Хроника
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Хроника
Русская планета
Хроника

Резня в Баку

26 марта — 1 апреля: Ледяной поход «белой» гвардии
Елена Коваленко
21 марта, 2015 10:30
7 мин
Солдаты Добровольческой армии. 1918 год. Фото: РИА Новости
Конец марта 1918 года принес миру целую череду великих исторических потрясений. На Западном фронте провалилось генеральное наступление германской армии, ставшее последней попыткой Центральных держав переломить ход войны. На юге России, на Кубани части «белой» Добровольческой армии совершили ставший сразу же знаменитым «Ледяной поход» — долгий пеший рейд в тяжелейших условиях, в постоянных боях с «красными». В Баку произошли кровавые столкновения на религиозной и национальной почве, которые теперь в Азербайджане признаны одной из крупнейших национальных трагедий.
Дипломатия и общественная жизнь
26 марта в Пензе представители Совета народных комиссаров (СНК) в лице наркома по делам национальностей Иосифа Сталина, Чехословацкого национального совета в России и чехословацкого корпуса подписали соглашение, по которому большевики пообещали оказать содействие в переброске чешских частей во Владивосток, откуда они могли бы морем эвакуироваться в продолжающую воевать Францию. В обмен чехи передавали советскому правительству большую часть оружия, оставляя лишь необходимое для охраны военных эшелонов. Отправка эшелонов с бойцами Чехословацкого корпуса шла крайне медленно — первый эшелон, вышедший из Пензы 27 марта, добрался до Владивостока лишь через месяц. Последующие эшелоны растянулись по всему Транссибу. Чехословацкий корпус был сформирован в 1917 году на основе частей, укомплектованных чехами и словаками (как из числа военнопленных, так и бежавших из Австро-Венгрии) и воевавших в составе русской армии. Его бойцы не поддержали большевистский переворот в России, и по результатам многосторонних переговоров было принято решение о вхождении корпуса в состав французской армии.
27 марта Сфатул-цэрий (совет края) Бессарабии, к тому времени уже оккупированной румынскими войсками, проголосовал за присоединение к Румынии.
Западный фронт
26 марта германское командование дало новые указания войскам, задействованным в масштабном наступлении на севере Франции. Изначально они должны были наступать мощным кулаком в юго-западном направлении на участке между городами Реймс и Камбре и разрезать войска союзников, сбросив англичан в море, а французские части прижав к Парижу. Однако германским армиям не удалось до конца сломить сопротивление противника, и они выбились из графика движения. В связи с этим 2-й немецкой армии было приказано развивать наступление на запад и захватить Амьен, 17-я армия должна была наступать на юг в направлении Компьена (в 50 км к северу от Парижа). Таким образом, направления дальнейшего наступления должны были расходиться «веером» — напрямую к морю и в сторону Парижа. Военный историк, генерал Андрей Зайончковский писал: «Германцы, продвинувшись своим центром и левым крылом еще на 15 км, достигли позиций, занимавшихся ими до отхода в 1917 году, и совершенно растрепали 5-ю английскую армию. Англичане стали отходить на северо-запад к морю, а французы на юго-запад, имея задачей прикрыть Париж. Казалось, германцы достигали своей цели». Но уже через несколько дней план «забуксовал», поскольку французам удавалось перебрасывать подкрепления и боеприпасы на фронт быстрее и в больших объемах, чем немцам, а германский генштаб самонадеянно посчитал британские части полностью разгромленными, что было отнюдь не так.
Эрих Фридрих Вильгельм Людендорф. Фото: Deutsches Bundesarchiv
Эрих Фридрих Вильгельм Людендорф. Фото: Deutsches Bundesarchiv
Французы героически сдерживали германский прорыв, целые дивизии вступали в бой буквально «с колес» — из железнодорожных вагонов и грузовиков. 26 марта немцы еще смогли продвинуться на 15 км и захватить городок Руа (в 40 км к юго-востоку от Амьена). На следующий день ими был захвачен Мондидье (в 10 км от Руа), здесь немцам удался еще один прорыв шириной в 15 км, который разъединил две французские армии. Но эта победа оказалась уже «пирровой». Андрей Зайончковский писал: «Германцы не знали о размерах своего успеха, не имели конницы, их пехота устала, артиллерия запоздала, снабжение расстроилось, и потому не могли его использовать».
28 марта немцы, пытаясь отвлечь резервы союзников, ударили севернее места прорыва, в районе Арраса (в 20 км к югу от Лилля). Но, несмотря на мощную артподготовку, атака успеха не принесла. В направлении Амьена немцам удалось продвинуться еще на 8-10 км, но на этом их наступление на британские позиции остановилось, и к 30 марта борьба вновь приняла позиционный характер. Замначальника германского генштаба генерал Эрих фон Людендорф был вынужден признать: «Неприятельское сопротивление оказалось выше уровня наших сил. Переход к сражению на истощение был недопустим, ибо таковое противоречило нашему стратегическому и тактическому положению».
