Хроника
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Хроника
Хроника

«Таких мирных договоров мы не будем признавать»

19-25 марта: последнее генеральное наступление Германии
Елена Коваленко
7 мин
Германские танки A7V на Западном фронте. 1918 год. Фото: Imperial War Museums
Во второй половине марта 1918 года после почти 3-месячного затишья вновь «полыхнул» Западный фронт. Германия, получив возможность собрать силы благодаря выходу из войны России, перешла в последнее генеральное наступление на севере Франции. Угроза падения Парижа, как полагало немецкое командование, заставит противника согласиться на приемлемые условия мира. Правительства стран Антанты, между тем, о компромиссах не помышляли, и в эти же дни решительно осудили позорный «Брестский мир», заключенный большевиками с Центральными державами.
Дипломатия и общественная жизнь
19 марта в Лондоне состоялось совещание премьер-министров и министров иностранных дел стран Антанты, по итогам которого была принята специальная декларация с осуждением сепаратного мира, заключенного между большевиками и Центральными державами в Брест-Литовске. В ней говорилось: «Премьер-министры и министры иностранных дел стран Согласия, собравшиеся в Лондоне, считают своей непременной обязанностью констатировать то политическое преступление, которое под именем германского мира было совершено против русского народа. Россия была безоружна. <…> Результатом было то, что последовавшее тем временем перемирие не успело еще истечь, как германское командование, хотя и обязанное не изменять расположения своих войск, перебросило их массами на Западный фронт, а Россия была так слаба, что она даже не посмела поднять протест против этого вопиющего нарушения данного Германией слова. То, что последовало, когда «германский мир» превратился в действительность, имело такой же характер. Оказалось, что [этот мир] содержит в себе вторжение в русскую территорию, разрушение или захват всех оборонительных средств России и такую организацию русской земли, которая выгодна Германии. Эти методы не отличаются от понятия «аннексия», хотя само это слово тщательно избегалось. <…> Таких мирных договоров, как эти, мы не будем и не можем признавать». 22 марта бывший военный министр Временного правительства Александр Верховский оставил полную горести запись в своем дневнике о событиях тех дней: «Великая скорбь посетила родную землю. Обессиленная, лежит Россия перед наглым, торжествующим врагом, и все равно, интеллигенция и рабочие, буржуазия и крестьянство, все классы, все партии России несут муку и позор поражения. Все лозунги провозглашены, все программы перепробованы, все партии были у власти, а страна все-таки разбита, унижена безмерно, отрезана от моря, поделена на части, и каждый, в ком бьется русское сердце, страдает без меры».
19 марта Совет народных комиссаров (СНК) из-за нехватки опытных военных кадров принял решение о привлечении в Красную Армию так называемых «военспецов» (военных специалистов, бывших царских офицеров).
19 марта на организованном большевиками 2-м Всеукраинском съезде советов в Екатеринославе (ныне Днепропетровск) было принято решение о вхождении Донецко-Криворожской республики (созданной 12 февраля на областном съезде Советов рабочих депутатов Донецкого и Криворожского бассейнов в Харькове) и других советских образований на территории Украины (в первую очередь Одесской Советской Республике, к этому времени уже оккупированной немецко-австрийскими войсками) в состав Советской Украины.  Также съезд постановил, что ради создания единого фронта против наступающих германцев необходимо образовать из местных красногвардейцев и остатков старой царской армии пять армий Советской Украины. Фактически по своей численности (3-3,5 тыс. человек) это были бригады с ограниченными возможностями. Им предписывалось по возможности задерживать наступавших немцев, помогать в эвакуации ценностей, хлеба, угля и военного имущества.
Михаил Дроздовский. Фото: Дроздовский и дроздовцы. М.: НП «Посев», 2006
Михаил Дроздовский. Фото: Дроздовский и дроздовцы. М.: НП «Посев», 2006
23 марта в Ростове-на-Дону была провозглашена Донская советская республика, которая просуществовала всего чуть более месяца. Вскоре она пала под ударами вернувшихся с румынского фронта отрядов бывшей русской армии под командованием полковника Михаила Дроздовского (так называемые «дроздовцы»), шедших на соединение с Добровольческой армией генерала Корнилова.
25 марта в оккупированном немцами Минске третьей Уставной грамотой Рады Всебелорусского конгресса была окончательно провозглашена независимость Белорусской Народной Республики (БНР). Границами нового государства провозглашались границы всей «этнической территории белорусов», в которую в те годы включали, например, и район Вильно (современный Вильнюс, столица Литвы), часть современной Черниговской области Украины и большую часть Смоленской губернии. Однако как государство БНР сформироваться не успело, не сумев взять под контроль не только все заявленные территории, но даже не создав полноценных органов власти.  
