Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

«Здесь есть две проблемы: юридическая и ментальная»

Когда в Астрахани заработает «Региональный банк консервации костных тканей», узнавала «Русская планета»
Рустам Журавков
22 августа, 2016 02:55
8 мин
Операция по пересадке костных тканей. Денис Гусев — справа. Фото из личного архива Дениса Гусева
С конца прошлого года в Астраханской области разрабатывается проект «Региональный банк консервации тканей». После прохождения необходимого лицензирования и процесса регистрации медицинские учреждения региона смогут получать костно-пластические трансплантаты в Астрахани. О том, как и когда изменится жизнь астраханских пациентов, страдающих заболеваниями костей, «Русская планета» поговорила с главным разработчиком проекта, врачом-травматологом, кандидатом медицинских наук Денисом Гусевым.
– Расскажите кратко, как начинался ваш проект?
– Началось все в середине прошлого года, когда мы с коллегами из Астраханского государственного медицинского университета решили создать региональный банк консервации тканей на базе имеющейся в Александро-Мариинской больнице лаборатории консервации тканей, в рамках которой и развивается проект. Основной задачей проекта является обеспечение потребности медицинских учреждений Астраханской области в костно-пластическом материале. В ноябре 2015 года прошел совет по науке при губернаторе Александре Жилкине, где нашему проекту было решено дать зеленый свет. На текущий момент проходит процедура сертификации продукции с проведением множества экспертиз на соответствие нормам. Также в АМОКБ выделены и отремонтированы помещения для банка тканей, идет процесс закупки оборудования. Мы планируем получить готовую сертифицированную продукцию и начать ее применять уже в I квартале 2017 года.
– В лечении каких заболеваний может помочь ваш банк?
– Проект заключается в заготовке трупной костной ткани. Ее специальным образом обрабатывают, и она хранится. Как мы будем работать? При необходимости лечебные учреждения города дают нам заявку, получают эти костные трансплантаты и потом у пациентов замещаются дефекты костной ткани. Замещаться могут абсолютно любые виды костных дефектов. То есть мы можем прийти на помощь, если человек получил какие-то тяжелые травмы в быту или на производстве, связанные с переломами и дефектами костной ткани, или, если, скажем, у него костная онкология. Также возможны будут костно-пластические операции после воспалительных процессов, при импрессионных переломах мыщелков большеберцовой кости и внутрисуставных переломах пяточной кости. Ни в одном из случаев не было отмечено отторжение или нагноение трансплантатов. Использование биоимплантов показало их высокую эффективность при комплексном хирургическом лечении ряда заболеваний и повреждений у лиц различных возрастных групп. На сегодняшний день результаты аллогенных пересадок с использованием наших материалов и методик не уступают результатам при аутопластике. При этом не наблюдается нарушений обмена веществ, стрессовых и посттравматических осложнений, связанных с забором собственных тканей организма.
– Расскажите, как сегодня у нас в регионе обстоят дела с костно-пластическим материалом при операциях на опорно-двигательном аппарате? Много ли на данный момент астраханцев стоят на очереди?
– Очереди на данные операции как таковой не существует, т.к. костные трансплантаты применяются по мере необходимости. Сейчас у нас востребованность костно-пластических материалов при операциях на опорно-двигательном аппарате составляет около до 400 операций в год по Астраханской области. Ввиду отсутствия костно-пластических материалов местного производства на данный момент применяются искусственные композитные материалы иностранного производства достаточно высокой стоимости, трансплантаты костной ткани, взятые у самого больного, что, естественно, ведет к большей травматичности операций. Открытие регионального банка консервации тканей позволит как снизить стоимость лечения больных с данной патологией, так и улучшить результаты лечения.
Фрегмент губчатой костной ткани. Фото из личного архива Дениса Гусева.
– Вы перенимали чей-то опыт или изобретение уникальное?
