Хроника
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Хроника
Хроника

Революция свершилась

6—12 ноября: кровавый финал Битвы при Пашендейле
Елена Коваленко
12 мин
Британский солдат на руинах деревни Пашендейль. Фото: Imperial War Museums
Вторая неделя ноября 1917 года во многом определила дальнейший ход истории в XX веке. В эти дни в Петрограде произошло событие, которое одни назовут Октябрьским переворотом, другие — Великой Октябрьской социалистической революцией (по действовавшему тогда в России «старому стилю» летоисчисления был не ноябрь, а еще октябрь. — РП). Очередная попытка большевиков перехватить власть у Временного правительства, наконец, увенчалась успехом. Тем временем, на фронтах Великой войны продолжались ожесточенные сражения — на западе Бельгии союзники упорно теснили германцев, итальянская армия продолжала отступать под ударами немцев и австрийцев, в Палестине британцы двинулись на Иерусалим.
Дипломатия и общественная жизнь
6 ноября началась открытая вооруженная борьба между Военно-революционным комитетом (ВРК), который контролировали большевики и левые эсеры, и Временным правительством. Временное правительство издало распоряжение об аресте тиража большевистской газеты «Рабочий путь» (очередное новое название ранее закрытой «Правды»), печатавшегося в типографии «Труд». Туда направились милиционеры и юнкера и начали арестовывать тираж. Узнав об этом, руководители ВРК, созданного формально для защиты Петрограда от немцев и новых «корниловцев», связались с отрядами Красной гвардии и комитетами воинских частей. «Петроградскому Совету грозит прямая опасность, — говорилось в обращении ВРК, — ночью контрреволюционные заговорщики пытались вызвать из окрестностей юнкеров и ударные батальоны в Петроград. Газеты «Солдат» и «Рабочий путь» закрыты. Настоящим предписывается привести полк в боевую готовность. Ждите дальнейших распоряжений. Всякое промедление и замешательство будет рассматриваться как измена революции».
По приказу ВРК, рота подконтрольных ему солдат прибыла к типографии «Труд» и вытеснила юнкеров. Печать «Рабочего пути» была возобновлена.
6 ноября Временное правительство также решило усилить собственную охрану, но для защиты Зимнего дворца в течение суток удалось привлечь лишь около 100 инвалидов войны из числа георгиевских кавалеров (многие, включая командира отряда, на протезах), юнкеров-артиллеристов и роту ударного женского батальона. К этому времени уже состоялось заседание ЦК РСДРП(б), на котором было принято решение о начале вооруженного выступления.
Керенский, в свою очередь, отправился за поддержкой на проходившее в тот же день заседание Временного совета Российской республики (он же — Предпарламент, совещательный орган при Временном правительстве, созданный ранее на Демократическом совещании 3 октября взамен распущенной Государственной думы. — РП), попросив его о поддержке. Но Предпарламент отказался предоставить Керенскому чрезвычайные полномочия для подавления начинающегося восстания, приняв резолюцию с критикой действий Временного правительства.
ВРК тогда обратился с воззванием «К населению Петрограда», в котором говорилось, что Петросовет взял на себя «охрану революционного порядка от покушений контрреволюционных погромщиков».
Временное правительство, в свою очередь, распорядилось развести мосты через Неву, чтобы отрезать красногвардейцев в северной половине города от Зимнего дворца. Но посланным исполнять приказ юнкерам удалось развести только не самый важный Николаевский мост (на Васильевский остров) и некоторое время удерживать Дворцовый (рядом с Зимним дворцом), а уже на Литейном мосту их встретили и разоружили красногвардейцы. Также поздним вечером отряды красногвардейцев начали брать под контроль вокзалы (последний, Варшавский, был занят к 8 утра 7 ноября).
Около полуночи лидер большевиков Владимир Ленин покинул конспиративную квартиру и прибыл в Смольный. Несмотря на численный перевес красногвардейцев, Ленин опасался быть случайно узнанным по дороге кем-нибудь из сторонников Временного правительства и изменил внешность, сбрив бороду и усы.