Западный фронт
21 марта в 4.30 утра около 4000 германских орудий начали массированный артобстрел британских позиций на 70-километровом участке между французскими городами Реймс и Камбре. После 5-часового обстрела в 9.30 утра в атаку пошла пехота трех немецких армий — 2-й, 17-й и 18-й. Так началось так называемое Весеннее наступление 1918 года — последняя попытка Германии переломить ход войны. Замысел немецкого командования был прост: расчленить союзную группировку войск, «скинуть в море» британские войска, а французские отбросить к Парижу. В таких условиях Франция, как ранее Россия, по расчетам немцев, могла бы пойти на заключение почетного для немцев сепаратного мира.
Подготовку к генеральному наступлению на Западном фронте немецкий генштаб начал ее в конце 1917 года, сразу после заключения с большевиками первого перемирия, что позволило начать переброску войск с Восточного фронта. Генерал Эрих фон Людендорф, занимавший тогда пост замначальника генштаба, так объяснял это решение: «Стало очевидным, что удержать фронт на Западе, уповая только на оборонительные действия, в условиях применения Антантой колоссального количества технических средств, было невозможно. Длительное пребывание в окопах в ожидании нападения противника тяжело отражалось на психическом самочувствии солдат. Они уже не демонстрировали прежней стойкости под ударами вражеской артиллерии, с содроганием думали о предстоящих оборонительных боях и тосковали по маневренной войне, в которой, сражаясь в Румынии, Восточной Галиции, Италии и у Камбре, продемонстрировали великолепную выучку и доказали свое превосходство над врагом».
Кроме того, к началу 1918 года очень удачно для Германии складывалась и геополитическая ситуация, поскольку Западный фронт оставался для нее, по сути, единственной серьезной военной проблемой на суше (если не брать в расчет полное превосходство стран Антанты на море, что дало им возможность установить жесткую морскую блокаду Германии, и как следствие — катастрофическое положение внутри страны со снабжением продуктами, товарами первой необходимости и стратегическими материалами). На других основных театрах военных действий Центральным державам, за исключением Османской империи, удалось добиться решающих успехов — Россия пала под ударами внутренних потрясений, Италия после разгрома при Капоретто осенью 1917 года могла думать только об обороне, на Балканах Болгария более года твердо удерживала фронт против войск Антанты в районе греческих Салоник. В такой ситуации, как полагали в руководстве Германии, исход войны мог решить один мощный удар по армиям Антанты в северной Франции.
Германскому командованию удалось скрытно осуществить переброску к участку прорыва огромной массы войск, причем, не только с Восточного фронта, но и из Италии. Общая численность немецких армий на всем Западном фронте благодаря этому была увеличена на треть.
20 марта артиллерийские и минометные батареи немцев заняли позиции на передовой. Чтобы всем хватило места, их пришлось расположить в три ряда — позади окопов, на линии укреплений и чуть впереди. Пехотные части были размещены тесными рядами на передовой и замаскированы от воздушного наблюдения противника. Британские и французские летчики действительно не заметили активности немцев ни на передовых позициях, ни на прифронтовых дорогах.
Всего для проведения операции, получившей кодовое обозначение «Михаэль», германским командованием на 70-километровом фронте было сосредоточено 62 пехотные дивизии, около 6000 орудий, более 50 танков и около 1000 самолётов. Противостояли им 3-я и 5-я британские армии, в состав которых входили 32 пехотные и 3 кавалерийские дивизии, более 200 танков, 3000 орудий и 500 самолётов. Таким образом, по живой силе и большинству видов вооружений германцам удалось добиться двукратного превосходства над союзниками. Генерал Людендорф с гордостью вспоминал: «Противник до последнего момента оставался в полном неведении, иначе он бы принял более действенные оборонительные меры и подтянул бы резервы поближе к передовой».
Продолжавшаяся почти 5 часов артподготовка буквально опустошила первую линию обороны британцев, но частям 17-й армии к вечеру удалось захватить лишь ее, поскольку из-за ошибок разведки не были «подавлены» британские батареи второго эшелона. 2-я армия захватила первый и второй рубежи обороны, и лишь 18-я армия преодолела все британские позиции, выйдя на оперативный простор. На следующий день 17-я армия возобновила наступление, но роковое промедление поломало весь стратегический замысел германского генштаба. Британцы успели отвести основные силы и избежали окружения в районе города Камбре. Военный историк, генерал Андрей Зайончковский писал: «В дальнейшем развитие германского прорыва продолжалось в том же духе — медленно на правом фланге и быстро на левом, т. е. вместо нанесения главного удара южнее Арраса и развития дальнейших действий к морю, он стихийно переносился к югу на фронт 18-й армии. Именно к этому участку легче всего могли быть брошены французские резервы, и действительно, уже к концу 22 марта против наступающей 18-й армии начали действовать французские дивизии. Такой ход операции в корне менял стратегические предположения Людендорфа прижать англичан к морю. Ему приходилось усиливать 18-ю армию вместо 17-й и считаться с широкой помощью французов англичанам».
