение на север, 23 сентября британцы заняли Хайфу (крупнейший портовый город на севере нынешнего Израиля), а затем и лежащую в 10 километрах к северу Акру.
В это же время арабские союзники британцев еще с 17 сентября атаковали важный транспортный узел в Деръа (на юге нынешней Сирии), через который шло снабжение турецких армий, и взорвали все железнодорожные пути. А 21 сентября британские части начали наносить удар и в долине реки Иордан в направлении Аммана. Турецкий фронт был разрушен по всей его протяженности, недобитые остатки турецких войск спешно отступали на восток, пытаясь рассеяться по пустыне.
Британский военный историк Нейл Грант писал: «В ходе самой битвы не было яростных стычек: победа была достигнута превосходством стратегии, плюс преобладанием в численности солдат и вооружения, а также благодаря стремительной подвижности сравнительно легковооруженных частей. <...> Алленби также обладал полным контролем в воздухе, осуществляя его столь эффективно, что турецкие самолеты вовсе не могли подняться с земли, а успешные бомбардировки телеграфных и телефонных центров нарушили турецкие линии связи. Когда кавалерия прорвалась к Назарету где был турецкий генеральный штаб, командующие сами еле унесли ноги».
Сам Эдмунд Алленби писал: «Я проходил мимо госпиталя и сказал раненым, что они сделали самое главное в войне — полностью разгромили две армии за 36 часов! 7-й и 8-й турецкой армии в настоящее время не существует, а это были лучшие войска в Турецкой империи».
Салоникский фронт
19 сентября войска Антанты (сербы и французы), развивая прорыв на центральном участке фронта под Добро Поле, форсировали реку Черна (ныне Црна на юге Македонии). Одна из противостоявших им болгарских армий оказалась отрезанной от основной массы войск и спешно отступала к Прилепу (в 35 километрах к северу от нынешней границы Македонии и Греции). 21 сентября войска Антанты вступили в стратегически важное село Криволак в долине Вардара (в 40 километрах к северу от границы с Грецией). Здесь пересекалось несколько крупных дорог, по которым шло снабжение болгарских войск.
17-19 сентября британские, французские и греческие части, создав большой перевес в численности, атаковали болгар и на восточном участке фронта в районе озера Дойран (на юго-востоке современной Македонии), но здесь болгарам под командованием генерала Владимира Вазова удалось стойко удерживать оборону. Прорыв, как таковой, под Дойраном не состоялся: союзники потеряли убитыми, ранеными и пленными до 10 тысяч человек. Но вскоре болгарам все равно пришлось отступать и из под Дойрана, чтобы не попасть в окружение.
К 22 сентября болгарские армии были деморализованы настолько, что начали отступление уже по всему фронту, бросая обозы, а англичане формировали кавалерийские бригады для их преследования и дальнейшего наступления, чтобы занять всю Македонию. Огромное количество болгарских солдат скопилось в узком горном проходе Костурино, соединяющем южную Македонию с территорией Болгарии. Здесь их атаковала британская авиация, терроризируя постоянными бомбардировками. Отступление болгар превратилось в паническое бегство.
Западный фронт
18 сентября произошло сражение при Эпеи (на севере Франции, в 50 километрах к востоку от Амьена), где англичане, французы и австралийцы вновь «пробивали» считавшуюся неприступной немецкую оборонительную «линию Гинденбурга». Наступление при Эпеи носило локальный характер и союзники по Антанте не стянули сюда не только танки, но даже большое количество боезапаса к 1500 артиллерийским «стволам», и потому артподготовка была непродолжительной. Но оно оказалось на удивление успешным: на участке фронта длиной в 20 километров удалось продвинуться вглубь сильно укрепленных немецких позиций местами до 3,5 километров. Это свидетельствовало о сильной «вымотанности» немцев: на участке фронта в районе Эпеи у них было вдвое меньше и войск, и пулеметов, и артиллерии. Около 12000 немецких солдат и офицеров попали в плен к французам, также было захвачено 100 немецких артиллерийских орудий.
Но проблемы были и у Антанты: в битве при Эпеи впервые около 120 австралийских солдат отказались исполнять команды и идти в атаку.
Гражданская война в России
17 сентября «красная» Таманская армия вышла в район станицы Курганная (на востоке нынешнего Краснодарского края), где соединилась с основными силами «красных» на Кавказе. Это существенно изменило в пользу «красных» баланс сил в районе Армавира (на востоке нынешнего Краснодарского края), который уже в течение недели пытались отбить отряды «белой» Добровольческой армии. Но «белым» 19 сентября все же удалось вновь овладеть Армавиром, 20 сентября Майкопом (столица нынешней Адыгеи) и обстрелять шедшие на помощь «красным» подкрепления. Всю середину сентября тяжелые бои шли и за Невинномысск (на юго-западе нынешнего Ставропольского края), которым «белым» окончательно удалось овладеть к 21 сентября.
18 сентября подошедший из под Казани к окрестностям Симбирска (ныне Ульяновск) на левом берегу Волги отряд Народной армии Комуч под командованием Владимира Каппеля отбросил «красных», развивавших здесь наступление в сторону Самары. Каппель даже делал попытку форсировать Волгу и отбить Симбирск, но был отброшен к его пригороду Чердаклы.
Война на море
В период с 17 по 23 сентября немецкие подводные лодки потопили 36 судов, 9 из которых были совсем крошечными (водоизмещением от 5 до 103 тонн) греческими пару
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
6 мин