Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
Общество

Криминал идет на выборы

ЕСПЧ требует дать российским заключенным избирательные права

Елена Коваленко
4 июля, 2013 20:12
4 мин

Заключенные Ростовской колонии с урнами для голосования, которые изготавливаются в исправительном учреждении. Фото: Валерий Матыцин / ИТАР-ТАСС

Европейский суд по правам человека в ходе рассмотрения дела «Анчугов и Гладков против России» постановил, что лишение российских заключенных избирательных прав является несправедливым. В постановлении Страсбургского суда говорится, что положения части 3 статьи 32 Конституции РФ, согласно которым граждане, содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда, не имеют права избирать органы государственной власти, нарушает статью 3 Протокола № 1 к Европейской конвенции, гарантирующую право на свободные выборы.
Заявители по данному делу — Сергей Анчугов и Владимир Гладков — были осуждены к лишению свободы. Отбывая наказание, заявители не смогли принять участие в парламентских выборах 2003 и 2007 годов. Не могли заключенные участвовать и в президентских выборах 2000, 2004 и 2008 годов. Гладков также не смог проголосовать на дополнительных парламентских выборах в избирательном округе по его месту жительства в декабре 2004 года. Конституционный суд России неоднократно отклонял жалобы обоих заключенных. Гладков также пытался жаловаться на избирательные комиссии различного уровня, но безуспешно.
Первая жалоба от Анчугова поступила в Европейский суд по правам человека 17 февраля 2004 года. Жалоба Гладкова, оформленная в декабре 2004 года, была передана в ЕСПЧ в феврале 2005 года. В своем заявлении Гладков отмечал, что, не допуская заключенных к голосованию, российские власти демонстрируют свое предвзятое отношение к осужденным.
Еще одним доводом российских властей служила ссылка на практику неформальных взаимоотношений, сложившуюся в тюрьмах, — криминальные авторитеты могут влиять на волеизъявление заключенных. Кроме того, представители России указывали на малую численность заключенных, в силу чего их участие или неучастие в выборах не способно изменить итогов голосования.
В ответ на это ЕСПЧ указал на презумпцию избирательного права, которая должна действовать в демократическом государстве; право избирать — это не привилегия, отмечается в постановлении Страсбурга. При этом Суд по правам человека признал, что власти могут наложить запрет на участие в голосовании, но в исключительных случаях. По мнению Страсбургского суда, автоматическое лишение права на голосование при заключении на любой срок соразмерным не является. Также суд указал, что 734 300 человек, отбывающих наказание в России и затронутых ограничением на голосование, — это значительное число.
Принимая решения по делу «Анчугов и Гладков против России», ЕСПЧ опирался на прецедент. Схожее постановление было вынесено в 2005 году по делу «Хёрст против Соединенного Королевства (№ 2)». Решение принимали семь судей, представляющих различные страны. Постановление суда было принято единогласно. За решение, согласно которому российские власти действительно допустили нарушение избирательных прав заключенных, проголосовал и судья от России Дмитрий Дедов.
Страсбургский суд в своем постановлении подчеркнул, что способ исправления выявленного нарушения остается на усмотрение государства-ответчика, но происходить это должно под надзором Комитета министров Совета Европы. Поэтому российские власти могут не вносить напрямую изменения в Конституцию, а дать толкование положению части 3 статьи 32 определением Конституционного суда.
По данным ЕСПЧ, Гладков был освобожден в 2008 году, а Анчугов все еще отбывает наказание. На сайте Верховного суда также зарегистрированы жалобы этих заключенных на незаконность положения «О порядке формирования и деятельности самодеятельных организаций осужденных в исправительном учреждении Федеральной службы исполнения наказаний». По данным Верховного суда, в 2009 году признавшего их заявления необоснованными, Гладков и Анчугов отбывали наказание в Оренбурге в ФБУ № 1.
Директор фонда «Общественный вердикт» Наталья Таубина пояснила «Русской планете», что Россия «как добросовестный член Конвенции» обязана устранить все противоречия, выявленные ЕСПЧ, однако сроки, в которые она должна это сделать, не установлены.
«Суд указал на то, что в российской правовой системе есть нарушения, которые Россия должна устранить. Следить за исполнением предписания должен Комитет министров Совета Европы, в который российские власти передадут план по решению выявленной проблемы», — сказала Таубина. Правозащитник отметила, что на практике Россия исправно выплачивает денежные компенсации заявителям, если этого требует ЕСПЧ. Иначе обстоит ситуация с исполнением решений, которые требуют мер общего характера.
«Всего Европейский суд вынес по России около полутора тысяч постановлений. Почти все они до сих пор находятся на рассмотрении  Комитета министров Совета Европы, а это значит, что ни одно из этих решений не исполнено полностью», — знает глава фонда «Общественный вердикт».
Председатель Межрегионального объединения избирателей Андрей Бузин отметил, что практика ограничения избирательных прав заключенных довольно распространена в мире, по крайней мере, аналогичные нормы действуют в США.
«Тут важно то, что норма ограничения осужденных в избирательных правах хотя бы не противоречит российской Конституции, где прописано, что права участвовать в голосовании нет у граждан, признанных недееспособными, и у тех, кто находится в местах лишения свободы. Впрочем, действительно резонно было бы принять во внимание решение Страсбургского суда и пересмотреть ограничения в избирательном праве для некоторых категорий осужденных», — сказал Бузин «Русской планете».  Эксперт также назвал «лицемерным» довод властей, указывающих на то, что заключенные могут попасть под давление криминальных авторитетов и проголосовать против своего желания.
Экс-заместитель исполнительного директора недавно ликвидированной ассоциации «Голос» Григорий Мельконьянц положительно оценивает решение ЕСПЧ.
По его словам, контролировать выборы в тюрьмах и колониях сложно, а администрация исправительных учреждений может оказать давление на осужденных, однако это не повод отказывать гражданам в избирательном праве.
«Если власти вернут какой-то категории заключенных право на участие в выборах, мы сумеем продумать и вопрос работы наблюдателей, я уверен. Там действительно может выйти заминка с идентификацией, ведь у заключенных нет паспортов. Но все это можно продумать и организовать», — сказал Мельконьянц.
Руководитель проекта «Гулагу.нет» Владимир Осечкин считает, что возвращение заключенным избирательного права заставит власти перестать относиться к гражданам, содержащимся в местах лишения свободы, как к людям второго сорта.
«Необходимо помнить о том, что 95% осужденных рано или поздно вернутся в общество. Они имеют право выбирать, как и мы с вами, в какой стране им жить. Политики тоже должны относиться к ним как к электорату. Я уверен, что если допустить осужденных к выборам, то пытки и избиения в колониях и тюрьмах прекратятся, к ним снова начнут относиться как к полноценным гражданам», — сказал Осечкин. По его словам, допущены к выборам должны быть все категории осужденных, кроме людей, приговоренных к пожизненному заключению, «поскольку они в общество уже не вернутся».
темы
4 мин