По состоянию на 4 июля 10:30
Заболевших674 515
За последние сутки6 632
Выздоровело 446 879
Умерло10 027
Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

Ювенальная юстиция вновь атакует

Госсобрание Республики Якутия (Саха) приняло Закон «Об ответственном родительстве», переписанный с модельного ювенального закона Совета Европы

Григорий Шугаев
24 марта, 2016 12:00
12 мин

Фото: Андрей Лукин/ТАСС

14 марта этого года парламент Якутии (Саха) в последнем чтении принял закон с весьма говорящим названием «Об ответственном родительстве», регулирующий ответственность родителей за любую потенциально опасную ситуацию, в которую может попасть ребенок. Все в законе сводится к повышенной ответственности родителей, контролю со стороны органов опеки и ужесточению мер по отношению к малоимущим и малообеспеченным семьям. Переписан закон с модельного документа Совета Европы. Отсутствуют критерии оценки, что такое «ответственный» и «безответственный» родитель. Закон инициирован Якутским региональным отделением всероссийского общественного движения «Матери России». Его главой является уважаемый общественный деятель, член Совета Федерации Валентина Петренко.
Чтобы узнать, как обстоит ситуация с продвижением ювенальной юстиции, РП обратилась за комментариями к одному из самых авторитетных в стране специалистов в области защиты семьи, материнства и детства, одному из давних борцов с ювенальной юстицией Ольге Летковой, председателю Совета по защите семьи и традиционных семейных ценностей при уполномоченном при президенте России по правам ребенка, главе Ассоциации родительских комитетов и сообществ (АРКС), директору Общественного центра правовых экспертиз и законопроектной деятельности.
Ольга Леткова
Ольга Леткова. Фото из личного архива
— 14 марта парламентом Республики Якутия (Саха) был одобрен ювенальный, антисемейный по своей сути законопроект «Об ответственном родительстве». Как же так получилось?
— Это получилось, потому что избрана новая тактика — проводить ювенальные законы через региональные заксобрания и с помощью многочисленных «ручных» родительских организаций. Я с уважением отношусь к Валентине Александровне Петренко и не знаю, в курсе ли президиум возглавляемой ею организации в ювенальной деятельности своих отделений. Принятый там закон дает безграничное поле для нарушений прав семьи и прав родителей.  Когда на родителей возлагается ответственность за все, что происходит с детьми, независимо от того, виноваты они в этом или нет, это вопиющее нарушение конституционных прав граждан. В нашем законодательстве существует принцип добросовестности родителей. Он означает, что все, что родители делают в отношении своих детей, они делают им во благо и не желают причинить вред. Если кто-то утверждает иное, он должен это доказать. И если ребенок случайно получил синяк или ссадину или заболел, родителей нельзя за это наказывать, тем более отбирать детей. А что касается разрушения семей по причине бедности, то это просто дискриминация по социальному признаку, которая прямо запрещена Конституцией России, да и международными документами тоже.
В целом же в стране ситуация с ювенальной юстицией серьезно обострилась. В последнее время делаются попытки ввести западную ювенальную систему, причем в самом жестком виде. Это заложено в проекте федерального закона «О предупреждении и профилактике семейно-бытового насилия», который был предложен президентским советом по защите прав человека. В этом законопроекте практически любые действия родителей по воспитанию своих детей признаются насилием. Любые наказания, запреты, ограничения (что-то не дали, куда-то не пустили) или просто угрозы, что что-то запретят или чего-то лишат, являются физическим насилием,  замечания и критика — психологическим насилием (к примеру, даже если родители просто подшучивают над ребенком), отказ выдать карманные деньги, ограничения в пользовании компьютером, телевизором или другими предметами быта — экономическим насилием, привлечение к домашнему труду — эксплуатацией и т.д. Поводами для санкций в отношении родителей может стать и так называемое сексуальное насилие, это когда родители — о ужас! — препятствуют ребенку  в его сексуальной свободе.
— И какие санкции согласно тому законопроекту были определены для родителей?
— Первая мера — это дети должны незамедлительно изыматься из семьи, они должны помещаться в безопасное место (в приют). Родителям запрещается «преследовать жертву», то есть видеться с детьми. Одним словом — разрушение  семьи.  При этом родители не только привлекаются к административной и уголовной ответственности, они также несут и полную материальную ответственность за нахождение ребенка в приюте, а если ребенок захочет снять себе отдельное жилье и заявит, что родители нарушают его права и свободы, они должны будут оплачивать ему аренду. Естественно, что возмещение морального и всех иных видов вреда тоже ложится на плечи родителей. Родители даже могут быть выселены из своей квартиры, которая находится у них в собственности, в пользу «пострадавшего» ребенка. При этом никакой законной процедуры рассмотрения не предусматривается: участковый или суд принимает решение на основании документов (личное присутствие не обязательно) в кратчайшие сроки (от нескольких часов до нескольких суток) практически без права обжалования. Так действует ювенальная юстиция на западе, а в России это будет еще и огромная почва для коррупции и злоупотреблений.
Этот законопроект благодаря протестам родителей через федеральный парламент никак не удается провести уже на протяжении ряда лет. Сейчас предпринята попытка внести его в Госдуму через президента. Родительская общественность и Уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов сделали все возможное, чтобы препятствовать этому. Пока вопрос завис на самом высоком уровне. На сегодняшний день этот законопроект в Госдуму не внесен. Но опасность его возможного продвижения сохраняется. Поняв, что на федеральном уровне такой ювенальный закон протащить не так-то просто, лоббисты решили пойти через региональное правовое регулирование, принять аналогичные законы на местах.
