«Когда над врагом смеются, он не так страшен…»
4 мин чтения
Выставка, посвященная юмору и сатире в блокаду и на фронте. Фото: Владимир Желтов для «Русской планеты»

Выставка, посвященная юмору и сатире в блокаду и на фронте. Фото: Владимир Желтов для «Русской планеты»

В Петербурге открылась выставка, посвященная юмору и сатире в блокаду и на фронте

Экспозиция народного музея «А музы не молчали!», задуманного и созданного человеком-легендой Евгением Линдом совместно с учениками и учителями школы №235 (ныне имени Дмитрия Шостаковича), рассказывает о духовной жизни в осажденном Ленинграде. В преддверии празднования 70-летия Великой Победы в его стенах развернута необычная выставка — «Юмор и сатира в блокадном городе и на фронтах Великой Отечественной». В экспозиции — газеты, карикатуры, книги, документы, личные вещи художников-карикатуристов, поэтов. Отдельный раздел рассказывает о Василии Теркине, литературном герое, известном вроде бы всем и каждому, личность и биография которого начала складываться еще во время Советско-финляндской войны и не одним Александром Твардовским…

«По черепам, наваленным горой…»

— Наш музей единственный, где есть, пусть и небольшая, экспозиция, посвященная легендарным «Окнам ТАСС», — говорит председатель Совета общественного содействия музею Инна Селиванова. — У нас огромное собрание плакатов, и не только тассовских, но лежат они под спудом — недостаток экспозиционных площадей не позволяет выставить. А ведь в одном из радиообращений блокадная муза Ольга Берггольц говорила: «Я разглядывала высокий заводской забор: он был кое-где пробит осколками снарядов и весь сплошь покрыт плакатами, воззваниями, листовками. Мне подумалось, что, может быть, уже сейчас этот забор надо бережно так, весь целиком, и перенести в музей».

Первый плакат — с карикатурой на фюрера — был создан тассовским художником Виктором Слыщенко в ночь на 23 июня 1941-го (он не сохранился, потому что существовал в единственном экземпляре.) и в тот же день был выставлен в витрине «Гастронома №1» (ленинградцы по старинке его называли Елисеевским), на той стороне Невского проспекта, которая в скором времени при артобстреле будет наиболее опасной. Тогда ее заложат мешками и прикроют крупноформатным щитом — он-то и станет центральным стендом «Окон ТАСС», у которого если и бывало безлюдно, так только после сигнала «воздушная тревога».

Тассовские плакаты в годы войны, в блокадных условиях, создавали художники Василий Слыщенко, Николай Игнатьев, Моисей Ваксер, Борис Лео, Леонид Торич, Петр Маргушевский, Сергей Панкратов; поэты — Александр Флит, Борис Тимофеев, Виссарион Саянов, Александр Прокофьев, Вера Инбер. В выпуске двух серий приняла участие Ольга Берггольц.

«Титаническую работу в «Окнах ТАСС» проводил Василий Селиванов (отец Инны Васильевны — прим. авт.) — он был в течение года единственным художником, редактором и выпускающим. Селиванов создал рекордное число листов — 71, которое составило более трети от выпущенных в период блокады» — пишет летописец блокады и коллекционер Всеволод Инчик.

Фото: Владимир Желтов 

После войны Василий Николаевич рассказывал дочери, что в 1942-м спал по три-четыре часа в сутки, порой не снимая сапог и шинели.

Кто из переживших то лихолетье не помнит плакат Селиванова, появившийся на стенде у Елисеевского в январе 1942-го года; за основу художник взял знаменитую картину Василия Верещагина «Апофеоз войны». Стихи написал Александр Флит: «По черепам, наваленным горой, // Мясник-бандит шагает прямо в бездну…» Ровно через год, в январе 43-го, Василий Селиванов вновь вернется к верещагинскому «Апофеозу». Курганов из трупов фашистов на плакате уже несколько, на каждым — табличка: «Кавказский фронт», «Сталинградский фронт», «Центральный фронт»; те, что в отдалении, — не читаются…

— Не все тассовские плакаты звали на бой с врагом, взывали к мести — были и просто смешные, — объясняет Инна Васильевна. — Когда над врагом смеются, он не так страшен.

Еще один выдающийся художник-карикатурист блокадной (и не только) поры — Владимир Гальба. Его карикатуры публиковались в периодических изданиях, выпущенные в виде почтовых открыток, они посылались на фронт, разлетались по стране. Гальба работал и в «Боевом карандаше», и в «Окнах ТАСС».

Серия «Цепные фашистские собаки» была издана в усеченном виде. На одной, обобщающей серию, карикатуре изображен сдерживающий цепных псов тучный банкир, в котелке, с сигарой. Цензоры увидели в нем Уинстона Черчилля…

Гитлер объявил Гальбу своим личным врагом и приказал после захвата Ленинграда повесить.

