Хроника
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
Хроника

Конец «Черной руки»

19-25 июня: в Петрограде сформирован первый женский «батальон смерти»
Елена Коваленко
4 января, 2015 09:00
5 мин
Бойцы Батальона Смерти в Петрограде. Фото: David Miller / Imperial War Museums
Во второй половине июня 1917 года в греческих Салониках произошло, в своем роде, историческое события — по приговору военного трибунала был казнен бывший начальник сербской военной разведки полковник Драгутин Дмитриевич по прозвищу Апис. Именно он являлся организатором «сараевского убийства», послужившего поводом для начала Великой войны. Однако для современников это событие прошло почти незамеченным — мировая бойня давно уже шла своим чередом. Тем более, на исторической повестке стояло другое великое потрясение — революция в России.
Дипломатия и общественная жизнь
21 июня в Петрограде на площади у Исаакиевского собора состоялась торжественная церемония вручения знамени новой «ударной» воинской части, сформированной из женщин — «Первой женской военной команде смерти Марии Бочкаревой». Военное командование и Временное правительство рассчитывали, что пример женщин, идущих в атаку, должен будет устыдить солдат-мужчин, увлекшихся «митинговщиной», и вернуть боеспособность армии.
21 июня Донской войсковой круг выбрал своим войсковым наказным атаманом героя войны генерала Алексея Максимовича Каледина. Он стал первым выборным атаманом Войска Донского с 1709 года, когда эта должность была упразднена Петром I.
23 июня в городе Гирокастра на юге Албании командование итальянской армии объявило о своем протекторате над этой небольшой страной. Большая часть Албании при этом уже была оккупирована Австро-Венгрией (которая тоже заявляла о своих претензиях на протекторат), а на юго-востоке, в районе города Корча, еще с 1916 года существовала своя небольшая автономная албанская республика под контролем французов. Сами итальянцы контролировали лишь южную часть страны.
23 июня Украинская Центральная Рада выпустила I Универсал (политико-правовой акт программного характера, получивший название по аналогии с названиями указов и грамот, издававшихся польскими королями и украинскими гетманами) под названием «К украинскому народу, на Украине и вне её сущему». Он был оглашен членом рады и лидером Украинской Социал Демократической народной партии Владимиром Винниченко на II Всеукраинском Военном Съезде. Документ был выдержан в духе «ни бунта, ни покорности» — в нем говорилось, что Украина должна остаться в составе России, но на условиях полной автономии во внутренней жизни: «не отделяясь от всей России народ украинский должен сам хозяйничать своей жизнью».
Оглашение I Универсала Центральной Рады. Фото: Электронная Библиотека Украины
Высшим законодательным органом страны, согласно Универсалу, должно было стать Всенародное Украинское Собрание (Сейм), избираемое всеобщим, равным, прямым, тайным голосованием, а все налоги, собираемые на территории страны, должны в ней и оставаться. Ответственность за текущее положение дел на территории Украины Центральная Рада также брала на себя, что, по сути, означало одностороннее объявление Радой автономии.
Универсал также призывал граждан Украины к согласию и взаимопониманию. Последнее, правда, становилось все менее вероятным. Газета «Русское слово» от 20 июня цитировала текст листовки «Катехизис украинца», распространявшейся группой радикальных украинских националистов в войсках: «Все люди — твои братья, но только москали, ляхи, венгры и жиды — это враги нашего народа, пока они господствуют над нами и подавляют нас».
В то же время, и украинские лидеры не собирались ограничиваться одним лишь требованием автономии. Выступая еще 20 июня, Винниченко упрекнул Временное правительство в отсутствии «идеи, которая была бы в состоянии повести людей на смерть», и прямо заявил, что автономия и отказ от насильственных мер — это временный тактический ход. «Других требований в данное время мы не должны ставить, — заявил Винниченко. — <...> Если бы началось восстание, то наши большие города не пошли бы за нами. <...> Ради получения на один год раньше того, что все равно будет добыто, мы не пойдем на это».
25 июня в Москве состоялись выборы гласных (как тогда называли депутатов местных органов власти) в московскую думу, в которых приняли участие семь партий. Из 200 мест в Думе 117 достались членам партии эсеров. Из 200 кандидатов большевистской партии (список под № 5) прошли лишь 23. В новой думе преобладали депутаты из интеллигенции, впервые появились женщины, а городским головой был избран земский врач Вадим Руднев.
В эти же дни в Петрограде Советом рабочих и солдатских депутатов была предотвращена попытка партии большевиков организовать вооруженное выступление против Временного правительства. Еще 14 июня Военная организация РСДРП(б) проголосовала за проведение 23 июня демонстрации у Мариинского дворца, в котором располагалось Временное правительство. 19 июня ЦК партии обсудил возможность вывода на улицы Петрограда 40 000 вооруженных солдат и красногвардейцев. Член РСДРП, «меньшевик» Николай Суханов так описывал планы демонстрации, полученные им от председателя Военной организации партии Владимира Невского: «Ударным пунктом манифестации, назначенной на 10 июня (по старому стилю — РП), был Мариинский дворец. Туда должны были отправиться рабочие отряды и верные большевикам полки. Особо назначенные лица должны были вызвать из дворца членов кабинета и предложить им вопросы. Особо назначенные группы должны были, во время министерских речей, выражать «народное недовольство» и поднимать настроение масс. При надлежащей температуре настроений Вр.Правительство должно было быть тут же арестовано. Столица, конечно, немедленно должна была на это реагировать. И в зависимости от реакции, Центральный Комитет большевиков, под тем или названием, должен был объявить себя властью».
