Засекреченное дело Ивана Голунова
4 мин чтения
Фото: Umoloda.kiev.ua

Фото: Umoloda.kiev.ua

Что следственные органы пытаются скрыть от общественности

Материалы проверки полицейских, задержавших журналиста «Медузы» Ивана Голунова, содержат гостайну и потому не подлежат публичной огласке. Об этом на заседании Басманного районного суда Москвы заявил следователь Антон Цедов. «Материалы являются секретными и не могут быть представлены, так как содержат сведения, составляющие гостайну», — цитирует его «Коммерсант».

Защита Голунова и сам журналист считают, что таким образом власти стремятся «похоронить» расследование. Следственный комитет должен установить или опровергнуть факт «возможного превышения полномочий полицейскими при проведении оперативно-розыскных мероприятий». Формально эта процедура длиться с июня в рамках уголовного дела по «народной статье» 228 УК РФ (незаконное приобретение и хранение наркотиков).

Сначала из МДВ по Западному административному округу дело было передано в прокуратуру, а потом — в Следственный комитет. Адвокаты журналиста считают, что засекречивание материалов, к которому прибег СКР, вызвано нежеланием проводить реальные следственные действия и предоставлять результаты общественности.

«Уголовное дело в отношении полицейских, совершивших преступление в отношении Голунова, не возбуждено и не расследуется. А со слов следователя, расследование в отношении сотрудников полиции проводится в рамках уголовного дела по наркотикам, что, в принципе, с точки зрения Уголовно-процессуального кодекса недопустимо», — заявил 1 ноября «Коммерсант ФМ» адвокат Сергей Бадамшин

Засекречивание материалов дела действительно очень сложно назвать разумным. В возможном подбрасывании наркотиков, применении методов физического и психологического воздействия, подлоге улик не может быть даже намёка на государственную тайну. Крайне подозрительным выглядит и то, что СКР почему-то не вынес это разбирательство в отдельное производство.

Судя по всему, действия следствия в отношении оперативников, задержавших Голунова, осуществляется в порядке досудебного расследования, и продолжается оно необъяснимо долго. Фамилии полицейских, попавших под проверку, остаются под покровом тайны. Правда, это далеко не все странности в деле журналиста «Медузы». Их на самом деле столько, что дело Голунова рискует превратиться в главный российский детектив последних лет.

Напомним, что журналист был задержан 6 июня. Пресс-служба МВД по Москве сообщила, что Голунов покупал наркотики в Латвии (в Риге находится головной офис «Медузы») и сбывал их в ночных клубах российской столицы. Как тогда утверждали в полиции, у Голунова обнаружили 3,56 грамма мефедрона и 5,42 грамма кокаина. В разработке журналист находился с марта.

«При осмотре жилища задержанного — арендуемой квартиры на Вешняковской улице, в присутствии понятых полицейскими были обнаружены три пакета и сверток с порошкообразным веществом, а также электронные весы. Исследованием установлено, что часть изъятого представляет собой кокаин, массой свыше 5 граммов», — говорили в МВД с приложением фотографий нарколаборатории

Первые пару суток полиция упорно игнорировала контраргументы и призывы отпустить Голунова. Однако, видимо, под давлением сверху московское МВД начало давать заднюю. Сначала в министерстве признали, что выложили «ошибочную» фотографию нарколаборатории Голунова, хотя ранее в пресс-службе МВД по Москве отрицали обвинения в фальсификации доказательств.

Полностью дело Голунова развалилось 11 июня, когда после окрика из Кремля министр внутренних дел Владимир Колокольцев заявил, что журналист освобождается из-под домашнего ареста, а все обвинения с него снимаются. Участие в покупке и сбыте наркотиков оказалось недоказанным. Вслед за этим полетели головы высокопоставленных начальников.