– Костным материалом у нас в стране занимаются специалисты в Уфе, Москве, Санкт-Петербурге и Самаре. Мы же предлагаем абсолютно уникальную методику заготовки костной ткани. Она наиболее выгодна с точки зрения сохранения свойств трансплантата, его приживления и т.д. Поэтому ничей опыт за основу взят не был. Методика заготовки и обработки трансплантатов была разработана Н. П. Демичевым в 70-х годах, мы ее улучшили и оптимизировали. Основные же проблемы заключаются в юридических тонкостях данной отрасли здравоохранения. Заготовка трансплантатов подпадает под действие норм трансплантации органов и тканей, которая до сих пор, к сожалению, в России не отрегулирована.
– Какие трудности сегодня стоят перед отечественной трансплантологией и, в частности, перед вашим проектом?
– Основная проблема — это как раз отсутствие ясности в законодательстве. Все думают, что у нас действует так называемая презумпция посмертного согласия на трансплантологию, на деле этого нет. В законе «О погребении и похоронном деле» есть четкая норма, которая требует соблюдения выраженного пожелания умершего человека или его родственников, круг которых определен, по отношению к патологоанатомическому вскрытию, согласию или несогласию на изъятие органов и (или) тканей из его тела, порядку захоронения. То есть работает правило гуманного отношения к трупу человека после его смерти и ни о какой презумпции согласия речи не идет. У нас даже студенты в медицинских вузах сегодня обучатся на манекенах. С другой стороны, действующий закон «О трансплантации органов и (или) тканей человека» не разрешает забирать органы у трупа только в случае, если медицинская организация проинформирована, что больной перед смертью отказался от донорства, или его родственники обратились с заявлением о несогласии на изъятие. В остальных случаях якобы забирать органы можно. Вот и получается небольшое, но противоречие юридических актов. Если мы преодолеем это противоречие, работать станет легче.
– Какую страну можно назвать лидером в области трансплантологии?
– В мире ежегодно проводится более 100 тыс. операций по трансплантологии органов и, бесспорно, лидер здесь США. Если там каждый год на миллион человек проводится более 90 трансплантаций различных органов, то у нас в лучшем случае — 9,2.
– Насколько, по-вашему, мы отстаем от других стран в пересадках органов? Что переломит это отставание?
– Боюсь оказаться прав, но сегодня мы отстали от стран запада в этой области навсегда. У нас всегда здравоохранение и, в частности, трансплантология финансировались по остаточному принципу и сейчас, прогнозирую, из-за проблем с бюджетом развитие отрасли только замедлится. Очень многое должно поменяться и не только касаемо законодательства. Например, сегодня в России донорство возможно только при наличии кровного родства с реципиентом. Другое ограничение — сам донор должен дать письменное добровольное информированное согласие на операцию, что тоже часто практически невозможно. Кроме того, сегодня многое должно поменяться в менталитете людей. В странах запада считается нормой жертвовать органы умерших людей. У нас же на вопрос о согласии стать донором большинство отвечают отказом. Поэтому прежде всего сейчас нужно проводить грамотную разъяснительную работу с населением с использованием СМИ, интернета для создания положительного отношения к донорству, как это делается за рубежом. Конечно, эта работа должна иметь образовательное и финансовое подкрепление в виде создания центров, отвечающих требованиям оказания медицинской помощи, их оснащения и обучения бригад. Понятно, что при нынешнем финансовом состоянии страны на эти меры денег выделятся не будет.
– Почему в России многие люди настороженно относятся к донорству тканей и органов. Есть ли перспектива, что ситуация изменится?
– Я считаю, что здесь есть две проблемы: юридическая и ментальная. Юридическую коллизию я уже описал. Что же касается людей, то они в основном не понимают, зачем, куда и для чего это нужно. Никто не верит, что с ним подобное может произойти. Кроме того, в массовом сознании закрепилась страшилка из СМИ, да и из баек, что на трансплантологии органов зарабатывают бешеные деньги. Люди пугаются и думают, что им это не надо. Показателен недавний пример с гибелью в ДТП тренера сборной по гребле Германии в Рио-де-Жанейро. Его родственники, приехав в Бразилию, подписали согласие на трансплантацию и его органы спасли жизни четырем людям. В России же на данный момент такой ситуации я представить не могу. 
темы
8 мин