Немалую роль в провале германского наступления сыграл и психологический фактор, а именно шок полуголодных германских солдат от увиденного ими в британском тылу. Сохранилась дневниковая запись воевавшего на западном фронте германского поэта и новеллиста Рудольфа Биндинга от 27 марта: «Теперь мы уже в тыловых английских районах, <…> стране, где молочные реки текут среди кисельных берегов. Изумительный народ англичане: они хотят иметь все лучшее, что только есть на свете. Наших парней трудно стало отличить от английских солдат. Каждый напялил на себя по крайней мере кожаную куртку, а то и непромокаемое пальто, английские ботинки или какую-либо другую чудесную вещь. Коней закармливают овсом и великолепными жмыхами. <…> Не вызывает никакого сомнения, что наша армия проявляет определенный интерес к мародерству».
Ситуация со снабжением продовольствием и предметами первой необходимости к этому времени в Германии была почти катастрофической. Чтобы как-то успокоить население и солдат, германская пропаганда убеждала их, что бытовые условия британцев и французов ничуть не лучше. Столкновение с реальностью привело многих германских солдат к депрессии. 28 марта Биндинг записал в дневнике: «Сегодня наступление нашей пехоты внезапно остановилось близ Альбера. Никто не мог понять, в чем дело. Наши войска не доносили ни о каком противнике между Альбером и Амьеном. Дорога наша казалась совсем свободной. Я бросился в автомобиль, получив приказ узнать, в чем дело и почему наступление впереди приостановилось. Наша дивизия только что была брошена в наступление и не могла еще устать. Войска были абсолютно свежими.
Как только я подъехал ближе к городу, взорам моим открылось изумительное зрелище. Странные фигуры, мало напоминавшие солдат и, конечно, мало думавшие о наступлении, брели из города. Кто гнал корову, <…> кто под одной мышкой нес курицу, а под другой — коробку с почтовой бумагой. Люди с бутылками вина под мышкой и откупоренной в руках. <…> Люди, ползущие чуть ли не на карачках. <…> Когда я попал в город, улицы были залиты вином. <…> Англичане все делают из каучука или из меди, а это были материалы, в которых больше всего германцы нуждались и которых дольше всего не видели. <…> Безумие, безрассудство и недисциплинированность германских войск доказывались и другими фактами. Любую бесполезную им безделушку, диковинку или мелочь они хватают и набивают ими свой ранец. Все, что полезно, но что они уже не в силах унести с собой, они уничтожают».
Палестинский фронт
К 27 марта британские войска подошли к окраинам Аммана (нынешняя столица Иордании), но взять его с ходу не удалось. Оборону там держала крупная турецкая группировка численностью до 30 000 человек, включая германских офицеров, регулярно получавшая подкрепления по железной дороге. В итоге 2 апреля британцам пришлось отступить к стенам взятого ранее Иерихона.
Месопотамский фронт
26 марта британские колониальные части, укомплектованные выходцами из Индии, атаковали турецкие укрепления в районе городка Хан Багдади (в 100 км к северо-западу от Багдада) на реке Евфрат. Англичане применили бронемашины, что внесло панику в ряды турок. Около 5000 турецких солдат были взяты в плен.
Лавр Корнилов. Фото: The New York Public Library
Лавр Корнилов. Фото: The New York Public Library
Гражданская война в России
28 марта части «белой» Добровольческой армии генерала Корнилова, отступавшие под натиском «красных» из Ростова-на-Дону на юг, с боем заняли станицу Ново-Дмитриевскую (25 км к юго-западу от нынешнего Краснодара, тогда именовавшегося Екатеринодаром — РП), ознаменовав завершение знаменитого «Ледяного похода», известного также как 1-й Кубанский. Именно события этих дней и дали ему название. Генерал Антон Деникин в воспоминаниях писал: «15 марта (по старому стилю, многие белогвардейцы долго не признавали переход на новое летоисчисление — РП) — Ледяной поход — слава Маркова и Офицерского полка, гордость Добровольческой армии и одно из наиболее ярких воспоминаний каждого первопоходника о минувших днях — не то были, не то сказки. <…> Всю ночь накануне лил дождь, не прекратившийся и утром. Армия шла по сплошным пространствам воды и жидкой грязи — по дорогам и без дорог — заплывших, и пропадавших в густом тумане, стлавшемся над землею. Холодная вода пропитывала насквозь все платье, текла острыми, пронизывающими струйками за воротник. Люди шли медленно, вздрагивая от холода и тяжело волоча ноги в разбухших, налитых водою, сапогах. К полудню пошли густые хлопья липкого снега, и подул ветер. Застилает глаза, нос, уши, захватывает дыхание, и лицо колет, словно острыми иглами. <…> Между тем, погода вновь переменилась: неожиданно грянул мороз, ветер усилился, началась снежная пурга. Люди и лошади быстро обросли ледяной корой; казалось, все промерзло до самых костей; покоробившаяся, будто деревянная одежда сковала тело; трудно повернуть голову, трудно поднять ногу в стремя».