13 июня был уволен начальник по контролю за оборотом наркотиков ГУ МВД по Москве генерал-майор Юрий Девяткин и начальник УВД по ЗАО ГУ МВД Москвы генерал-майор Андрей Пучков. Правда, об их роли в деле Голунова практически ничего неизвестно. Из тех материалов, которые были прежде доступны, следует, что Пучков ходатайствовал в Мосгорсуде о санкции на обыск жилья Голунова.

Считается, что непосредственное руководство действиями в отношении журналиста осуществлял начальник подразделения по контролю за оборотом наркотиков УВД по ЗАО ГУ МВД Москвы полковник Андрей Щиров (был отстранён). За информационное обеспечение дела отвечал глава пресс-службы ГУ МВД по Москве Юрий Титов (был уволен).

Оперативники Акбар Сергалиев, Роман Феофанов и Дмитрий Кожанов, участвовавшие в задержании Голунова, в июне были отстранены от работы. Виновны ли они, где они сейчас и чем занимаются, — никто не знает и, видимо, никогда не узнает. Без ответа остаётся вопрос: за какие конкретно грехи сняли с должностей двух генералов полиции?

Защитники Голунова из так называемого либерального лагеря считают, что генеральские головы полетели за организацию провокации против Голунова по заказу криминалитета или ФСБ. Следователи и оперативники МВД были марионетками в этой схеме. На первый взгляд такая версия выглядит логичной, однако, учитывая гриф «секретно» невозможно ни подтвердить, ни опровергнуть её

Какой бы ни оказалась истина, дело Голунова нанесло огромный репутационный ущерб всей системе МВД. Атака на журналиста (если она действительно была санкционирована людьми, которые мстили ему за расследования) стала поводом для всеобщего порицания полиции. Как только запахло зажаренным, МВД по Москве начало мгновенно отказываться от собственных «неопровержимых» доказательств.

Источник «Русской Планеты» в структуре МВД, которая занимается борьбой с незаконным оборотом наркотиков, рассказал, что в июне придерживался мнения о виновности Голунова в сбыте дурмана и об отсутствии в деле политической подоплёки. Однако дальнейшее развитие событий продемонстрировало обратное.

«Работая в системе МВД, я могу сказать, что головы в ней летят по поводу и без. Поэтому, как только поднялся шум вокруг Голунова, я воспринял увольнение Девяткина и Пучкова как поспешную уступку разгневанной общественности. Сейчас, учитывая какой оборот приняло дело, складывается впечатление, что это дисциплинарное наказание было адекватным», — собеседник РП

Гриф «секретности» в деле Голунова наш источник назвал «абсурдом». В своей практике он не встречал случаев засекречивания производств по статье 228. Нарушения правоохранителей должны расследоваться в рамках отдельного уголовного дела, а дело пострадавшего гражданина закрываться, пояснил собеседник РП.

«Если Голунова действительно подставили, то это эта провокация была проявлением жуткого идиотизма на всех уровнях. Засекречивание материалов, видимо, необходимо, чтобы скрыть этот факт. Теперь значительная часть общества думает, что полицейские только и занимаются тем, что фальсифицируют доказательства. А на самом деле при всех шероховатостях системы МВД борьба с наркоторговлей идёт и весьма бурная», — подчеркнул источник.

Читайте нас в мобильном приложении

Если у Вас возник вопрос по материалу, то Вы можете задать его специальной рубрике Задать вопрос Как нам обустроить Дальний Восток Далее в рубрике Как нам обустроить Дальний ВостокЛюбое развитие регионов должно начинаться с закрытия Москвы Читайте в рубрике «Культурa» «Граждане бандиты! С вами говорит капитан Жеглов!»40 лет назад вышел знаменитый сериал «Место встречи изменить нельзя» «Граждане бандиты! С вами говорит капитан Жеглов!»
Подписывайтесь на канал rusplt.ru в Яндекс.Дзен
Подписывайтесь на канал rusplt в Дзен
Комментарии
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях. Только экспертный взгляд на события
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!