7 ноября в 2 часа ночи отряд вооруженных солдат и матросов от имени ВРК занял телеграф и Петроградское телеграфное агентство. Тут же в Кронштадт и Гельсингфорс (Хельсинки) были направлены телеграммы с требованием подтянуть к Петрограду боевые корабли с отрядами матросов. Отряды красногвардейцев, тем временем, занимали все новые узловые точки города и к утру контролировали типографию газеты «Биржевые Ведомости», гостиницу «Астория», электростанцию и телефонную станцию. Охранявшие их юнкера были разоружены. В 09:30 отряд матросов занял Госбанк. Вскоре в управление милиции поступило сообщение о том, что Зимний дворец изолирован, а его телефонная сеть отключена. Попытка небольшого отряда юнкеров во главе с комиссаром Временного правительства Владимиром Станкевичем отбить телефонную станцию закончилась неудачей, а вызванные Керенским в Петроград курсанты школы прапорщиков (около 2000 штыков) из предместий столицы добраться не смогли, так как Балтийский вокзал уже был занят силами ВРК. Крейсер «Аврора» подошел к Николаевскому мосту, сам мост был отбит у юнкеров и вновь сведен.
Бронепалубный крейсер «Аврора». Фото: Архив фотографий кораблей русского и советского ВМФ.
Бронепалубный крейсер «Аврора». Фото: Архив фотографий кораблей русского и советского ВМФ.
Керенский в ночь на 7 ноября перемещался между штабом Петроградского военного округа, откуда пытался подтянуть новые, верные правительству части, и Зимним дворцом, где шло заседание Временного правительства. Командующий военным округом Георгий Полковников зачитал Керенскому доклад, в котором оценил положение как «критическое» и проинформировал, что «в распоряжении правительства нет никаких войск». Тогда Керенский сместил Полковникова с должности за нерешительность и лично обратился с воззванием к 1-му, 4-му и 14-му казачьему полкам принять участие в защите «революционной демократии». Но большинство бойцов не вышли из казарм, и к Зимнему дворцу прибыли лишь около 200 казаков.
Уже ранним утром на транспортных судах в город начали прибывать матросы из Кронштадта, которые высадились на Васильевском острове. Их прикрывал крейсер «Аврора», линкор «Заря Свободы» и два миноносца.
К 11 часам утра 7 ноября Керенский на автомобиле в сопровождении нескольких офицеров выехал из Петрограда в Псков, где располагался штаб Северного фронта. Позднее большевики распространили легенду, будто Керенский бежал из Зимнего дворца, переодевшись в женское платье, что было полной выдумкой. Исполнять обязанности главы правительства Керенский оставил министра торговли и промышленности Александра Коновалова.
День 7 ноября ушел у восставших на штурм Предпарламента, заседавшего в Мариинском дворце неподалеку от уже занятой «Астории». К полудню здание было оцеплено революционными солдатами, а с 12:30 они начали заходить и внутрь, требуя от делегатов разойтись. Видный политик, министр иностранных дел в первом составе Временного правительства Павел Милюков позднее так писал о бесславном конце этого органа: «Никакой попытки оставить группу членов, чтобы реагировать на события, не было сделано. В этом сказалось общее сознание бессилия этого эфемерного учреждения и невозможность для него, после принятой накануне резолюции, предпринимать какие бы то ни было совместные действия».
Штурм собственно Зимнего дворца начался около девяти часов вечера с холостого выстрела из Петропавловской крепости и последовавшего затем также холостого выстрела с крейсера «Аврора». Отряды революционных матросов и красногвардейцев проникли в Зимний дворец со стороны Эрмитажа. К двум часам ночи Временное правительство капитулировало и было арестовано, защищавшие дворец юнкера, женщины и инвалиды сложили оружие.
