Хроника
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Хроника
Хроника

Австро-Венгрия начинает войну

Императоры Германии и России не смогли договориться о сохранении мира
Елена Коваленко
4 мин
Толпа слушает объявление о начале войны. Берлин. Август 1914 года. Фото: General Photographic Agency / Getty Images / fotobank.ru
Главные события первой недели войны — c 28 июля по 3 августа — происходили на фронте дипломатии. Боевые действия велись пока неактивно. Стороны только приступали к мобилизации. Австро-Венгрия начала наступление против Сербского королевства, Германия, не встретив сопротивления, оккупировала маленький Люксембург. В океанах шла расстановка сил для будущих битв.
Дипломатия и общественная жизнь
В течение недели основные события происходили в закулисных переговорах дипломатов разных стран. После того, как 28 июля в Австро-Венгрии была объявлена мобилизации и, одновременно, война Сербскому королевству, Российская Империя заявила, что не допустит австрийской оккупации Сербии. Поверенный в делах России в Берлине Броневский получил следующее указание от Министра иностранных дел Сазонова: «Вследствие объявления Австрией войны Сербии нами завтра объявлена мобилизация в Одесском, Киевском, Московском и Казанском округах. Доводя до сведения германского правительства, подтвердите об отсутствии у России каких-либо наступательных намерений против Германии». Главной задачей российской дипломатии было попытаться отсечь Германию от будущего конфликта. С этой же целью была инициирована переписка находившихся в дружеских отношениях императоров России и Германии — Николая II и Вильгельма II.
Кайзер Вильгельм II на переднем плане, генерал-фельдмаршал Август фон Макензен на втором. Около 1914 года. Фото: Библиотека Конгресса США
Начал переписку российский государь: «Слабой стране [Сербии-Р.П.] объявлена гнусная война. Возмущение в России, вполне разделяемое мною, безмерно. Предвижу, что очень скоро, уступая оказываемому на меня давлению, я буду вынужден принять крайние меры, которые приведут к войне. Стремясь предотвратить такое бедствие, как европейская война, я прошу тебя во имя нашей старой дружбы сделать все, что ты можешь, чтобы твои союзники не зашли слишком далеко». В своем ответе Вильгельм возражал Николаю: «…я не могу рассматривать выступление Австрии против Сербии как "гнусную войну". Австрия по опыту знает, что совершенно нельзя полагаться на сербские обещания на бумаге.
По моему мнению, действия Австрии должны рассматриваться как преследующие цель добиться полной гарантии, что сербские обещания претворятся в реальные факты. Это мое мнение основывается на заявлении австрийского кабинета, что Австрия не стремится к каким-либо территориальным завоеваниям за счет Сербии. Поэтому я считаю вполне возможным для России остаться зрителем австро-сербского конфликта, не вовлекая Европу в самую ужасную войну, какую ей когда-либо приходилось видеть…». 30 июля попытки найти компромисс продолжались, однако успеха они не принесли.
Николай II:«Благодарю за примирительную и дружескую телеграмму. Однако официальное сообщение, сделанное сегодня твоим послом моему министру, было составлено в совершенно иных тонах. Прошу тебя объяснить это противоречие. Было бы правильно передать Гаагской конференции австро-сербский вопрос, чтобы предотвратить кровопролитие. Полагаюсь на твою мудрость и дружбу» Николай II: «Мнение России следующее: убийство эрцгерцога Франца-Фердинанда и его жены — гнусное преступление, совершенное отдельными сербами. Но где доказательства, что сербское правительство причастно к этому преступлению?...
Вместо того чтобы доказать Европе или дать ей возможность убедиться, предоставив другим странам время разобраться во всем следственном материале, Австрия дала Сербии 48-часовой срок и затем объявила ей войну…невозможно ожидать, чтобы независимое государство пошло дальше в подчинении требованиям другого правительства. Карательные экспедиции предпринимаются только в своем собственном государстве или в колониях…Поэтому война эта вызвала такое глубокое негодование в моей стране, и будет трудно успокоить здесь воинственное настроение. Чем дольше Австрия будет продолжать свои агрессивные действия, тем серьезнее окажется положение. К тебе, ее союзнику, я обращаюсь как к посреднику в деле сохранения мира» Вильгельм II: «Графу Пурталесу (посол Германии в России — РП) было предписано обратить внимание твоего Правительства на опасность и серьезные последствия, вытекающие из мобилизации.
