Хроника
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
Хроника

Изгнание турок из Мекки

4-10 июля: Греции предъявлен ультиматум о роспуске армии
Елена Коваленко
6 ноября, 2014 10:07
7 мин
Премьер-министр Греции Элефтериос Кирику Венизелос. Фото: Библиотека Конгресса США
Первая половина июля 1916 года — одни из самых «жарких» дней практически на всех фронтах Великой войны: на Западном набирала обороты битва на Сомме и возобновились бои под Верденом, на Восточном русские войска продолжали «Брусиловский прорыв» и начали еще одно под Барановичами, восставшие арабы окончательно выбили турок из Мекки.
Дипломатия и общественная жизнь
4 июля в городе Ходжент (в советский период — Ленинабад, на севере нынешнего Таджикистана — РП) в Ферганской котловине начались беспорядки, ставшие «первой ласточкой» широкого восстания против царской администрации по всей территории Средней Азии. Поводом для них стал расстрел мирной демонстрации, требовавшей уничтожения списков местных жителей, мобилизованных согласно царскому указу от 25 июня 1916 года на трудовые работы. В первые дни июля волнение охватило территории, населенные таджиками и узбеками. В Ферганской области было отмечено 86 выступлений, в Самаркандской — 25 и в Сырдарьинской — 20.
6 июля страны Антанты объявили ультиматум Греции, потребовав полной демобилизации ее армии. На тот момент страна еще сохраняла нейтралитет в войне, но в офицерском корпусе были распространены прогерманские настроения. Поскольку на севере Греции экспедиционный корпус союзников на Салоникском фронте уже несколько месяцев вел бои с болгарскими и австрийскими частями, командование стран Антанты опасалось мятежа в тылу. Помимо роспуска армии, союзники также потребовали передать им под контроль греческий флот и основные госучреждения. Формально требования Антанты ультиматумом не были, но по факту в случае их невыполнения речь шла об оккупации страны, поскольку английские, французские и русские части контролировали многие области Греции, включая и пригороды Афин.
Вскоре после начала войны в Греции произошел национальный раскол: часть греков (включая представителей правящих элит) поддерживала позицию убежденного сторонника Антанты, премьер-министра Элефтериоса Венизелоса, другая часть — короля Константина I, придерживавшегося прогерманских взглядов. К лету 1916 года этот раскол вновь обострился, поскольку весь север Греции превратился в линию фронта. Местами на территорию страны проникали воюющие на стороне немцев болгары, которым греческие военные не оказывали противодействия.
7 июля в России появился новый министр внутренних дел. После отставки Алексея Хвостова в марте 1916 года его обязанности исполнял непосредственно премьер-министр Борис Штюрмер. Теперь же главным полицейским начальником стал Александр Хвостов — , родной дядя своего предшественника, до этого возглавлявший министерство юстиции.
Причиной перевода Александра Хвостова в МВД стал его конфликт с императрицей, настаивавшей на освобождении бывшего военного министра Владимира Сухомлинова, который ранее был арестован по обвинению измене и взяточничестве (поводом для его преследования стал провал со снабжением армии, приведший в тяжелым поражениям в 1915 году — РП). «Моя совесть, Ваше Величество, не позволяет мне повиноваться и освободить изменника», — ответил он Александре Федоровне. Как позднее писал тогдашний глава Государственной Думы Михаил Родзянко, «после этого разговора Хвостов понял, что дни его сочтены и его перемещение на должность министра внутренних дел было только временным — для соблюдения приличия». Александр Хвостов действительно продержался в новой должности всего пару месяцев.
Преемником Хвостова на посту министра юстиции, в свою очередь, стал Александр Макаров, раньше работавший также в МВД. Он был известен как жесткий борец с рабочим и революционным движением, и автор бессмертной фразы, произнесенной им в Государственной Думе по поводу Ленского расстрела рабочих в 1912 году: «Так было, так и будет!». Но и он продержался в должности всего полгода, поскольку тоже отказался освободить Сухомлинова.
Западный фронт
5 июля английские и французские части возобновили атаки в районе реки Соммы, где союзники наметили новое генеральное наступление. Началось оно еще 1 июля, но за прошедшие дни продвинуться вперед атакующим толком не удалось, при этом они понесли огромные потери. Так, только за один день наступления англичане потеряли убитыми и ранеными почти 60 000 человек. После этого союзники на время прекратили атаки для перегруппировки сил. Однако и немцы в это же самое время тоже успели заделать «бреши» в своей обороне. Они перебросили к Сомме пять новых дивизий и восстановили систему заграждений. Французы, в свою очередь, подтянули резервы из «колониальных» африканских частей.