Восстание совпало по времени со II Всероссийским съездом Советов, который открылся 7 ноября в 22:40 в здании Смольного института. Депутаты из числа правых эсеров, узнав о начавшемся перевороте, в знак протеста покинули съезд. Но своим уходом они не смогли нарушить кворум, а левые эсеры, часть меньшевиков и анархистов и делегаты от национальных групп поддержали действия большевиков.
Революция в Петрограде. Рытье могилы возле Зимнего дворца для тех, кто погиб в уличных боях. Фото: Imperial War Museums
Революция в Петрограде. Рытье могилы возле Зимнего дворца для тех, кто погиб в уличных боях. Фото: Imperial War Museums
Фраза лидера большевиков Владимира Ленина — «Революция, о необходимости которой так долго говорили большевики, свершилась!» — вызвала на съезде овацию. Опираясь на победившее восстание, Съезд воззванием «Рабочим, солдатам и крестьянам!» провозгласил переход власти к Советам.
Победившие большевики немедленно приступили к законотворческой деятельности. Первыми законами стали так называемый «Декрет о мире» (призыв ко всем воюющим странам и народам немедленно приступить к переговорам о заключении всеобщего мира без аннексий и контрибуций, не получивший положительного отклика ни от одной из воевавших стран), и «Декрет о земле», согласно которому помещичья земля подлежала конфискации и передаче для обработки крестьянам, но при этом все земли, леса, воды и недра национализировались. Эти декреты были утверждены съездом Советов 8 ноября.
Уже 8 ноября постановлением ВРК также были закрыты первые «контрреволюционные и буржуазные» газеты — «Биржевые ведомости», кадетская «Речь», меньшевистский «День» и некоторые другие. В «Декрете о печати», опубликованном 9 ноября, говорилось что закрытию подлежат лишь органы прессы, «призывающие к открытому сопротивлению или неповиновению Рабочему и Крестьянскому правительству», и «сеющие смуту путем явно клеветнического извращения фактов». Указывалось на временный характер закрытия газет до нормализации обстановки (такая «нормализация» наступит лишь более чем через 70 лет).
10 ноября была образована новая, так называемая «рабочая» милиция.
Съезд Советов также сформировал первое так называемое «рабоче-крестьянское правительство» (Совет Народных комиссаров) во главе с Владимиром Лениным из одних большевиков (позднее к ним присоединилось несколько левых эсеров). Высшим органом Советской власти стал Всероссийский Центральный исполнительный комитет (ВЦИК) во главе с председателем Львом Каменевым (через две недели его сменит Яков Свердлов).
11 ноября Совет Народных Комиссаров принял еще один декрет — о 8-часовом рабочем дне, который готовился еще при Временном правительстве, и положение «О рабочем контроле», который вводился на всех предприятиях, имевших наемных рабочих (владельцы предприятий были обязаны исполнять требования «органов рабочего контроля»).
Абрам Гоц. Фото: forum.aroundspb.ru
Абрам Гоц. Фото: forum.aroundspb.ru
Попытки свержения захвативших власть большевиков последовали с первых же дней. Уже в ночь на 8 ноября правые социалисты из Петроградской городской думы и Предпарламента в противовес Военно-революционному комитету Троцкого создали свой  Комитет спасения Родины и революции во главе с правым эсером Абрамом Гоцем. Он распространял антибольшевистские листовки, призывал к саботажу работников госучреждений. Также антибольшевистский комитет поддерживал вооруженное сопротивление большевикам в Москве и попытку Керенского отбить Петроград.
11 ноября Комитет спасения Родины и революции поднял первое антибольшевистское восстание в самом Петрограде, центром которого стал Михайловский замок (там размещались юнкера Николаевского инженерного училища). Смещенный с поста главкома военного округа Георгий Полковников объявил себя командующим «войсками спасения». Он запретил своим приказом всем военным частям округа исполнять приказы ВРК. На какое-то время военным удалось отбить телефонную станцию и отключить от связи Смольный, арестовать часть комиссаров ВРК и начать разоружение красногвардейцев. Но без поддержки извне они были обречены, и через два дня большевики подавили это восстание, хотя стычки были кровопролитными (большевики даже применяли артиллерию, с обеих сторон погибло около 200 человек).
Сам Керенский в первые дни после переворота находился в Пскове, где уговаривал казачьи части под командованием генерала Петра Краснова начать поход на Петроград. Казаки откликнулись на просьбу неохотно, так как считали себя «корниловцами» и помнили, как Керенский совсем недавно подавил Корниловский мятеж. Лишь вечером 8 ноября казачьи части в количестве около 700 человек, расквартированные к югу от Пскова, загрузились в вагоны и отбыли в направлении Петрограда. Причем, в самом Пскове эшелоны с ними пытались задержать пробольшевистски настроенные солдаты. Петр Краснов позднее вспоминал: «Слабого состава сотни, по 70 человек. <…> Меньше полка нормального штата. А если нам придется спешиться, откинуть одну треть на коноводов — останется боевой силы всего 466 человек — две роты военного времени! Командующий армией и две роты! Мне смешно… Игра в солдатики! Как она соблазнительна с ее пышными титулами и фразами».
9 ноября казаки высадились в Гатчине (40 км к югу от Петрограда), соединившись там с еще двумя сотнями верных Временному правительству солдат, прибывших из Новгорода. В Гатчине находилось до 1,5 тысячи «красных» солдат, но при виде высаживающихся из вагонов казаков у них сложились преувеличенные представления об их численности, и они в страхе начали сдавать оружие. Казаки не знали, как им охранять такое количество пленных, чем их кормить и попросту распустили по домам. Но силы Краснова по-прежнему исчислялись несколькими сотнями бойцов. Позднее он вспоминал: «Идти с этими силами на Царское Село, где гарнизон насчитывал 16 000, и далее на Петроград, где было около 200 000, — никакая тактика не позволяла; это было бы не безумство храбрых, а просто глупость».
10 ноября к вечеру после небольшой перестрелки войска Краснова все же заняли Царское село (ныне город Пушкин, 20 км от Санкт-Петербурга), при этом «красные» солдаты были либо разоружены, либо отступили. Но далее, несмотря на благоприятную ситуацию (антибольшевистское восстание в Петрограде), Краснов уже не мог наступать и дал войскам отдых. Большевики, тем временем, сами выдвинули отряды красногвардейцев к Царскому Селу, а на случай прорыва в Петроград Ленин распорядился ввести в Неву корабли Балтийского флота.
Два российских солдата на подножке автомобиля. Петроград. Фото: Imperial War Museums
Два российских солдата на подножке автомобиля. Петроград. Фото: Imperial War Museums
11 ноября Ленин и Троцкий побывали на Путиловском заводе, где осмотрели орудия и бронепоезд, подготовленные для борьбы с войсками Керенского-Краснова. Затем Троцкий отбыл на Пулковские высоты, где руководил строительством баррикад и окопов. Защищать их должны были около 12 тысяч бойцов.
12 ноября с утра войска Краснова при поддержке артиллерии и бронепоезда все-таки начали наступление в районе Пулкова. Революционные войска выдержали натиск, а затем сами перешли в контратаку. Казаки при этом потеряли только трех человек, в то время как среди «красных» потери достигали 400 человек, но они продолжали «давить массой». К вечеру у казаков начали заканчиваться боеприпасы, обещанные Керенским подкрепления все не подходили, и Краснов приказал отступить в Гатчину.
События в Москве развивались еще более драматично. 7 ноября после известий об успехе восстания в Петрограде московские большевики создали свой Боевой центр, отправив патрули к почтамту и агитаторов в казармы 56-го пехотного полка — с приказом занять Кремль, банки и другие важные объекты, но солдаты его исполнять не торопились.
