Снимите это немедленно!
4 мин чтения
Снимите это немедленно!

Печальные итоги Года российского кино

Чуда не случилось и на сей раз! Но почему-то искренне хочется верить, что ответственные лица, решившие сделать 2016-й Годом Российского Кино, хотели как лучше. А получилось, как всегда.

В либеральной среде принято «стращать» население гипотетической возможностью возврата к прежним порядкам. Дескать, «Ойкнуть не успеете, как приподнимется тяжелая плита у Мавзолея и – командора шаги злы и гулки! – зашагает по плитам товарищ Сталин, наводя не только ужас на посетителей затянувшейся до весны рождественской ярмарки, но и подзабытые порядки!».

Но те, кто успел попить газировки за 3 копейки из автомата у кинотеатра «Комсомолец» и попеть на утренниках «Взвейтесь да развейтесь!», могут и не быть кинокритиками, чтобы со всей октябрятской уверенностью «октябрякнуть»

В СССР кино «сымали» лучше!

Оглашая список замечательных фильмов, которые созданы «под гнетом советской цензуры», но из года в год напоминают нам о том, как мастерски снимали кино любого жанра в Союзе, можно дожить до следующего Года Российского Кино. А вот список российских киноработ 2016 года напоминает «братскую могилу» кинокартин. Их авторы делали все возможное, чтобы мы в ходе просмотра не смогли подняться «на выход». Прибивали, так сказать, ко зрительским креслам намертво.

Нас глушили специальными эффектами, шокировали обнажением половых органов и демонстрацией голых задов. Созерцая «киношедевры», снятые в соответствии с новейшими технологиями, мы разве что не испытали на себе эффект от прямого попадания кумулятивного снаряда, но — внимание вопрос! — какой из фильмов 2016 года Вы посмотрите еще раз?

Так снимем же и перевернем шляпы на краудфандинг хорошего российского кино, а заодно вспомним некоторые из «шедевров» 2016 года поименно.

Пока Алексей Учитель работал над «Матильдой», посягая на авторитет и ставя под сомнение супружескую верность канонизированного императора Николая II, Кирилл Серебреников не «спал в подушку», а снимал фильм «Ученик».

Глобальный «кинотроллинг» православной церкви заключался в том, что на экране с Библией в руке потрясал детородным органом уверовавший школьник, бунтовавший против учительницы-натуралистки — адепта теории Дарвина. Впрочем, оказалось, что никто в грешном мире не свят и ничто не свято. За пафосным цитированием Библии скрывалась ненависть к однокласснику-гомосексуалисту, презрение к несовершенной матери и попытка ликвидировать учительницу посредством легкого «апгрейда» двигателя ее мотоцикла.

«Месседж» режиссера очевиден: «Бойтесь, люди! Запретит вам бородатый старик в рясе все те полезные вещи, за которые мы так долго боролись в 80-е. Включая мужеложство, внебрачные половые отношения и возможность считать себя потомственной обезьяной в 119-м колене!». Страшно? Лично мне страшно.

Саечку, однако, за попытку обратиться к нашей реальности! Ведь реальность — штука нелегкая. Это поиск злободневных тем, которые, порой совсем нелегко искать да поднимать, анализировать и правильно интерпретировать, продавать зрителю, который это всё уже не только пережил, но и прожил, получать, если не повезет, «двушечку».

Серебреников, в общем, попробовал. И что вышло?

Показал кинобратии «кузькину мать» и Хабенский, который честно держал час пятнадцать аудиторию в напряжении «монофильмом» про коллектора.

Сквалыга с наушником в ухе, которого бесподобно изобразил Константин Юрьевич, виртуозно кошмарил людей по телефону, но в конце нарвался на пулю в живот от супруги человека, закошмаренного (по ее версии) до смерти.

Ну, что сказать? Тема для «монофильма» выбрана правильная. Коллекторов не любит никто. И стрелять их (исключительно понарошку, на экране!) не только «моно», но и «нуно», чтобы снять стресс у тех, чья кредитная история под угрозой. К этой мысли я пришел в тот момент, когда Артур (так звали героя-обдирателя) уже заканчивал земной путь в жутких корчах, а в соседнем ряду прозвучало робкое зрительское: «А контрольный?». Умер коллектор. И долг с ним.

