Застрявшие в малине
5 мин чтения
Кадр из фильма «Жмурки» (2005 г.)

Кадр из фильма «Жмурки» (2005 г.)

Почему экранные бизнесмены никак не могут вылезти из пиджаков 90-х

Несмотря на то, что бизнес-культура в России всё больше проникает в массы, образ предпринимателя на большом экране по-прежнему напоминает бизнесмена лихих 90-х: чёрный джип, золотая печатка, криминальное прошлое. Словно и не было «гламурных» нулевых, да и «десятых» следом.

Жизнь в России изменилась очень сильно, так почему кинематограф и массовая культура этого не заметили? Ответ на этот вопрос искали гости ток-шоу «Герои нашего времени. Как предприниматели создают культуру» в рамках Московского предпринимательского форума, прошедшего 27 мая в «ВТБ-Арена».

В дискуссии приняли участие:

книгоиздатель Олег Новиков, совладелец «Эксмо-АСТ»;

режиссёр Джаник Файзиев, генеральный директор киностудии «КИТ»;

Пётр Ануров, генеральный продюсер компании «Кинослово»;

продюсер Валерий Федорович, директор телеканала «ТВ-3»;

Евгений Никишов, генеральный продюсер телеканала «ТВ-3» и руководитель ТНТ-PREMIER Studios;

кинодокументалист Ольга Любимова, и. о. главы Департамента кинематографии Министерства культуры России;

режиссёр Резо Гигинеишвили.

Вместе с ними ответы на культурно-философские вопросы искал писатель Сергей Минаев. Ну, а «Русская Планета» внимательно следила за беседой.

Итак, каким же должен быть образ предпринимателя в начале 2020-х?

Ольга Любимова:

Он точно не должен выглядеть как герой из 90-х, чудовище, внушающее ужас и несущее разрушения. Но и то, что мы можем встретить сейчас – пластмассовую картинку удачливого парня на большом джипе с женой-красавицей и двумя детьми - это тоже не совсем правда.

Сергей Минаев:

Скажу как зритель. С начала 90-х русский бизнесмен – у него был большой дом, машина, охрана, при этом было непонятно, на чём он сколотил состояние. Либо он полукриминальный жулик, либо убийца, либо злодей, который обманывает государство. Почему так? Это что - социальный заказ?

Джаник Файзиев:

Мы наследники великого представления о том, что честным трудом не выстроишь хором. Если ты живёшь счастливо и богато – значит, ты украл, и вообще гад и сволочь.

Сергей Минаев:

Но кинематографисты-то почему это поддерживают?

Джаник Файзиев:

Вспомните сериал «Охота на изюбря», основанный на реальных событиях, между прочим, как пытались захватить большой металлургический завод и как этому сопротивлялись. Для меня эта история стала началом дискуссии, которую я веду со всеми предпринимателями – о нравственном ведении бизнеса. Должны ли вы пожирать и истреблять своих конкурентов? Или вы должны создавать бизнес не для того, чтобы кого-то уничтожить, а чтобы сделать чью-то жизнь лучше?

Минаев:

У большинства молодых спроси – куда нужно пойти, чтобы преуспеть. Ответят – в госкорпорацию, либо в чиновники. Вы, Ольга, что-то делаете, чтобы это изменить? Есть ли у Минкульта соцзаказ на формирование образа бизнесмена?

Ольга Любимова:

Мы проводим конкурсы, и очень ждём социальные темы. Но сделать пять плохих фильмов о бизнесменах по заказу – ещё хуже, чем не делать вовсе. Ведь и ваши коллеги мало пишут о предпринимателях, и продюсеры подтвердят, что им не шлют невероятные сценарии про бизнесменов. Почему?

Евгений Никишов:

Синопсисов нет. Кинематографисты чувствуют общественные настроения и воплощают их в форме фильмов и сериалов.

Минаев:

Но пришёл же образ чиновника? Блестяще воплощённого в сериале «Домашний арест», например?

Евгений Никишов:

Таких заявок много, авторы считают, что раз тема успешна, то её можно развить.

Минаев:

Америка снимает фильмы про свой большой бизнес. У нас навскидку только два таких фильма – «Олигарх» и «Пирамида» про Сергея Мавроди. Почему нет фильмов про Дурова,  про Тинькова?

Резо Гигинеишвили:

У кино свои законы. Вы предлагаете снять фильм про предпринимателя, но для меня, сценариста, важно, чтобы выбор героя был понятен. Что будет с ним происходить, что он преодолеет на своём пути, как изменится. И я не знаю, какого бизнесмена из ныне известных нужно взять, чтобы получилась такая история. Раз истории выходят пластмассовыми – надо найти причину, почему так получается. Герой должен рассказать о своих проблемах – тогда появится драма. А если её нет – то будет не интересно.

Минаев:

Олег, ты книжный магнат, вот ответь: востребована ли эта тема вообще в России?