Вечером 7 ноября на заседании Мосгордумы, в которой большинство составляли эсеры, было решено поддержать Временное правительство и образовать Комитет общественной безопасности (КОБ), который возглавили председатель думы, правый эсер Вадим Руднев и командующий Московского военного округа Константин Рябцев. КОБ поддержали московские юнкера и расквартированные в городе казаки.
Большевики, в свою очередь, образовали также Московский военно-революционный комитет (МВРК), который потребовал от расквартированных в городе войск исполнять только его распоряжения. В ночь на 8 ноября солдаты, перешедшие на сторону МВРК, ворвались в типографии и не позволили печатать никаких газет, кроме «Известий» и «Социал-Демократа». Одновременно комендант московского Кремля по требованию МВРК начал раздавать рабочим оружие из арсеналов.
9 ноября в здании Александровского военного училища (в районе нынешней Арбатской площади) собралось около 300 офицеров и юнкеров, которые составили ядро сопротивления большевикам. Примкнувший к ним отряд студентов-добровольцев назвал себя «Белой гвардией» (в противовес «Красной гвардии»), что считается датой рождения этого термина. В 18:00, узнав о продвижении войск Красного и Керенского на Петроград, Константин Рябцев объявил в Москве военное положение и выдвинул МВРК ультиматум — сдать Кремль, разоружить мятежные части и самораспуститься. В тот же день юнкера успешно атаковали отряд «красных» солдат — 45 человек из 150 были убиты или ранены. Вечером осмелевшие «белые» заняли всю западную часть Москвы вплоть до Дорогомилово, отбили почтамт, телеграф и телефонную станцию.
10 ноября юнкера вошли в Кремль и начали разоружать находившихся там «красных». Вначале все шло мирно, но потом солдаты и рабочие, увидев, что юнкеров совсем немного, попытались на них напасть, и в ответ был открыт огонь из пулемета. В результате были убиты, по разным данным, от 40 до 300 человек. МВРК объявил всеобщую забастовку и начал стягивать к центру отряды рабочих и солдат.
Малый Николаевский дворец в Кремле, поврежденный артиллерийским огнём. Фото: avaxnews.net
Малый Николаевский дворец в Кремле, поврежденный артиллерийским огнём. Фото: avaxnews.net
11 ноября московские улицы перегородили баррикады и начались ожесточенные бои. К концу дня «красным» удалось отбить Тверскую улицу и часть Охотного Ряда, Крымскую площадь, Таганскую площадь, почтамт, Курский и Александровский (ныне Белорусский) вокзалы. Большевики активно применяли артиллерию, что привело к разрушению множества зданий — от гостиницы «Метрополь» до храмов Кремля, который обстреливался с высот Воробьевых гор и Швивой горки (сейчас там стоит высотное здание на Котельнической набережной), из района Бабьегородской плотины (сейчас там расположен Дом Художника). При «перелетах» и «недолетах» снарядов было разрушено много домов, погибли десятки мирных жителей. В середине дня было заключено перемирие (обе стороны надеялись выиграть время и дождаться подхода дополнительных сил), но к 12 ноября часть «белых» (три кадетских корпуса и Алексеевское военное училище в Лефортово) сдались на милость МВРК, хотя юнкера продолжали удерживать Кремль.
Борьба с большевиками развернулась и в провинции, прежде всего, в казачьих областях. Уже 7 ноября Донской войсковой атаман Алексей Каледин выступил с обращением, объявив захват власти в Петрограде преступным, и заявил, что впредь до восстановления законной власти Войсковое правительство принимает на себя всю власть в Донской области. 8 ноября Каледина поддержали кубанский атаман Александр Филимонов, терский атаман Михаил Караулов и оренбургский атаман Александр Дутов. До 13 ноября продолжались бои между «красными» солдатами и казаками в Пскове.
10 ноября начался вооруженный мятеж большевиков в Ташкенте, который к 14 ноября завершился установлением советской власти в городе.