Французская артиллерия во время битвы при Сомме. Фото: Agence Meurisse / Gallica.bnf.fr / Bibliotheque nationale de France
Особенно жестокие бои шли у городков Альбер (15 километров к северо-востоку от столицы провинции Пикардия Амьена) и Барле (25 километров к востоку от Амьена), в ходе которых потери с обеих сторон исчислялись тысячами — почти на каждую атаку наступающих под прикрытием дымовых завес союзников германцы отвечали яростными контратаками. Противники широко использовали авиацию — как для разведки, так и для бомбардировок, причем армиям Антанты впервые удалось завоевать господство в воздухе. Немцы отмечали, что были поражены количеством и «агрессивностью» французских и британских пилотов.
Наступая в сторону городка Перон (30 километров к востоку от Амьена), союзникам удалось занять десять деревень. Потери британцев при этом были существенно выше, чем у французов. Во многом это объяснялось разной тактикой при наступлении. Поднимаясь в атаку после артподготовки, французские солдаты обычно наступали «налегке», оставляя амуницию в тылу и забирая ее потом, а англичане были обязаны постоянно иметь при себе все имущество, и потому в атаке тащили на себе до 30 килограммов. Их цепи двигались медленно, представляя хорошую мишень для пулеметов.
Под Верденом в это время бои несколько затихли, так как часть артиллерии немцам пришлось перебросить в район Соммы. Тем не менее, 9 июля германские части провели атаку на форт Сувиль с применением отравляющих газов.
Восточный фронт
4 июля после небольшой передышки части русского Юго-Западного фронта, развивая успех «Брусиловского прорыва», возобновили наступление на Волыни, в Восточной Галиции и в Карпатах (запад нынешней Украины и север современной Румынии). Русские сумели вновь прорвать восстановленный было при поддержке немецких войск фронт и занять территорию вплоть до реки Стоход (Волынская область нынешней Украины), а местами даже форсировать ее.
«Германцы считают эти атаки к северу от Луцка самым критическим для них периодом всей операции, так как им более нечем было противодействовать здесь русским, — писал военный историк, генерал Андрей Зайончковский. — Но за 8-й армией резервов больше не было. Она была принуждена прекратить атаки и этим подарила германцам 2-3 невознаградимые для русских недели».
После этого «Брусиловский прорыв» на Волыни окончательно застопорился, и на реке Стоход, по которой прошел фронт, начались позиционные бои.
На самом южном участке фронта русским удалось еще немного продвинуться из уже занятой Буковины (историческая область, охватывающая запад нынешней Украины и север Румынии — РП) в сторону Галиции в районе городка Ворохта и к западу от города Коломыя (юг современной Ивано-Франковской области Украины).
6 июля русскими там были взяты в плен 5000 австро-венгерских солдат и 370 офицеров, захвачены 3 орудия. Всего войскам Брусилова с начала операции удалось пленить к этому моменту уже около 250 000 солдат и офицеров противника.
Император Николай II (справа) с генералами Михаилом Алексеевым (слева), Алексеем Эвертом (в центре) и Алексеем Поливановым (справа). Фото: РИА Новости
Император Николай II (справа) с генералами Михаилом Алексеевым (слева), Алексеем Эвертом (в центре) и Алексеем Поливановым (справа). Фото: РИА Новости
Но на русском Западном фронте, которым командовал генерал Алексей Эверт, и который должен был организовать главное наступление русской армии в районе Барановичей (северо-запад Брестской области нынешней Белоруссии, участок фронта между селами Цирин и Заосье), дела у русских шли куда хуже. Хотя долгое время русское командование возлагало основные надежды именно на операции под командованием Эверта, а прорыв Брусилова рассматривался лишь как отвлекающий.
Под Барановичами оборона немцев была действительно мощной: первая линия окопов была усилена десятками рядов колючей проволоки, пулеметные гнезда забетонированы, артиллерия укрыта в окопах с навесами и убежищами. Далеко не все эти укрепления могла разрушить русская артиллерия, а о наличии некоторых вообще не были собраны разведданные. Немцы, в свою очередь, были прекрасно осведомлены о перемещениях русских из-за большого числа перебежчиков, главным образом из стрелковой бригады, укомплектованной поляками. В результате первые атаки, предпринятые русскими 3 июля, захлебнулись под ураганным пулеметным и артиллерийским огнем.