Олег Новиков:

Бизнес-литературу покупают во всем мире, и Россия не исключение. Тот же Тиньков регулярно пишет книги о бизнесе, и они становятся бестселлерами, то есть запрос есть. Другой вопрос, что предпринимательский труд растянут на много лет, в концентрированной форме это переложить трудно.

Минаев:

Так может, мы говорим о том, чего не существует? Правда ли, что бизнес заменили чиновники?

Пётр Ануров:

В кино мы ходим за эмоциями, а не для того, чтобы обсудить потом образ предпринимателя. В современном российском контексте сложно выбрать темы, которые были бы интересны всей стране и могли бы быть реализованы на высшем уровне. У нас не много предпринимателей-звёзд. Да, есть Павел Дуров, есть идеи экранизации книги о нём, но по не зависящим от него причинам это пока невозможно реализовать. Я бы такой фильм посмотрел. Но дело кончится тем, что эту картину о реальном предпринимателе Дурове снимут на Западе, а мы будем смотреть и думать, почему не сделали сами.

Минаев:

Да, возможно, тема бизнеса – не самая актуальная. К тому же, смысл брать бизнесмена с оборотом в 1 млрд, его же любой «полковник захарченко» все равно обойдёт, у него их сразу 8. И любая история превращается в анекдот. Что будет дальше в стране и индустрии?

Валерий Федорович

Это изменится, люди хотят смотреть интересные истории, и истории про себя. Сейчас мы смотрим на 90-е, которые и сформировали нашу реальность. Тогда создавались корпорации, которые диктуют моду сегодня. Но массовое кино в эту сферу пока не заглядывает.

Файзиев:

Драматургия интересуется людьми, которые активно что-то делают, решают задачи. Например, мы делаем для «Первого» историю коррумпированного чиновника, который решает, что хочет жить спокойно, правильно, и без взяток.

Минаев:

Ты фэнтези снимаешь?!

Файзиев:

Смотри, люди в зале хлопают – это и есть ответ на запрос общественного мнения. Да, пусть в ироничном ключе, но авторы создают портрет героя, который трансформируется. Сколько сюжетов, как герой грешил, и ушёл в монастырь. Тут та же история, только его личным монастырём стала ФСИН.

Минаев:

Раньше как было: купил за 10 рублей, продал за 12 – вот так и делались деньги. И эта инерция в отношении к такому способу заработка сохраняется. Важно меняться, всем вместе, во всех сферах жизни. Но если у нас свои собственные Space X не летают, то глупо навязывать что-то сверху, через кино.

Любимова:

Сейчас, кстати, появляется много историй про фермеров, про малый бизнес. Продюсеры следят за повесткой и берут идеи на вооружение. Сами же видите, как мы с темы чиновников никак не могли уйти, потому что это больная для всех тема. Или санкции те же. Лирические истории про смешных, светлых и симпатичных россиян, которые бьются с окружающей действительностью и добиваются своего - таких сценариев пока не много, но будет больше.

Новиков:

Во многом образ предпринимателя в обществе – ответственность самих предпринимателей. Что они делают для того, чтобы люди однозначно воспринимали их как героев историй? Одних только успехов на бизнес-поляне недостаточно. К тому же, многие бизнесмены не готовы или не хотят рассказывать о себе истории, например, для книг: говорят, давайте как-нибудь потом.

Ануров:

У нас в России большинство сценариев заканчивается на том, что герой достиг успеха, и тут его убивают конкуренты. Нужен внутренний оптимизм создателей, чтобы сдвинуться с мёртвого места.

Минаев:

А женщин-предпринимателей в кино почему так мало?

Ануров:

Да их вообще по статистике среди предпринимателей мало. А в кино так тем более.

Минаев:

О Елене Батуриной могла бы получиться хорошая история.

Ануров:

Комедия была бы.

Минаев:

Комедия – это наша с тобой жизнь, Пётр, а это был бы блокбастер.

Ануров:

Идея хорошая – дополнить историю о женской судьбе, которая всегда пользуется успехом на экране, предпринимательской темой. Такая героиня вызовет дополнительное сострадание.

Минаев:

Предпринимателям сложно. Рынок непростой, куча бумаг… но и больших вещей не так много, имею в виду прорывные технологии и ярких личностей, за которыми интересно следить. Но я думаю, что кино о предпринимателях должно быть супергеройским. Как ещё назвать человека, который в столь непростых условиях, несмотря ни на что, всё это делает? Только супергероем.

Если у Вас возник вопрос по материалу, то Вы можете задать его специальной рубрике Задать вопрос Молодое искусство – возраст известности Далее в рубрике Молодое искусство – возраст известностиВ Москве 28 мая прошла дискуссия в области «Diversity & Inclusion» Читайте в рубрике «Бизнес» Русский лес уже нерусский«Золотую» отрасль отдали на откуп Китаю и Европе Русский лес уже нерусский

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Загрузка...
80 000 подписчиков уже с нами!
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в дискуссиях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»