Западный фронт
6 ноября канадские и британские части провели последнюю атаку на деревню Пашендейль (фламандский вариант Пассендале) в окрестностях города Ипр на западе Бельгии. Всего за 3 часа им удалось занять оставшиеся от нее руины. 10 ноября канадцы отбили у немцев и господствующую высоту чуть к северу от деревни. На этом наступательная операция союзников, продолжавшаяся с июля, и вошедшая в историю как Битва при Пашендейле, была звершена. При этом союзникам так и не удалось достичь главной цели — захвата побережья Бельгии, что лишило бы германские подводные лодки баз снабжения.
Битва при Пашендейле стала не только одним из самых кровопролитных сражений Первой мировой войны (союзники за 4 месяца потеряли убитыми, ранеными и пленными 509 тысяч человек, немцы — более 348 тысяч), но и символом тягот и страданий войны. В те дни почти все время шли проливные дожди, превращавшие поле боя при постоянных артобстрелах в непролазную трясину, в которой гибли многие солдаты.
Итальянский фронт
Итальянская армия уже вторую неделю продолжала беспорядочное отступление под натиском германских и австрийских дивизий, нанесших ей 24 октября сокрушительный удар в районе города Капоретто (ныне Кобарид на северо-западе Словении у границы с Италией. — РП). Сначала итальянцы пытались удержать оборону по рубежу Тальяменто, но уже через день из-за нового прорыва фронта были вынуждены продолжить отступление на запад — теперь уже за реку Пьяве, которая протекает всего в 20 км восточнее Венеции. К 9 ноября последние сохранившие боеспособность итальянские части переправились через Пьяве.
Австрийцам и немцам к этому моменту удалось продвинуться на 70—110 километров, захватив значительную часть плодородных долин, считающихся «житницей» всей Италии. И тут, помимо прибывших на Итальянский фронт подкреплений из Франции, наступление давно голодавших немцев и австрийцев затормозил «генерал Изобилие». Британский историк Лиддел Гарт писал: «Желание наесться взяло верх над желанием развить успех энергичным преследованием. Внезапные спазмы желудка усилили спазмы наступления. Здесь знаменательно, что даже германский начальник дивизии, генерал Лескюи больше мог восторгаться захватом кур, которых пришлось по 2-3 штуки на каждого из бойцов дивизии, чем захватом значительного числа пленных; обладание несколькими свиньями он расценивал как «верх человеческого блаженства!»
Разбитый обоз во время отступления итальянской армии после битвы при Капоретто. Фото: Imperial War Museums
Разбитый обоз во время отступления итальянской армии после битвы при Капоретто. Фото: Imperial War Museums
Лишь 11 ноября немцы и австрийцы возобновили попытки продолжения наступления, но их остановили контратаки итальянцев и французов.
На фоне катастрофы под Капортетто и последовавшего отступления неожиданно заболел и 8 ноября был вынужден уйти в отставку итальянский главнокомандующий Луиджи Кадорна. Управление итальянской армией вместо него принял генерал Армандо Диаз.
Палестинский фронт
6—7 ноября британские и новозеландские части провели серию успешных операций против турок в районе города Беэр-Шева (на юге нынешнего Израиля. — РП). В результате турецкие войска потеряли ранее хорошо укрепленные позиции к северу и востоку от города и в спешке были вынуждены взорвать склады с боеприпасами. Британцы же продолжили движение к Иерусалиму в обход Газы — порта на юге Палестины на Средиземном море. 7 ноября, опасаясь окружения, турки оставили и Газу, которую до этого успешно обороняли почти год. Уже на следующий день передовые британские части атаковали турок в районе Вади-эль-Хеси, заставив их отступать до самой Яффы (часть нынешнего Тель-Авива).
Война на море
В период с 6 по 12 ноября немецкие подводные лодки затопили 26 судов стран Антанты и нейтральных государств.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
12 мин