Этот план не встретил одобрения всей партии. На совещании 19 июня против Ленина в очередной раз выступил член ЦК РСДРП(б) Лев Каменев, упрекнув его в «авантюризме». Тем не менее, 22 июня большевистские агитаторы отправились в казармы и на фабрики, чтобы подготовить рабочих к демонстрации, а газета «Солдатская правда» опубликовала статью, заканчивавшуюся словами: «Война до победного конца против империалистов». Благодаря этому намерения большевиков стали известны Петроградскому Совету и Съезду депутатов, пребывавшему в полном неведении о мероприятии, которое должно было проводиться от его лица и под лозунгом «Вся власть Советам!».
Члены «Черной руки»: Драгутин Дмитриевич, Душан Глишич, Антоний Антич (слева направо). Фото: wikimedia.org
Еще весной Совет отказался провозглашать себя правительством и запретил вооруженные демонстрации, поэтому днем 22 июня представители всех партий в Петросовете (кроме большевиков) проголосовали за отмену демонстрации и отправили своих агитаторов в рабочие кварталы, чтобы сообщить гражданам об этом решении. Вечером 22 июня большевики приняли решение отложить демонстрацию и принять участие в мирной манифестации, назначенной Советом на 1 июля.
25 июня один из лидеров Петросовета Церетели, выступая перед коллегами, предложил принять против большевиков жесткие меры: «То, что произошло, является не чем иным, как заговором, заговором для низвержения правительства и захвата власти большевиками, которые знают, что другим путем эта власть им никогда не достанется. Заговор был обезврежен в момент, когда мы его раскрыли. Но завтра он может повториться. Говорят, что контрреволюция подняла голову. Это неверно. Контрреволюция не подняла голову, а поникла головой. Контрреволюция может проникнуть к нам только через одну дверь: через большевиков. <…> У тех революционеров, которые не умеют достойно держать в своих руках оружие, нужно это оружие отнять. Большевиков надо обезоружить. Нельзя оставить в их руках те слишком большие технические средства, которые они до сих пор имели. Нельзя оставить в их руках пулеметов и оружия».
Однако предложение Церетели не было принято Советом, который ограничился ни к чему не обязывающей резолюцией: «Всероссийский съезд рабочих и солдатских депутатов решительно осуждает предпринятую устроить 9-10 июня (по старому стилю — РП) попытку устроить в Петрограде демонстрацию в тайне от Совета». Как отмечает историк Ричард Пайпс: «Это было пагубным малодушием. Ленин бросил открытый вызов Советам, а Советы уступили».
24 июня в греческих Салониках по приговору военного трибунала сербского правительства в эмиграции (большая часть Сербии на тот момент была оккупирована Центральными державами — РП) был расстрелян бывший начальник отдела разведки Генштаба Сербии полковник Драгутин Дмитриевич (по кличке «Апис») — лидер тайной организации «Черная рука», фактически являвшийся «соправителем» страны до начала Великой войны. Вместе с ним были расстреляны также двое его ближайших сподвижников. Именно полковник Дмитриевич являлся организатором убийства в июне 1914 года в Сараево австрийского эрцгерцога Франца-Фердинанда, которое стало формальным поводом к началу Первой мировой войны. Основной причиной поспешной казни Дмитриевича, как предполагается, стали опасения будущего короля Югославии Александра I и премьер-министра Сербии Николы Пашича, что они сами могли стать жертвами заговора вышедшей из повиновения «Черной руки». При власти коммунистического правителя Югославии Иосипа Броз Тито в 1953 году состоялся повторный судебный процесс по делу Дмитриевича и его сподвижников, на котором они были посмертно реабилитированы.
25 июня в Дублине состоялась демонстрация ирландских националистов, в которой приняло участие 500 человек. Участники манифестации срывали британские флаги.
Итальянский фронт
23 июня итальянское командование остановило продолжавшееся почти две недели безуспешное наступление в районе горы Монте-Ортигара (на севере нынешней итальянской провинции Виченца) в Альпах. Элитным альпийским частям удалось взять вершину, но удержать там позиции они не смогли и вскоре отступили. При этом за 13 дней боев итальянцы потеряли убитыми, ранеными и пленными более 23 000 солдат и офицеров, потери австро-венгерской армии составили 9000 человек. Неудача в битве за Монте-Ортигара стала причиной отставок в командовании итальянской армии.
Война на море
В период 19-25 июля германскими подводными лодками было потоплено и повреждено 87 кораблей стран Антанты и нейтральных государств, включая французскую подводную лодку «Арианна».
темы
5 мин