Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

Время национальных интересов

В своем интервью российский президент дал очевидные рецепты преодоления не только российского, но и мирового кризиса
Виктор Мартынюк
11 января, 2016 19:15
6 мин
Владимир Путин (в центре), Кай Дикманн (справа) и Николаус Бломе (слева) во время интервью. Фото: Алексей Никольский/пресс-служба президента РФ/ТАСС
В начале января президент России Владимир Путин в Сочи дал интервью авторитетному немецкому изданию Bild. В понедельник, 11 января, оно было опубликовано на официальном портале главы государства. Общая тема беседы российского лидера с журналистами Николаусом Блуме и Каем Дикманном — Россия в современном мире.
В очередной раз Владимир Путин прошелся по топовым темам внешнеполитической повестки: судьба Европы, проблемы миграции и терроризма, видение Россией своей миссии на глобальной политической арене и, конечно, Крым, по поводу «спорности» которого никак не могут успокоиться пытливые умы как западной, так и доморощенной либеральной публицистики.
В вышедшем в свет интервью можно особо выделить признание российского президента в том, что Россия «недостаточно» заботилась об отстаивании своих национальных интересов, что в том числе в итоге и привело согласно «принципу домино» к череде тех проблем, с которыми столкнулась Европа да и весь мир. Приведем этот фрагмент интервью в прямой речи:
Вопрос: Насколько я понял, Вы сложили те ошибки, которые Запад допустил в отношении Вашей страны. Как Вы считаете, Россия со своей стороны какие-то ошибки допустила за эти 25 лет?
В. Путин: Да, допустила. Мы не заявляли о своих национальных интересах, а нужно было делать это с самого начала. И тогда, может быть, мир был бы более сбалансированным.
Вопрос: То, что Вы сейчас сказали, означает, что начиная с 1990–1991 годов, с момента распада Советского Союза, в последующие годы Россия недостаточно четко формулировала свои национальные интересы?
В. Путин: Абсолютно.
Это «может быть» — дипломатическая и предельно деликатная уступка европейскому общественному мнению, которое вряд ли еще скоро смирится с пониманием ошибочной ставки на Вашингтон. Это, конечно, совершенно деланное сомнение, поскольку уже и в западной публицистике то там, то здесь нет-нет, да и проскальзывает мысль: в свое время (уточним, в 90-е) Россия упустила шанс стать полноправным полюсом и абсолютной политической доминантой на евразийском континенте. Да что уж нам эти «крокодиловы слезы» американских профессоров — сами знаем, как сдались почти без боя. «Козыревская дипломатия» непременно будет изучаться будущими юристами как бесспорно один из самых позорных феноменов, почти беспрецедентных.
Впрочем, само признание той ошибки как раз и представляется в этом интервью главной ценностью. Правильная оценка ошибки — уже половина дела на пути к ее исправлению. К тому же Россия далеко не вчера презентовала миру свое универсальное видение картины мира. Об этом — конкретно о своей «мюнхенской речи» — Владимир Путин также упомянул в интервью, риторически вопросив своих визави, что же удивительного и сенсационного в тех его жестких словах можно было найти.
Да, Россия принялась восстанавливать утраченные было геополитические позиции, пока что с переменным успехом, но пытаясь налаживать конструктивные двусторонние связи с отдельными западными державами, которые рискуют вот-вот очнуться от «вашингтонского морока».
«Именно сейчас у Германии появился реальный шанс перечеркнуть всю ту прежнюю политику, что проводилась ею под диктовку из Вашингтона, и выстраивать новую исходя из собственных национальных интересов, — рассказал "Русской планете" политолог и философ Борис Межуев. —  Этому должно способствовать в том числе и то, что сами США сегодня по многим признакам проводят настоящую реорганизацию своей внешней политики. Еще не известно, какой она будет в итоге — быть может, окажется менее жесткой, но может стать и более жесткой. Пока же Вашингтон определяется с будущей внешнеполитической стратегией, Россия и Германия могут и должны воспользоваться этой "технической паузой" в интересах двустороннего сотрудничества и снятия всех нынешних недоразумений».
Сама тональность данного Путиным интервью говорит о том, что, похоже, одной из целей этого мероприятия оказалось стремление продемонстрировать предельно доброжелательное отношение к Германии. Российский глава указал, что в целом высоко ценит миротворческие усилия, которые предпринимает канцлер Германии, да и в целом не поскупился на комплименты фрау Меркель, особо указав на ее, как представляется российскому лидеру, искренность в стремлении действительно разрешить донбасский конфликт.
По сути же, Путин попытался донести до своих собеседников простую истину: конструктивное двустороннее сотрудничество Германии и России пойдет на пользу и Германии, и России, и всему миру. Те же моменты «недопонимания», что время от времени случаются между нашими странами, не всегда, конечно, но, как правило, провоцируются деструктивным влиянием извне.
Главное — люди
И все же не сизифовым ли окажется этот очередной труд Владимира Путина? Заронит ли это уже какое там по счету интервью зерна сомнений в умы европейцев, которые спят и видят в кошмарных снах лишь то, как Москва и лично Путин вводят снова куда-то свои танки? Вашингтон — не будь дурак — нежно лелеет эти страхи, отправляя одну за одной гневные депеши, в которых «ставит на место» Россию, «забывшуюся» в своих «имперских амбициях». Но есть слова, а есть дела.
Путин во время общения с местными жителями в Крыму
Путин во время общения с местными жителями в Крыму. Фото: Алексей Дружинин/пресс-служба президента РФ/ТАСС
И еще есть простое человеческое отношение там, где его, казалось, уже и не приходится ждать у нынешних западных лидеров. Еще одна цитата, это прекрасно иллюстрирующая:
Вопрос: …Действительно ли Крым стоит того, чтобы ставить на карту совместное сотрудничество с Западом?
В. Путин: Что Вы подразумеваете под словом «Крым»?
Вопрос: Изменение границ.
В. Путин: А я под этим понимаю людей 2,5 миллиона человек…
Границы, санкции, экономика, политические амбиции — понятийный аппарат честного бюргера окончательно сузился до этих неодушевленных категорий и не приемлет простого христианского разъяснения, не видит за всем этим просто человеческого. Вряд ли этот фрагмент сильно переродит его сознание, но воспитание души и совести — дело небыстрое. Потерпим. Время русского порядка наступило.
темы
6 мин