Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

«Я была уверена: если ты попал в России, то выйдешь со статьей»

Спустя 3,5 года суд оправдал красноярского терапевта Алевтину Хориняк, которая выписала неизлечимому онкобольному рецепт на аптечное обезболивающее
Никита Сологуб
21 октября, 2014 15:36
8 мин

Алевтина Хориняк и Виктор Сечин. Фото: pravmir.ru

Октябрьский районный суд Красноярска полностью оправдал 67-летнего участкового терапевта Алевтину Хориняк, которая три с половиной года назад выписала рецепт на обезболивающее «Трамадол» знакомому, страдающему раком в терминальной стадии, и стала фигурантом уголовного дела о незаконном обороте сильнодействующих средств. В прошлом году суд признал врача виновным по двум статьям УК и приговорил ее к штрафу в 15 тысяч рублей, однако дело было направлено на пересмотр.
Как рассказал РП адвокат терапевта Вячеслав Богданов, Октябрьский районный суд Красноярска вынес оправдательный вердикт во вторник, 21 октября, с формулировкой «за отсутствием состава преступления», как того и добивалась сторона защиты. Вместе с Хориняк была оправдана вторая подсудимая по этому делу Лидия Табаринцева, которая купила по рецепту терапевта «Трамадол» в аптеке за 286 рублей.
«Судья могла снова пойти навстречу прокуратуре и вынести обвинительный приговор, однако, поскольку в действиях Алевтины Петровны действительно отсутствует состав преступления, вынесла обоснованное решение, полностью соответствующее закону. Оправдательные приговоры в России крайне редки, однако сейчас судья встала на сторону справедливости», — пояснил Богданов. Он отметил, что прокуратура имеет право обжаловать приговор в течение 10 дней, а считаться вступившим в силу он будет только с этого момента. Адвокат полагает, что решение судьи должно «послужить сигналом» для ФСКН и прокуратуры.
По словам самой Хориняк, она до сих пор не может осознать, что в деле поставлена точка. «Сегодня у меня леденело сердце, когда судья зачитывала обвинение по всем статьям, которые мне предъявляют, и так все гладко, так все округленно звучало, что я сама себе сказала: "Давай, теперь готовься к новому кругу разбирательств в суде". Я настолько была уверена в своей правоте, что, слушая его, думала, как же можно называть черное белым, а белое черным, все так привести к нужному показателю. А потом судья начала говорить, что суд считает один момент недоказанным, что в другом обвинители не правы. И у меня тогда проблеск надежды какой-то возник. Когда я услышала, что оправдана, для меня это было шоком, конечно, какое-то состояние невесомости появилось. Я даже не поверила, у адвоката переспросила, чтобы он меня подбодрил», — рассказала терапевт РП.
Как пояснила врач, 3,5 года, которые прошли с момента возбуждения уголовного дела, дались ей нелегко, однако помогала поддержка коллег и общественности. В пользу Хориняк организация «Врачи России» собрала более 3 тысяч подписей, а уполномоченный по правам человека Красноярского края Марк Денисов сказал, что у нее достаточно оснований для обращения в ЕСПЧ и пообещал помочь с этим.
«В течение всех этих лет следователи убедили меня в том, что судьи никому не подчинены, что они выносят тот приговор, какой нужно вынести, что никому они не подотчетны и никакой управы на них нет. Я бы не ощущала столько радости, сколько ощущаю сейчас, если бы не эти три с половиной года, которые для меня стали годами мучений», — говорит Хориняк.
«Мне как-то предложили путевку в санаторий на две недели, и я следователя Гордеева попросила, можно ли мне уехать, меня же, бывало, по месяцу никуда не вызывали. Так он так возмутился, и говорит: "Да мы вас сразу закроем, попробуйте только уехать". Я не поняла сначала, спрашиваю: "А что такое закроем-то?". — "Ну как, — говорит, — в СИЗО". Я тогда решила, что лучше не буду никуда проситься и здесь останусь. А сейчас, получается, я могу у него уже ничего не спрашивать, и мне даже как-то осознание этого еще не пришло. В голове пустота какая-то», — поделилась врач с РП.
По словам Хориняк, в ближайшее время она будет продолжать работать в поликлинике и контактировать с адвокатами, а потом, возможно, съездит к друзьям в Германию. «Они очень переживали. У них любой судебный процесс — это всегда очень серьезно, но там есть какая-то презумпция невиновности, а у нас нет. Я была уверена: если ты попал в России, то выйдешь со статьей», — считает она.
Аптечный слабый опиоид «Трамадол» находился в свободной продаже, однако в 2008 году по решению ФСКН он стал препаратом количественного учета. В апреле 2009 года в аптеке, к которой был прикреплен страдающий врожденной амиотрофией мышц и злокачественным новообразованием в терминальной стадии Виктор Сечин, закончился «Трамадол» по федеральной льготе. Лечащий врач мужчины отказалась выписывать ему рецепт на «Трамадол», который был в наличии за деньги в другой аптеке, поскольку больной получал лекарства бесплатно в виде государственной социальной помощи. Всю ночь на 19 апреля Сечин кричал о помощи, и его родственники, не в силах видеть страдания мужчины, обратились к Хориняк, которая была знакома с семьей более 20 лет. Согласившись помочь, врач выписала два рецепта на «Трамадол» больному, не прикрепленному к ее участку, а Табаринцева, друг семьи Сечиных, приобрела лекарство в аптеке и передала больному.
В 2011 году ФСКН стала заниматься проверкой рецептов, выписанных после вступления в силу приказа о том, что «Трамадол» является препаратом количественного учета. Вскоре в отношении Хориняк было возбуждено уголовное дело по части 2 статьи 327 УК РФ («Подделка иного официального документа, предоставляющего права, в целях его использования, с целью облегчить совершение другого преступления») и части 3 статьи 234 УК РФ («Незаконные приобретение, хранение в целях сбыта и сбыт сильнодействующих веществ в особо крупном размере»). Спустя почти год следствия по делу, когда сменились четыре следователя, в нем появилась вторая подозреваемая, Табаринцева. Следователи полагали, что женщины передали Сечину, которого на тот момент уже не было в живых, обезболивающее, предварительно вступив в «преступный сговор».
Спустя еще год, 20 мая 2013 года, судья Октябрьского суда Красноярска вынесла в отношении обеих женщин обвинительный приговор. Однако Красноярский краевой суд отменил его из-за процессуальных нарушений — у обеих обвиняемых был один и тот же адвокат. Дело было направлено на пересмотр в нижестоящую инстанцию. При повторном рассмотрении дела Октябрьским судом сторона обвинения требовала подтвердить прежний приговор и назначить Хориняк и Табаринцевой штраф в размере 15 тысяч рублей, признав их виновными по обеим статьям УК. Сторонники Хориняк называли дело в отношении терапевта «обвинением сложившейся в России системе оказания помощи инкурабельным больным».
темы
8 мин