Митинг против введения в России ювенальной юстиции. Фото: Андрей Лукин/ТАСС
— Были сообщения, что не только Якутия замечена в продвижении ювенальных законов, так ли это?
— Дело в том, что согласно Конституции у субъектов Российской Федерации есть право принимать свои законы по ряду вопросов в той части, в которой они не урегулированы на федеральном уровне. Так вот вопросы семьи и детства — это те самые вопросы, законы по которым регионы в принципе могут принимать самостоятельно. Не только Якутия, но и  Татарстан на днях принял закон об ужесточении ответственности родителей за воспитание детей. И вновь мы сталкиваемся с широкими, размытыми терминами, опять непонятно, что считать насилием, что жестоким обращением, а что нормальным родительским поведением. Тем не менее повышается ответственность родителей, ужесточаются санкции. И через размытые формулировки опять же можно любому родителю связать руки. Это та же самая ювенальная юстиция, которая ползет теперь через регионы. И закон, который принят в Якутии, это, безусловно, один из первых шагов. Нам нужно понимать, что это тенденция по всей стране. По-тихому, без всякого общественного обсуждения, в стране вводится ювенальная юстиция, несмотря на то что президент неоднократно и ясно говорил, что нам не нужно копировать сомнительный западный опыт.
— Говорилось, что многие документы будут переработаны. Действительно, вступили в действие поправки к Семейному кодексу, но, думается, это далеко не все, что нужно, чтобы остановить ювенальную юстицию. Будет ли эта работа продолжена?
— Ну, мы тоже узнаем все из средств массовой информации, как ни странно. Родительская общественность не привлечена к этой работе. Тем временем органы опеки и попечительства  все еще имеют право вмешиваться в дела семьи произвольно, потому что им дана возможность определять, какая семья является социально неблагополучной на основании чрезмерно широких критериев, фактически по собственному усмотрению. Это и потеря работы, и развод, и плохое жилье, и долги за ЖКУ, и многое другое. У людей бедных, попавших в трудную жизненную ситуацию, у каждого из нас любой чиновник может отобрать ребенка. Таких родителей не лишают родительских прав. Просто забирают детей на реабилитацию в тот же приют, где держат их сколь угодно долго без всякого решения суда. В это время к родителям предъявляются различные требования: сделать ремонт, устроиться на работу, погасить долги, решить жилищный вопрос, заполнить холодильник продуктами и т.п. Это есть прямое вмешательство государства, чиновников в дела семьи, в частную жизнь людей, запрещенное Конституцией России. Так работает по всей стране «социальное сопровождение семей», которое было введено с 1 января 2015 года новым законом «Об основах социального обслуживания граждан».
— Многие годы противники ювенальной юстиции настаивали на том, чтобы все дела по детско-родительским отношениям решал только суд, а не органы опеки, не чиновники. Но, как видится со временем, надо куда глубже менять законы, потому что суды могут поступить так же, как чиновники — без разбора и повода изымать детей. Нужны, стало быть, принципиально новые законодательные подходы?
— Да. То же самое, что сейчас делают органы опеки и попечительства, будет делать и суд. Именно как на западе, где ювенальный суд может отобрать ребенка по любому надуманному поводу, который судье или тем же социальным службам кажется правильным. И если у нас в стране не будут законом определены четкие критерии, в каких случаях можно вмешиваться в семью, а в каких — нет, то мы можем из самых благих намерений получить в России западную ювенальную юстицию в прямом смысле слова. Есть семьи действительно социально опасные. И если возникла непосредственная опасность для жизни или здоровья ребенка, то действующее законодательство позволяет в таких случаях немедленно отбирать детей с последующим предъявлением иска в суд о лишении родительских прав.
Другое дело — люди, попавшие в трудную жизненную ситуацию. Им просто нужно помочь.  Это должна быть адресная социальная помощь на добровольной основе без всякой угрозы отбирания детей. Социальные службы вообще не должны заниматься выявлением семейного неблагополучия, собирать досье на родителей и принимать какие-либо репрессивные меры к семье. Такие полномочия должны быть переданы полиции, и то в рамках закона, которые я изложила. Если люди будут уверены, что социальные службы пришли, чтобы действительно помочь, они перестанут бояться открывать им дверь.
Хочу напомнить, что в статье 1 Семейного кодекса установлен принцип невмешательства кого-либо в дела семьи. Конституционный суд определил, что нарушение этого основополагающего принципа является посягательством на право граждан на охрану семьи.
— Неужели такие простые истины не находят понимания в парламенте до сих пор?
— Мы передавали в федеральный парламент и непосредственно к заместителю председателя комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Елене Мизулиной пакет законопроектов, которые должны защитить семьи, укрепить статус семьи. Эти проекты как раз направлены на четкое разделение категорий семей, на установление запрета вмешательства кого-либо в дела семьи без достаточных оснований. Мы прописали родительские права, в частности на воспитание детей в собственной традиции и культуре, на самостоятельное определение системы и способов воспитания детей, на ограничения и запреты в интересах самого ребенка, на самостоятельное решение всех внутрисемейных вопросов, на охрану здоровья своих детей, на их образование, защиту и т.д. Эти права сегодня все чаще подвергаются сомнению. Предусмотрели и судебный порядок изъятия детей на основании четких критериев, и ответственность органов опеки, и многое другое. Эти проекты нужно принимать пакетно, вместе, выстраивая комплексную систему защиты и сохранения семьи. Но в реальности все происходит скорее наоборот, в законодательство вносится все больше ювенальных норм.
темы
12 мин