Германский танк A7V "Wotan" на Западном фронте. 1918 год. Фото: Imperial War Museums
Германский танк A7V "Wotan" на Западном фронте. 1918 год. Фото: Imperial War Museums
Тем не менее, «тактический» успех наступления впечатлил самих немцев: к 25 марта британский фронт откатился на 40 км, германцы вышли за пределы разрушенной прифронтовой полосы и захватили городки Нель, Бапом, Комбль (в 30 километрах к востоку от Амьена). Историк Бэзил Лиддел Гарт так описал события тех дней: «В эти недели Германия была отчаянно близка к тому, чтобы вернуть потерянный ею блестящий шанс на победу, который она упустила в начале сентября 1914 года». В этот же день 21 марта в районе города Сен-Кентен (в 45 километрах к востоку от Амьена) немцы впервые применили в бою свои собственные танки. Это была тяжелая машина (под названием A7V) довольно нелепого вида, похожая на поставленный на гусеницы железнодорожный вагон. Первые немецкие танки обладали массой недостатков — они имели большую высоту (более 3 м) и малую скорость, представляя хорошую цель для артиллерии, также отличались очень низкой проходимостью и устойчивостью. Тем не менее, они произвели на английских солдат не менее устрашающее впечатление, чем танки самих англичан в свое время — на немцев, и укрепили боевой дух своей пехоты.
Палестинский фронт
21 марта английские части начали наступление на Амман, нынешнюю столицу Иордании (расположен в 50 км к востоку от Иерусалима). 23 марта британцам удалось переправиться на левый берег реки Иордан (нынешняя пограничная река между Израилем и Иорданией) и закрепиться на небольших плацдармах.
Гражданская война в Финляндии
25 марта части правительственный финских войск и шведских добровольцев заняли пригороды Тампере — ключевого пункта обороны «красных», занимавших южную часть страны. В городе разгорелись ожесточенные бои, которые в итоге и решили исход гражданской войны в Финляндии.
Гражданская война в России
19 марта из Новой Бухары (ныне город Каган в 10 км от Бухары) в сторону Самарканда (и далее в Ташкент) начал отход отряд большевика, председателя Совнаркома Туркестанского края Федора Колесова, пытавшегося ранее свергнуть бывшего царского вассала, эмира Бухары Саида Алим-хана. Последнему удалось стянуть подкрепления и нарушить железнодорожное и телеграфное сообщение с Ташкентом, что не позволило Колесову вызвать подмогу. Вместе с отрядом большевиков, основу которого составляли солдаты местного гарнизона и красногвардейцы, также отступали отряды младобухарцев (известны также как джадидисты) — участников буржуазно-демократического национального движения, также выступавших против эмира, и значительная часть местных русских жителей, опасавшихся расправ после нападения большевиков на Бухару.
Отряды эмира, в свою очередь, провели серию налетов на поселки вдоль железной дороги, связывавшей Бухару и Ташкент, действительно вырезая всех не мусульман. В Бухаре также была устроена резня младобухарцев (к ним подчас причисляли всю местную интеллигенцию), жертвами которой стали более 1500 человек.
Отступив под наседающими отрядами эмира до поселка Кызылтепа (в 30 км к северо-востоку от Бухары), Колесов отправил к Амин-хану парламентеров с просьбой прекратить боевые действия с обещанием покинуть его владения. Эмир согласился при условии, что большевики выдадут ему лидеров младобухарцев. Однако 20 марта ситуация вновь изменилась — к Кызылтепе подошли высланные ранее из Ташкента подкрепления «красных», получивших все же известие о неудачах Колесова. Опасаясь новой, уже более масштабной атаки большевиков, Амин-хан подписал с представителями туркестанского Совнаркома мирный договор, пообещав сократить свою армию до 12 000 человек, и принять в Бухаре постоянного советского представителя. Также за большевиками сохранялось право использовать проходящую через владения эмира железную дорогу в сторону Каспийского моря, что впоследствии сыграло важную роль в противостоянии «красных» с возникшим летом на территории нынешнего Туркменистана эсеро-меньшевистским правительством Закаспийской области и пришедшими ему на помощь британцами.
 «Русская планета»
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
7 мин