Опустим «Дуэлянта» — наивную, даже в чем-то добрую историю дворянина по стечению обстоятельств и воле злых людей быть им переставшего. Он мастерски стрелялся на дуэлях в поисках того, что выше получил коллектор. Но восстановил статус-кво и обрел «красну девицу» в виде бонуса.

«Доставил» многим и фильм «Ледокол», порадовавший позабытыми на школьных партах в 1986-м «шапками-петухами» да душераздирающими свитерами с вышитыми оленями, в которые были одеты главные герои, застрявшие во льдах.

А вот и «28 панфиловцев». Всё бы хорошо. Всё бы как обычно. Посмотрели — и забыли. Но «цимус» в том, что за критику фильма, простите за прямоту, ни в какое сравнение не идущего с прекрасными советскими картинами о войне, некоторые госчиновники от культуры рекомендовали то ли «пасти рвать», то ли «моргалы выкалывать», то ли в разряд «мразей конченых» переводить.

Премьера «Панфиловцев» громыхнула залпами тысяч орудий, направленных против 28 защитников, героически поднявшихся против немецких танков на защиту Москвы. Но шума и специальных эффектов было опять значительно больше, чем интересных и запоминающихся перипетий сюжета, ярких характеров, и других полезных вещей, которые можно объединить кратким и емким словом «профессионализм».

А, собственно, почему? Государство выделило деньги, решив позабавить народ не только оранжевыми петушками по 100 рублей и неплохим, надо сказать, кофейком за 50 целковых у входа в мавзолей прощающегося с нами в этом году Ильича. А «фильмой», как-никак.

Может, все дело в том, что мы никак не очухаемся от лихих 90-х — славной эпохи, когда кинопродюсером стал каждый, кто сошел с гор с чемоданом денег. Для кинорежиссуры вдруг оказалось достаточно и актерского образования. А для того, чтобы стать министром — Охотного Ряда, пошлявшись по которому вполне можно купить диплом кандидата наук.

Увенчал Год Российского Кино фильм «Викинг» продемонстрировавший нам блюющего (в перерывах между изнасилованиями женщин) крестителя Святой Руси князя Владимира с оравой полубезумных и грязных «морлоков», в которых мы должны были узнать своих предков.

Уважаемый Владимир Владимирович! Пока эти люди не сняли фильм о Вас, я прошу Вас, сделайте обязательным получение образования для участия в кинопроцессе. Еще живы Данелия, Митта, Михалков – все те люди, фильмы которых мы не устанем пересматривать никогда. Сапоги ведь должен точать сапожник, а пироги печь, желательно, пирожник. А выпускники биолого-почвенного факультета пускай, все-таки, будут заниматься биологией. И еще почвой. С ней ведь тоже немало проблем. Выходцы же экономического университета, возомнившие себя режиссерами, пусть занимаются краудфандингом (по-русски, «клянчат деньги») не у кинопублики, а у аудитории, которая едет от Новодачной на Окружную поездом на 9.19. Она хорошо подает. Особенно, если ей спеть красивые но, опять-таки, советские песни, которых тоже было немало. Я проверял.

Наступил 2017-й. На календаре 26 января. Возьму и опять пойду в кино. Смотреть «Притяжение» Бондарчука. Все-таки, он пророк. Потому что еще во времена моей молодости, в 2001-м, Федор Сергеевич снял свой бессмертный «Даун-Хаус», предсказав русскому зрителю, что спустя 15 лет, в Год Российского Кино, «Даун-Хаусом» можно будет назвать практически любую из предложенных нам работ.

Кино трехмерно, как и наша реальность. Оно может быть игровое, документальное, анимационное. Но в 2016-м, похоже, мы превзошли себя, изобретя 4-е измерение — хреновое.

Стоп! Снято!

Если у Вас возник вопрос по материалу, то Вы можете задать его специальной рубрике Задать вопрос «Викинг» Далее в рубрике «Викинг»Увидеть, чтобы НЕ поверить Читайте в рубрике «Культура OLD» Вы меня слышите, бандерлоги?!30 лет назад Кашпировский погрузил страну в транс Вы меня слышите, бандерлоги?!
Подписывайтесь на канал rusplt.ru в Яндекс.Дзен
Подписывайтесь на канал rusplt в Дзен
Комментарии
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!