4 июля русские начали с повторной артподготовки, после чего в атаку были брошены пять дивизий. Бои продолжались всю ночь и весь следующий день, 5 июля. Потери за первые три дня операции доходили местами до половины личного состава, и генерал Эверт решил приостановить на время наступление. Немцы также воспользовались передышкой, восстановив укрепления и подтянув дополнительные силы артиллерии. В результате атаки 8 июля также окончились полным провалом.
В эти же дни германская авиация совершила несколько налетов на русские тылы, подвергнув бомбежкам Минск и железнодорожную станцию Молодечно (сброшена 31 бомба, ранено 10 мирных жителей).
Тем временем, в рижском порту 4 июля были сбиты 2 немецких самолета, пытавшихся сбросить бомбы на русские корабли.
Кавказский фронт
В начале июля русские войска под командованием генерала Николая Юденича на востоке Турции перешли в наступление в рамках Эрзинджанской операции. Незадолго до этого им удалось отбить попытки турецкого контрнаступления на Эрзурум и Трапезунд (ныне город Трабзон на северо-востоке Турции) — занятые ранее русскими ключевые города в регионе. В результате возникла возможность захватить еще и Эрзинджан, расположенный в 150 километрах к западу от Эрзурума.
Николай Юденич. Фото: Журнал «Летопись войны», № 78, 1916 год.
Николай Юденич. Фото: Журнал «Летопись войны», № 78, 1916 год.
Согласно плану Юденича, удар было решено нанести прямо по центру турецкой армии в районе города Байбурт (между Трапезундом и Эрзурумом). Это рассекало турецкую группировку надвое, а русские получали возможность контролировать все шоссе между Эрзурумом и Трапезундом. Бои за Байбурт будут идти около двух недель.
Тем временем турецким войскам удалось выбить русских из занятого ими ранее города Равандуз на севере нынешнего Ирака.
Салоникскский фронт
4 июля вблизи деревни Чифлин-Идрис французская кавалерия атаковала позиции болгар, захватив 35 пленных. Одновременно болгарская армия начала продвижение на территорию Греции, не занятую еще союзниками по Антанте. Неподалеку от пограничной реки Струма болгары осадили греческий форт Маври Петра. Сама Греция на этот момент оставалась все еще нейтральной страной, причем король и военное командование придерживались прогерманских взглядов. Поэтому обычно военным приказывалось не оказывать сопротивлением болгарам. Но гарнизон Маври Петра самовольно решил дать бой. Осада продолжалась 3 дня, после чего из Афин последовал приказ все же сдать крепость. Ранее болгары подобным образом заняли другой греческий форт — Рупел. В Греции многими это было расценено как предательство национальных интересов со стороны короля.
Синайский фронт
В июле 1916 года турецкая армия начала новое наступление на англичан в направлении Суэцкого канала, пытаясь взять его под контроль. Готовилась операция больше года, при этом турки протянули даже отдельную железнодорожную ветку от Иерусалима до Беер-Шевы. Но британцы готовились не менее тщательно, в зону Суэцкого канала было стянуто восемь новых дивизий, усилены укрепления. В результате все атаки турок были вновь отбиты, и им пришлось отступить в пустыню.
Арабское восстание
4 июля арабы Хиджаза (запад нынешней Саудовской Аравии), восставшие против османского владычества под предводительством бывшего шерифа Мекки Хусейна ибн Али, установили окончательный контроль над Меккой. Последний турецкий форт в городе был захвачен с помощью орудий, присланных британцами через порт Джидды. Их залпы пробили бреши в стенах и последние сопротивлявшиеся османские солдаты были взяты в плен. На этом, однако, первые успехи Арабского восстания закончились. Осада другого священного города мусульман — Медины затянулась, и восставшим вскоре пришлось менять тактику борьбы, перенеся «острие атак» с крепостей на железные дороги.
Война на море
4 июля немецкий крейсер «Гебен», действующий в Черном море под турецким флагом, обстрелял город Туапсе, потопив в порту пассажирский пароход «Князь Оболенский». Другой немецкий крейсер — «Бреслау» — в это же время обстрелял Сочи.
7 июля близ Батума (ныне Батуми, юго-западная Грузия) германской субмариной U-38 было потоплено русское госпитальное судно Красного Креста «Вперед». Большинству членов экипажа и раненым удалось спастись, погибли 8 человек.
10 июля в южной части Адриатического моря австро-венгерской подводной лодкой U-17 «Худечек» был потоплен итальянский эскадренный миноносец «Импетуозо».
темы
7 мин