Хроника
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Хроника
Хроника

«Глупость или измена?»

14-20 ноября: завершено строительство Мурманской железной дороги
Елена Коваленко
3 мин

Мурманская железная дорога. Фото: wikipedia.org

В середине сентября 1916 года на основных театрах Первой мировой установилось затишье. В России тем временем продолжали бурлить политические страсти: в ГосДуме открыто обвинили премьер-министра и императрицу в измене и попытке заключить сепаратный мир с Германией, в Самаре произошли массовые беспорядки и погромы из-за дефицита продуктов. На этом фоне было успешно завершено строительство самой северной мире Мурманской железной дороги.
Дипломатия и общественная жизнь
14 ноября в Петрограде на заседании Государственной Думы лидер партии кадетов Павел Милюков произнес знаменитую речь, в которой прямо обвинил премьер-министра Штюрмера и императрицу в подготовке сепаратного мира с Германией. Она сразу была запрещена цензурой к печати и оглашению, но на следующий же день разошлась по Петрограду. Вот выдержки из этой речи:
«<…> Мы [партия конституционных демократов — РП] потеряли веру в то, что эта власть может нас привести к победе, ибо по отношению к этой власти и попытки исправления, и попытки улучшения, которые мы тут предпринимали, не оказались удачными. Все союзные государства призвали в ряды власти самых лучших людей из всех партий. Они собрали кругом глав своих правительств все то доверие, все те элементы организации, которые были налицо в их странах, более организованных, чем наша. Что сделало наше правительство?  <…>
Во французской жёлтой книге был опубликован германский документ, в котором преподавались правила, как дезорганизовать неприятельскую страну, как создать в ней брожение и беспорядки. Господа, если бы наше правительство хотело намеренно поставить перед собой эту задачу, или если бы германцы захотели употребить на это свои средства, средства влияния или средства подкупа, то ничего лучшего они не могли сделать, как поступать так, как поступало русское правительство. <…>
Когда вы целый год ждёте выступления Румынии, настаиваете на этом выступлении, а в решительную минуту у вас не оказывается ни войск, ни возможности быстро подвозить их по единственной узкоколейной дороге, и, таким образом, вы ещё раз упускаете благоприятный момент нанести решительный удар на Балканах, — как вы назовёте это: глупостью или изменой? <…>
Когда, вопреки нашим неоднократным настаиваниям, начиная с февраля 1916 года и кончая июлем 1916 года, причём уже в феврале я говорил о попытках Германии соблазнить поляков и о надежде Вильгельма получить полумиллионную армию, когда, вопреки этому, намеренно тормозится дело, и попытка умного и честного министра решить, хотя бы в последнюю минуту, вопрос в благоприятном смысле, кончается уходом этого министра и новой отсрочкой, а враг наш, наконец, пользуется нашим промедлением (имеется ввиду акт 5 ноября, провозгласивший создание под германо-австрийским протекторатом Королевства Польского — РП), — то это: глупость или измена?  <…>
Павел Милюков. Фото: Центральный государственный архив кинофотодокументов Санкт-Петербурга
Когда со всё большей настойчивостью Дума напоминает, что надо организовать тыл для успешной борьбы, а власть продолжает твердить, что организовать — значит организовать революцию, и сознательно предпочитает хаос и дезорганизацию — что это, глупость или измена? <…>
Мы имеем много, очень много отдельных причин быть недовольными правительством. <…> И все частные причины сводятся к одной этой: неспособность и злонамеренность данного состава правительства. Это наше главное зло, победа над которым будет равносильна выигрышу всей кампании. Поэтому, господа, во имя миллионов жертв и потоков пролитой крови, во имя достижения наших национальных интересов, во имя нашей ответственности перед всем народом, который нас сюда послал, мы будем бороться, пока не добьёмся той настоящей ответственности правительства, которая определяется тремя признаками нашей общей декларации: одинаковое понимание членами кабинета ближайших задач текущего момента, их сознательная готовность выполнить программу большинства Государственной Думы и их обязанность опираться не только при выполнении этой программы, но и во всей их деятельности на большинство Государственной Думы.
Кабинет, не удовлетворяющий этим признакам, не заслуживает доверия Государственной Думы и должен уйти.»
Реакция правительства на выступление Милюкова была двоякой. С одной стороны, вечером 16 ноября Совет министров обсуждал возможность роспуска Думы и ареста Милюкова. С другой, никто из министров, за исключением министра внутренних дел Протопопова, браться за это не захотел. В итоге предложение реализовано не было.
15-16 ноября во французском городе Шантильи прошла конференция представителей стран Антанты, на которой обсуждались планы согласованных действий против Центральных держав на 1917 год.
16 ноября в Российской империи было завершено сооружение Мурманской железной дороги — самого северного в мире железнодорожного пути. Город Романов-на-Мурмане (современный Мурманск), в свою очередь, стал самой северной на тот момент железнодорожной станцией. Поскольку Черное и Балтийское моря были закрыты для торговых судов Антанты, мурманский порт рассматривался как один из основных путей для доставки в Россию грузов, в первую очередь — вооружения и боеприпасов, из других стран.
18 ноября в Самаре произошли волнения на городском рынке, переросшие в погром торговых лавок и магазинов. Волнения были спровоцированы резким ростом цен на продукты питания, керосин и другие товары первой необходимости, причем, основное участие в них принимали женщины. При подавлении волнений полиция применило оружие, несколько женщин были убиты. Самарские рабочие вскоре направили в Государственную Думу ноту протеста: «Мы, организованные рабочие в Самаре, самым решительным образом протестуем против подобного рода расправ с доведенными до крайности продовольственным кризисом. Мы протестуем против политики расстрела наших жен».
Румынский фронт
17 ноября под городом Тыргу-Муреш (в центральной части нынешней Румынии) германские и австрийские части разгромили румынские войска, брошенные на ликвидацию прорыва фронта, и продолжили движение на Бухарест.
Салоникский фронт
На фоне начатого неделей ранее наступления сербской армии командующий германскими силами на Салоникском фронте генерал Отто фон Белов 15 ноября принял решение оставить город Монастир (современная Битола) — важный транспортный узел в Македонии. Командующий болгарскими частями генерал Никола Жеков был против такого решения, но помешать ему не смог. 19 октября в Монастир вошли сербские, французские и русские войска. Для сербов это был первый родной город, отвоеванный после разгрома и оккупации страны армиями Центральных держав в 1915 году. Несмотря на взятие Монастира, союзники не смогли выполнить главную задачу Салоникского фронта — вывести Болгарию из войны.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
3 мин