То же самое я сказал тебе в моей телеграмме. Австрия мобилизовала только против Сербии и только часть своей армии…Вся тяжесть решения ложится теперь исключительно на тебя, и ты несешь ответственность за мир или войну» На этом переписка закончилась, не принеся результатов — мировая война стала по-настоящему неизбежной. 30 июля началась частичная мобилизация во Франции, 31 июля о всеобщей мобилизации объявили в Российской империи, Франции, Австро-Венгрии и Германии. Германией сразу же был выставлен ультиматум России: прекратить призыв в армию, или Германия объявит войну России. Одновременно Германия направила Франции ультиматум с требованием соблюдения нейтралитета в предстоящей войне. Параллельно началось стягивание немецких частей к бельгийской и французской границам. На следующий день, 1 августа Германия объявила войну России. В тот же день без объявления войны немцами был атакован Люксембург. Параллельно германским дипломатам удалось заключить секретный договор с Османским правительством о военном союзе. В условия договора, помимо прочего, входил пункт о «влиянии» немецкой военной миссии на действия турецкой армии. Позднее именно этот договор сыграет важную роль во вступлении Турции в войну на стороне Тройственного Союза.
2 августа Германией был выдвинут ультиматум Бельгии о пропуске германских армий к границе с Францией. Российская Империя объявила войну Австро-Венгрии. Италия заявила о своем нейтралитете в назревающем конфликте. В этот же день был заключен германо-турецкий союзный договор, согласно которому турецкая армия фактически отдавалась под руководство германской военной миссии.
3 августа Германия объявила войну Франции, обвинив её в «организованных нападениях и воздушных бомбардировках Германии» и «в нарушении бельгийского нейтралитета».
После отказа Бельгии выполнить немецкий ультиматум Германия объявляет войну Бельгии.
31августа французским националистом Раулем Вилленом в парижском кафе был застрелен активно выступавший против надвигающейся войны лидер французских социалистов Жан Жорес. После этого французские левые партии окончательно перешли на позицию поддержки национального правительства. В годы войны Виллен содержался под стражей, но в 1919 году был оправдан судом, который посчитал убийство пацифиста Жореса вкладом в общефранцузскую победу в войне.
Западный Фронт
1-2 августа немецкие части заняли Люксембург, не встретив при этом никакого сопротивления, и вышли к французской границе.
Балканский фронт
Боевые действия происходили лишь в Сербии, где 28 июля австро-венгерская тяжёлая артиллерия начала обстрел Белграда, а передовые части австрийцев пересекли сербскую границу.
Война на море
Основной интригой этой недели на море была судьба германской Средиземноморской эскадры. 28 июля её флагманский корабль линкор «Гебен» покинул австрийский порт Пула и направился в Средиземное море. На следующий день первый Лорд британского Адмиралтейства Уинстон Черчилль приказал командующему Средиземноморским флотом адмиралу сэру Арчибальду Милну прикрывать переброску французских войск из Северной Африки через Средиземное море во Францию. Милном были получены следующие инструкции: «Содействовать переброске французских войск, прикрывая и, при возможности, вступая в бой с одиночными германскими кораблями, в частности, с «Гебеном», который может попытаться воспрепятствовать переброске. […] Не вступать в бой с превосходящими силами противника иначе, как во взаимодействии с французским флотом в ходе генерального сражения…».
Флагманский линкор германской Средиземноморской эскадры «Гебен». Фото: Deutsches Bundesarchiv
1 августа Адмирал Милн собрал свои корабли на Мальте, и на следующий день получил указание поддерживать контакт с «Гебеном» (т.е., евести за ним наблюдение и в случае необходимости преследовать — РП) силами двух линейных крейсеров, одновременно ведя наблюдение за Адриатикой в ожидании выхода в море австрийского флота.
3 августа «Гебен» вышел из Мессины и направился на запад. Вечером капитан корабля Вильгельм Сушон получил известие, что Германия объявила войну Франции. Погоня за «Гебеном» будет продолжаться больше недели.
3 августа в Тихом океане, вблизи острова Цусима германский легкий крейсер «Эмден» заметил пароход русского Добровольного флота «Рязань» и начал преследование.
Невзирая на предупредительные выстрелы, русский корабль попытался уйти от погони в японские территориальные воды. Когда крейсер открыл огонь на поражение, преследуемый пароход остановился. Построенная в 1909 году в Германии «Рязань» использовалась для регулярного сообщения между Чёрным морем и российским побережьем Тихого океана, однако в случае войны могла быть переоборудована во вспомогательный крейсер. «Рязань» стала первым трофеем, захваченным Германией у Российской империи в Первой мировой войне. Все моря и океаны становились ареной военных действий.
31 августа была закрыта навигация в Финском Заливе.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин