Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

«Я руфер и диггер»

Новый фигурант дела о покраске звезды на Котельнической набережной в Москве, 19-летний петербуржец, ранее судимый за кражу, арестован на два месяца
Никита Сологуб
28 августа, 2014 21:29
10 мин
Владимир Подрезов в Таганском суде, 28 августа 2014 года. Фото: Зураб Джавахадзе / ИТАР-ТАСС
Судья Таганского районного суда Москвы Софья Прохорова удовлетворила ходатайство следствия о заключении под стражу нового фигуранта уголовного дела о покраске звезды на шпиле сталинской высотки на Котельнической набережной. 19-летний, ранее судимый за кражу, руфер и диггер из Санкт-Петербурга Владимир Подрезов арестован на два месяца.
Заседание об избрании меры пресечения для Подрезова началось неожиданно как для журналистов, так и для адвокатов подсудимого — представители пресс-службы столичного управления МВД до последнего момента не подтверждали информацию о задержании новых подозреваемых по делу о высотке на набережной. В ожидании доставки молодого человека его адвокат Вадим Лисицын спешно пытался ознакомиться с материалами дела.
В зале, помимо немногочисленных журналистов, приставов и представителей сторон процесса, никого больше не было. Несмотря на ожидания корреспондентов — ранее источники сообщали, что по этому делу были задержаны двое новых подозреваемых, — Подрезов появился в зале в одиночестве. Худощавый и высокий молодой человек с белыми вьющимися волосами и поцарапанными локтями вошел в клетку для обвиняемых уверенным шагом.  Затем Прохорова приступила к стандартному для заседаний по мере пресечения допросу и выяснила, что подсудимому 19 лет, он холост, имеет постоянную регистрацию в Петербурге, среднее образование и ранее привлекался к уголовной ответственности по статье 158 УК РФ (кража).
После этого судья огласила данные о личности молодого человека, содержащиеся в уголовном деле. Так, в нем говорится, что, несмотря на постоянную регистрацию в Санкт-Петербурге, по факту дома вместе со своей матерью Мариной Соколовой он не проживал. «Я жил вместе с девушкой своей. К матери я постоянно заходил, если вы у соседей спросите, они подтвердят. Потом мы поссорились с девушкой, и я уехал в Москву», — спокойно и уверенно пояснил обвиняемый судье.
По словам Подрезова, в Москве он снял квартиру на Ленинском проспекте. На вопрос о том, где безработный молодой человек брал деньги, он ответил, что зарабатывал их неофициально, занимаясь администрированием одного из интернет-сайтов. Официально оформлял свою трудовую деятельность он лишь однажды, когда работал в управляющей компании «ЖилКомСервис», однако вскоре оттуда уволился. Как пояснил обвиняемый, в Москве он жил около двух лет, однако в начале этого лета мать молодого человека попросила его приехать в Санкт-Петербург, чтобы оформить документы на продажу квартиры. Переночевав у друзей, он сел на маршрутку, чтобы доехать до ее дома, когда его задержали полицейские неподалеку от площади Александр Невского.
Владимир Подрезов в Таганском суде, 28 августа 2014 года. Фото: Зураб Джавахадзе / ИТАР-ТАСС
Владимир Подрезов в Таганском суде, 28 августа 2014 года. Фото: Зураб Джавахадзе / ИТАР-ТАСС
На уточняющий вопрос судьи о том, какое учебное заведение молодой человек окончил, чтобы получить среднее образование, обвиняемый с заминкой ответил: «Вообще я собирался поступать в институт, но не получилось. ЕГЭ я не сдавал, поэтому сейчас получить другое образование, не закончив заново 11 класс и не сдав ЕГЭ, я уже не смогу».
Выяснять подробности о судимости Подрезова Прохорова не стала, констатировав лишь, что в 2011 году он был приговорен к исправительным работам по части 2 статьи 158 УК РФ (кража, группой лиц по предварительному сговору). Однако исполнять эти, как он сам выразился, «противные» работы молодой человек отказался, отмечаться к инспектору не ходил, в связи с чем суд изменил наказание для него на лишение свободы. Отбывал Подрезов свои три месяца ареста в петербургском СИЗО № 1 («Кресты») и вышел на свободу в декабре прошлого года.
Закончив знакомиться с обвиняемым, судья передала слово следователю, который зачитал стандартный набор оснований для заключения под стражу: «Обвиняемый долгое время жил не по месту регистрации, не имеет постоянного места работы или учебы, ранее привлекался к уголовной ответственности, может попытаться скрыться или разгласить материалы предварительного расследования». Прокурор его немногословно поддержал, не найдя возражений для ареста молодого человека. Защитники обвиняемого Вадим Лисицын и Елисей Пятин просили судью либо отложить заседание на 72 часа для ознакомления со всеми материалами дела, либо избрать для Подрезова меру пресечения в виде домашнего ареста.
«Ходатайство следствия абсолютно необоснованно, а обвинение — абсурдно. Чтобы убедиться в этом, суд может ознакомиться с делом. Открыв его материалы, мы понимаем, что вменяемая ему статья о хулиганстве по мотивам идеологической розни не имеет под собой никаких квалифицирующих оснований. При этом за одно якобы совершенное им действие — покраску шпиля — моему подзащитному вменяются сразу две статьи: и о хулиганстве, и о вандализме. Он обычный 19-летний парень, которого сгубило хобби. Мы все из СМИ знаем имена людей, которые совершали прыжок с парашютом с этого здания, но в деле нет никаких доказательств, указывающих на связь моего подзащитного с ними. Они даже не были знакомы!», — пояснил судье Лисицын. При вынесении решения адвокат попросил учесть не только юный возраст обвиняемого, но и семейные обстоятельства — недавно его отец скончался и мать осталась вдовой. В качестве доказательства защитник попросил приобщить свидетельство о его смерти.
Ему вторил и сам обвиняемый. «Я считаю, что нет необходимости брать меня под стражу. Скрываться от следствия я не собираюсь и считаю возможным провести следствие, пока я нахожусь под домашним арестом или под подпиской о невыезде», — уверенно произнес он, после чего судья удалилась на перерыв для принятия решения, дав журналистам минуту на вопросы подсудимому.
«Я хотел залезть на крышу Котельнической набережной, но в тот день не совершал этого. Там нужно было пролезть через окно и прыгнуть, а я этого делать не стал. Этих бейсеров, которые там были, я вообще не знаю», — рассказал молодой человек. На вопрос, что побудило его попробовать залезть на крышу, он ответил: «Потому что я руфер и диггер, мне нравится заползать на высокие здания и исследовать подземные коммуникации, это то, чем я люблю заниматься».
Когда Подрезова вывели из зала, его защитник Лисицын увлеченно стал отвечать на вопросы журналистов, попутно рекламируя свое адвокатское бюро «Лисицын, Пятин и Партнеры». Так, он рассказал, что в Тверском суде в это время проходит заседание по избранию меры пресечения другому руферу Кириллу Ишутину, более известному как Кирилл Вселенский. Лисицин пояснил, что, вопреки словам источников СМИ, Ишутин проходит по делу о покраске звезды в качестве свидетеля, а Тверской суд избирает для него меру пресечения абсолютно по другому обвинению — по статье 228 УК РФ (нелегальное хранение наркотических средств). По его словам, наркотики в квартире блогера были обнаружены в ходе обыска, который следователи проводили в рамках дела о высотке на Котельнической.
Григорий Мустанг. Фото: личная страница в Facebook
Григорий Мустанг. Фото: личная страница в Facebook
Как пояснил адвокат, его подзащитный не был знаком с парашютистами, прыгавшими 20 августа с высотки на набережной, однако был знаком с киевским руфером Григорием Мустангом, который взял на себя ответственность за акцию в Москве. При этом какой-то общей связи между прыгавшими с высотки бейсерами, Мустангом, Подрезовым и Ишутиным, в реальности нет, не доказана она и в материалах уголовного дела. По данным адвоката, в тот день Ишутин, которого сейчас арестовывают по антинаркотической статье, «приехал к Котельнической набережной и тут же уехал», а факт присутствия там Подрезова не подтверждает вообще никто из его окружения. Как бы то ни было, сейчас подсудимый отказывается от дачи показаний по статье 51 Конституции РФ, поэтому говорить уверенно о его роли в событиях 20 августа невозможно.
Во всей фабуле «шитого белыми нитками» дела и в том, как усиленно работают над ним следователи, очевиден политический заказ, — говорит Лисицын. «В обвинительном заключении говорится, что все произошедшее, вся эта акция была устроена по мотивам идеологической ненависти. Но скажите, какая может быть ненависть, если речь идет просто про синий и про желтый цвет? Ненависть — это когда я говорю: «Ты — черный, а я — русский». Но этого ведь там нет! Ладно бы они еще «Слава Украине!» написали, так нет же! Как будет доказывать мотив ненависти следствие, я не представляю. Скорее всего, дело просто рассыплется. Мой подзащитный отрицает свою причастность к окраске звезды. К руферству – пожалуйста, ему это нравится», — пояснил он. Лисицын уверен, что когда эксперты завершат экспертизу и сверят биоматериалы Подрезова с биоматериалами, обнаруженным на месте происшествия, с него снимут все обвинения.
Адвокат Пятин на вопрос, кто платит за их услуги, ответил уклончиво. «Конечно, мы не работаем бесплатно. Но говорить, откуда идет финансирование, я вам не могу. Мы хотим помочь этому человеку. Ознакомившись с материалами дела, я понял, что тут не случай каких-нибудь Pussy Riot, защищать которых я бы в жизни не взялся, а случай, когда наша судебная система может дать сбой и приговорить невиновного человека», — сказал он.
Вернувшись в зал, судья Прохорова с поразительной скоростью зачитала свое решение, согласно которому о возможной причастности Подрезова к «делу о звезде» говорит совокупность множества фактов, а одно из вменяемых ему преступлений относится к категории тяжких. Учитывая имеющуюся у обвиняемого судимость, его опыт проживания без регистрации и отсутствие постоянной работы, судья постановила заключить молодого человека под стражу на 1 месяц и 24 суток — до 19 октября 2014 года включительно. Юный возраст и недавнюю смерть отца Прохорова посчитала недостаточными основаниями для избрания более мягкой меры пресечения.  
темы
10 мин