30 марта в Баку начались вооруженные столкновения между армянами и азербайджанцами, на следующий день вылившиеся в кровавое побоище. 31 марта до сих пор отмечается в Азербайджане как «день геноцида азербайджанцев». Причиной столкновений стали грубые просчеты в сложных межнациональных отношениях старых и новых властей, помноженные на многовековую вражду. Бакинский совет, возникший еще осенью 1917 года (он же — знаменитые «Бакинские комиссары»), был представлен в основном большевиками и эсерами, среди которых преобладали армяне. Азербайджанские же национал-демократы и, тем более, гастарбайтеры из Персии, работавшие на бакинских нефтяных промыслах (в Баку и окрестностях города их насчитывалось до 70 тысяч) советскую власть не признавали, и потому совет мало учитывал интересы мусульманского населения.
К 26 марта Бакинский совет распространил свою власть почти на все районы вдоль побережья Каспийского моря от Порт-Петровска (ныне Махачкала) до Ленкорани близ границы с Персией, что настроило против него мусульманское население. Поводом же для столкновений стали похороны Мохаммеда Тагиева, офицера «Дикой дивизии» (кавалерийской части бывшей царской армии, сформированной из добровольцев-мусульман), сына азербайджанского миллионера Гаджи Зейналабдина Тагиева. По армянской версии, он в Ленкорани покончил жизнь самоубийством, по азербайджанской — был убит во время стычки с войсками Бакинского совета. Его тело было перевезено на корабле в Баку, погребение было назначено на 27 марта. Американский историк Майкл Смит, изучавший мартовские события 1918 года в Баку, писал, что похороны стали для Баку «самыми важными и памятными похоронами за много лет», так как Гаджи Тагиев не пожалел денег, чтобы почтить память сына.
Мусульманские кварталы города были погружены в траур. Бакинский Совет, напуганный скоплением мусульман на улицах, распорядился разоружить группу «почетного караула» тела Мохаммада Тагиева (50 солдат и офицеров Бакинского мусульманского национального комитета). Азербайджанцы долго отказывались, в ответ власти не разрешали их кораблю выйти в море. Наконец, 30 марта азербайджанцы согласились сдать оружие, но это, наоборот, еще больше обострило ситуацию, поскольку местные мусульмане восприняли это как оскорбление памяти уважаемого человека и очередную попытку оставить их беззащитными перед «проармянской» властью. Ситуацию осложнял и тот факт, что на фоне турецкого наступления на бывшие русские владения англичане через Персию начали поставки оружия армянским отрядам, воевавшим раньше в русской армии — в Баку скопилось 8000 солдат-армян, вернувшихся с Кавказского фронта, которые и составляли ударный «костяк» Бакинского совета.
Офицеры Дикой дивизии. Фото: Иллюстрированное приложение к газете «Новое Время», № 13894
Офицеры Дикой дивизии. Фото: Иллюстрированное приложение к газете «Новое Время», № 13894
Был брошен клич к вооруженному выступлению против власти совета, на улицах города начали возводиться баррикады. В Баку из разных районов Азербайджана и южных районов Дагестана на помощь восставшим подошли другие отряды «Дикой дивизии» общей численностью более 1000 солдат и офицеров.
31 марта в городе разгорелись ожесточенные бои между отрядами «Дикой дивизии» и Бакинского совета. У большевиков, причем, был не только численный перевес — на их стороне выступили также матросы Каспийской флотилии, которые поддержали «красных» корабельной артиллерией. На этом фоне в городе и окрестностях начались массовые расправы над мирным населением.
Масштабы и подробности той трагедии до сих пор являются предметом исторических исследований. Как такового расследования ЧП не проводилось, а пришедшие позже к власти большевики замалчивали и фальсифицировали изложение тех событий (причем, в разное время — в виде разных версий), представляя произошедшее как контрреволюционный мятеж. По разным оценкам, в эти дни в Баку погибло от 5000 до 12 0000 человек.
1 апреля на домах в азербайджанских кварталах были вывешены белые флаги. Руководство Бакинского совета, закрепившего свою власть над городом, согласилось на перемирие, предусматривавшее сдачу азербайджанцами оружия, но убийства и погромы мусульман продолжались еще несколько дней, распространились на город Губа (на севере Азербайджана). Прекратились погромы только после вмешательства тех же моряков Каспийской флотилии, которые, поняв чем обернулись действия Бакинского совета, пригрозили выйти из его подчинения.
1 апреля в Таганроге большевиками был арестован, подвергнут пыткам и расстрелян генерал Павел Ренненкампф, живший в доме жены под чужим именем. Причиной мести большевиков генералу, чье имя «гремело» в 1914 году во время сражений в Восточной Пруссии, стало якобы его активное участие в подавлении революции 1905 года. Существует версия, что большевики предлагали Ренненкампфу «искупить вину», пойдя на службу в Красную армию «военным специалистом», но он ответил отказом. В Таганрогском краеведческом музее до сих пор хранится коллекция предметов искусства Китая, собранная генералом.
Гражданская война в Финляндии
28 марта финские правительственные войска начали генеральный штурм главной цитадели «красных» — города Тампере (в юго-западной части Финляндии). В историю Финляндии этот день вошел как «кровавый страстной четверг». Ко 2 апреля правительственные части взяли Тампере под контроль.
 «Русская планета»
темы
7 мин