— После подписания фашистской Германией Акта о безоговорочной капитуляции меня направили в Берлин, и я на стене Рейхстага написал: «Гитлер, я в Берлине! Где же ты?» — рассказывал Владимир Александрович Всеволоду Инчику. — В поверженной германской столице я регулярно выступал перед бойцами-победителями, и почти каждый раз солдаты задавали мне один и тот же вопрос: а где же Гитлер, куда он смылся? Я решил обыграть слово «смылся». Рисунок, когда я его показывал солдатам, вызывал бурю смеха. Гальба нарисовал Гитлера, наполовину торчащим из унитаза, рукой он схватился за ручку сливного бачка. «Гитлер дошел до ручки и смылся».

«На фронте за Теркина переживали…»

— Практически в каждой армейской и флотской газете существовала юмористическая рубрика — «Прямой наводкой», «Полундра!», «Прикладом по черепу», «Беглым огнем», «Без осечки», «Аврал»,  «Осиновый кол», «Короткой очередью», «Смехомет», «Наш штык», — рассказывает сотрудник музея Вячеслав Кокин. — Появляются карикатурные образы — Фриц и Ганс. Им, естественно, должен был противостоять героический образ русского солдата. В каждой газете был свой герой — ефрейтор Минометов, боец Иван Муха, Вася Гранаткин, Гриша Танкин, Иван Зениткин, Кузьма Штык, Вася Разведкин, Митя Клотик, Захар Авралов. Но ни один из них не мог сравниться в популярности и народной любви с будущим героем поэмы Твардовского Василием Теркиным.

Фото: Владимир Желтов

На свет Теркин появился 75 лет назад во время Советско-финляндской войны. На станицах газеты «На страже Родины», одним из корреспондентов которой и был Александр Твардовский. Первый рисованный портрет Теркина опубликован 31 декабря 1939 года. Художники Вениамин Брискин и Василий Фомичев создали образ смельчака, неунывающего бойца. 5 января 40-го появляется первое стихотворение Твардовского, но в то время больше всего стихов о Теркине написал Николай Щербаков. После выхода в 1946 году отдельным изданием поэмы Твардовского «Василий Теркин» в дарственной надписи Николаю Щербакову Александр Трифонович писал: «Одному из зачинателей Теркина на Руси».

Биографию Василию Ивановичу придумал Самуил Маршак. «Не в Париже, не в Нью-Йорке, // В деревушке под Москвой // Родился Василий Теркин — // Наш товарищ боевой». Она была сочинена для первого сборника о Теркине. Он вышел тиражом 5000 экземпляров и был предназначен для раздачи 23 февраля 1940 года особо отличившимся в боях бойцам и командирам. И тут вмешалась цензура — убрала последнее четверостишие: «Ждут бойцы его с любовью, // И порой, садясь в кружок, // Пьют за Васино здоровье, // Поднимая спецпаек». Спецпаек официально введен в Красной армии для повышения калорийности питания бойцов, он включал в себя и сто граммов водки. Вполне возможно, что цензорам не понравилось то, что бойцы пьют не за товарища Сталина.

В Великую Отечественную Теркин служил на Ленинградском фронте — в стихах и рисунках (извините за повтор имен) Александра Прокофьева, Александра Флита, Виссариона Саянова, Бориса Лихарева, Бориса Лео, Василия Селиванова. Здесь он удостоился звания сержант. В 1943 году в блокадном Ленинграде выходит сборник «Вася Теркин на Ленинградском фронте».

Первые главы поэмы Твардовского начали печататься тоже в 43-м, 5 сентября. В преддверии этого газета «На страже Родины» на какое-то время прекратила публикации о Теркине, но бойцы засыпали редакцию письмами: куда делся Теркин? Не убили ли его? Пришлось Таким образом произошло как бы раздвоение личности: Василий Теркин одновременно совершал подвиги и на Ленинградском фронте и на Западном — у Твардовского.

Сотрудники музея «А музы не молчали!» надеются, что временная экспозиция  «Василий Теркин» — при наличии помещений — станет постоянной. И всячески поддерживают инициативу газет «Красная Звезда» и «На страже Родины» об установке мемориальной доски на доме №2 по Невскому проспекту, где в редакции газеты «На страже Родины» и «родился» народный любимец.

Читайте нас в мобильном приложении

Если у Вас возник вопрос по материалу, то Вы можете задать его специальной рубрике Задать вопрос Забытые могилы в родной земле Далее в рубрике Забытые могилы в родной землеКакую цену в действительности мы заплатили за Победу, так и не известно. Читайте в рубрике «Родители до конца жизни оставались влюбленными в Сталина»Ровесник Победы Юрий Магницкий о родителях-фронтовиках и своей послевоенной судьбе «Родители до конца жизни оставались влюбленными в Сталина»
Подписывайтесь на канал rusplt.ru в Яндекс.Дзен
Подписывайтесь на канал rusplt в Дзен
Комментарии
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях. Только экспертный взгляд на события
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!