Хроника
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Хроника
Хроника

«Мы не пойдем в атаку!»

8-14 мая: начались бунты во французской армии
Елена Коваленко
5 мин
Казнь под Верденом во время мятежей во Французской армии в 1917 году. Фото: Национальная библиотека Франции
Середина мая 1917 года выдалась тяжелой для всех союзников по Антанте. На Западном фронте провалом и огромными потерями завершилось масштабное наступление англичан и французов, в связи с чем во французской армии начались солдатские бунты. В России завершился первый после революции серьезный правительственный кризис, по итогам которого подали в отставку два ключевых министра.
Дипломатия и общественная жизнь
9 мая Временное правительство России объявило о полной ликвидации цензуры печати, хотя на самом деле это была лишь констатация факта, свершившегося уже в первые дни революции.
12 мая сложил с себя полномочия Александр Гучков, занимавший во Временном правительстве пост военного и морского министра. Он обратился к главе правительства князю Георгию Львову с письмом, фактически признав невозможность противостоять анархии и разложению армии: «В виду тех условий, в которые поставлена правительственная власть в стране, в частности, власть военного и морского министра в отношении армии и флота, — условий, которых я не в силах изменить, и которые грозят роковыми последствиями обороне, свободе и самому бытию России, — я по совести не могу далее нести обязанностей военного и морского министра, и разделять ответственность за тот тяжкий грех, который творится в отношении родины».
14 мая вслед за Гучковым пост министра иностранных дел под давлением социалистов потерял и лидер партии конституционных демократов (кадетов) Павел Милюков. Ему предлагали перейти на менее значимый пост министра народного просвещения, но Милюков ответил отказом, сконцентрировавшись на руководстве своей партией. Отставки Гучкова и Милюкова завершили так называемый «Апрельский кризис» (события происходили в мае, но страна тогда жила еще по старому стилю — РП), к которому привели разногласия между Временным правительством и Петросоветом относительно участия России в войне и первая попытка захвата власти большевиками.
14 мая в Москве в «доме Асадуллаева» (богатого азербайджанского нефтепромышленника Ага Шамси Асадуллаева, завещавшего после смерти в 1913 году свой московский особняк мусульманской общине) в Малом Татарском переулке открылся I Всероссийский мусульманский съезд. На него съехалось около 900 делегатов, представлявших все мусульманские регионы бывшей Российской империи. 446 голосами против 271 съезд высказался за поддержку демократии и республиканской формы правления в стране на национально-федеративных территориальных началах (или в форме культурной автономии для рассеянных народов). Делегаты-мусульмане высказались за более широкое применение языков своих этносов, но ни один народ пока еще не заявил о желании выхода из состава России.
Западный фронт
9 мая по настоянию французского правительства военное командование остановило наступательную операцию в районе города Суассон, в департаменте Эна, вошедшую в историю как «Наступление Нивеля», а также «Мясорубка Нивеля». Ее план был разработан французским главнокомандующим Робером Нивелем, который пообещал решительно прорвать германскую оборону, но в итоге все закончилось полным провалом и гигантскими потерями.
Активные бои продолжались до середины мая только на западном участке фронта, под Белькуром (в 10 км юго-западнее Арраса на севере Франции), где действовали британские части. Они должны были наступать одновременно с французской армией, но также не смогли добиться успеха.
За почти месяц ожесточенных боев под Аррасом и Суассоном французы потеряли убитыми и ранеными 180 000 человек, британцы — 160 000 человек. В числе погибших были и 5183 солдат и офицеров Русского экспедиционного корпуса (более четверти личного состава), отправленного на Западный фронт в помощь союзникам в 1916 году. Потери германской армии составили 163 000 человек, в том числе 29 000 пленными.
Под впечатлением от бессмысленных кровавых атак и событий в России во французской армии начали нарастать протестные настроения. Солдаты отказывались повиноваться офицерам, покидали окопы, захватывали грузовики и поезда, чтобы уехать домой или в Париж. Позже, уже в 1932 году, когда был снят запрет на «упаднические выступления», газета «L’Humanite» опубликовала воспоминания одного из очевидцев солдатского бунта во время «Наступления Нивеля»: «Атаки 9 мая 1917 года превратились в ужаснейшую бойню. В 59-м полку солдаты стреляли в своих офицеров. Полк, от которого уцелели только жалкие остатки, теперь на отдыхе в подвалах Арраса. Восстание ширится. Солдаты заявляют офицерам: «Мы не пойдем в атаку. Долой войну!» 59-й и 88-й полки заняли окопы в Рокленкуре. После непродолжительной артиллерийской подготовки, которая не уничтожила проволочных заграждений, отдается приказ идти в атаку. Никто не двигается. В окопах передают из уст в уста лозунг: «59-й полк не пойдет в атаку! 88-й полк не пойдет в атаку!» Лейтенант моей роты угрожает револьвером молодым рекрутам призыва 1917 года. Тогда один старый солдат приставляет свой штык к груди офицера. Несколько напуганных рекрутов вышли из окопов. Почти все они были убиты наповал. Штурм не состоялся. Через некоторое время 88-й полк был расформирован».
Итальянский фронт
После долгого затишья итальянское командование решилось на новое, уже десятое по счету наступление в бассейне реки Изонцо, в Альпах у границы с Австро-Венгрией. Все предыдущие попытки прорвать оборону австрийцев в том районе оказались безуспешными и заканчивались лишь огромными бессмысленными потерями.
Перед новым сражением, после тщательного изучения разведданных, главнокомандующий итальянской армией генерал Луиджи Кадорна составил подробный план наступления. Он предусматривал целый комплекс мер для введения противника в заблуждение. Чтобы австрийцы не догадались о точном месте прорыва, артподготовка должна была проводиться по широкой полосе фронта, затем наносился отвлекающий удар к северу от города Гориция (на северо-востоке современной Италии у границы со Словенией — РП), и только потом итальянцы планировали нанести главный удар — на Корсо, вдоль Адриатического моря, в сторону Триеста (ныне самый восточный город Италии на побережье).
Генерал Луиджи Кадорна. Фото: wikimedia.org
12 мая итальянская армия начала артподготовку, а 14 числа в атаку поднялась пехота. В первый же день итальянцам удалось занять несколько господствующих высот, после чего завязались упорные позиционные бои.
 Салоникский фронт
8 мая британские части провели последнюю атаку на болгарские позиции в рамках наступательной операции у озера Дойран (на юго-востоке современной Македонии). За две недели боев болгарской армии удалось отбить несколько штурмов и отстоять свои позиции, причем их потери (2000 человек) оказались в 6 раз меньше английских (12 000). Самые тяжелые потери британцы понесли как раз 8 мая, после чего были вынуждены перейти к позиционной войне.
Безуспешными оказались атаки союзников и в районе реки Черна (она же Црна на юге нынешней Македонии). 8-9 мая им удалось ценой нескольких тысяч жизней лишь ненадолго захватить первую линию болгарских траншей, но вскоре и оттуда они были выбиты. Дольше других захваченные позиции удерживали солдаты Русского экспедиционного корпуса, однако и им, несмотря на мужество и тяжелые потери, пришлось отойти.
Война на море
Британское Адмиралтейство приняло решение об организации морских транспортных конвоев для противодействия германским подлодкам и в Средиземном море. 10 мая от английских берегов вышел первый конвой к берегам острова Мальта и далее в Египет.
Первые морские конвои (когда транспортные суда объединялись в крупные соединения, находящиеся под охраной специальных конвойных боевых кораблей) были сформированы британцами в конце апреля для проводки судов в Ла-Манше и через Северное море, что тут же дало эффект — после катастрофических потерь в апреле, когда германские подлодки смогли потопить почти 500 судов союзников по Антанте, безопасность на основных морских путях вокруг Великобритании выросла в несколько раз. С 8 по 14 мая немецкие подводные лодки смогли потопить уже только 65 судов (против 100-150 еженедельно ранее). В числе жертв «неограниченной подводной войны», объявленной Германией, оказался и русский пароход «Гермес», перевозивший уголь, который 11 мая был торпедирован в Баренцевом море.
Эсминец Королевского флота Великобритании в составе конвоя на Белл-Рок, май 1917 года. Фото: Imperial War Museums
14-15 мая в проливе Отранто (между побережьями южной Италией и Албании) произошло морское сражение между объединенным флотом итальянцев, французов и британцев и австро-венгерской эскадрой. В историю оно вошло, среди прочего, благодаря участию в нем тогда еще капитана первого ранга австро-венгерского флота Миклоша Хорти — будущего адмирала и диктатора Венгрии. При его жизни этот бой считался победой Хорти, хотя, на самом деле это было скорее не полноценное морское сражение, а набег австро-венгерских боевых кораблей на почти невооруженную группу судов поддержки флота союзников.
Австро-венгерская эскадра под командованием Хорти изначально не ставила себе целью дать решительной бой флоту союзников в Средиземном море, поскольку сил сторон были не равны. Дело в том, что вскоре после начала войны австрийский флот, главной базой которого был порт Пола (ныне Пула — в Хорватии, тогда принадлежал Австро-Венгрии — РП) на севере Адриатического моря, был заперт там эскадрами стран Антанты. Единственный путь из «заводи» Адриатики для австрийских линкоров и крейсеров лежал через пролив Отранто шириной всего около 75 км, в котором дежурили английские, французские и итальянские корабли.
При этом через пролив Отранто в Средиземное море регулярно проходили немецкие и австрийские подводные лодки, которые сотнями топили транспорты стран Антанты. Чтобы обезопасить себя, Союзники по Антанте к маю 1917 года начали перегораживать пролив цепью легко вооруженных дрифтеров (небольших судов, фактически реквизированных для нужд войны рыбацких шаланд), между которыми были установлены мины, натянуты противолодочные сети и установлены эхолоты для обнаружения подводных лодок, «подныривавших» под сети. При своем «набеге» австро-венгерская эскадра предполагала лишь прорвать цепь дрифтеров и облегчить подводным лодкам прохождение в Средиземное море, не вступая в открытый бой с крейсерами и эсминцами Антанты.
В ночь на 14 мая австро-венгерская эскадра в составе 7 кораблей атаковала дрифтеры, методично расстреливая их из пушек. В результате было потоплено 14 судов противолодочной обороны и 4 серьезно повреждено. Когда на горизонте показались миноносцы Антанты, пришедшие на помощь дрифтерам, Хорти отдал команду эскадре отходить к родным берегам, но избежать боя не удалось. В его ходе получили повреждения два легких австрийских крейсера и британский крейсер, торпедированный немецкой подводной лодкой. Также затонули два французских миноносца, один из которых сам подорвался на мине. По «счету потерь» принято считать, что победу в проливе Отранто одержал Хорти (его эскадре противостояли 12 боевых кораблей стран Антанты, не считая дрифтеров), но на ход войны сражение не оказало никакого влияния. Флот союзников по-прежнему продолжал блокировать австрийцам выход в Средиземное море, но и немецкие подводные лодки свободно проходили через пролив.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
5 мин