Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Общество
Общество

Виктор Астафьев: «Русские люди пока неспособны к истинному покаянию»

Выдающийся советский и российский писатель — о войне и духовном возрождении России
Елена Коваленко
4 мин
Виктор Астафьев. Фото: Владимир Медведев / ТАСС
— Виктор Петрович, что вас подвигло уйти в политику и стать народным депутатом СССР в 1989 году?
— Мое пребывание в Верховном совете Советского Союза я не считаю политической деятельностью. Я просто хотел каким-либо образом участвовать в перестройке нашего государства и общества, но не в той перестройке, о которой говорил Горбачев. Под этим словом я понимаю гораздо большее.
Я бы хотел содействовать перерождению людей и сохранению в их душах общечеловеческих ценностей. Литературного поприща мне на тот момент было мало. За Верховным советом СССР был огромный потенциал. Ведь там собралось множество светлых голов.
Но на практике ничего сделать нам не удалось, потому что на самом деле власть имущие все решали за нас, представителей народа. В результате мы получили развал государства и деградацию общества. 
— Можно вас назвать антисоветчиком и либералом?
— Внутренняя свобода, которая есть в каждом человеке, основной лейтмотив моих произведений. На мой взгляд, именно такая свобода является отправной точкой личного и общественного развития. Если в понятие либерал вкладывать именно такой смысл, то я, пожалуй, могу себя так назвать. А вообще я не люблю подобные околополитические ярлыки.
С антисоветчиком — такая же история. Я не хотел краха Советского Союза, я хотел его трансформации в государство с человеческим лицом, поэтому и решил пойти в депутаты. К советской власти я всегда относился скептически. Побывав на войне, я осознал, какой огромный потенциал у русского народа.
Виктор Астафьев
Виктор Астафьев. Фото: Фред Гринберг / РИА Новости
Так вот, при советском строе мы, к огромному сожалению, очень плохо его реализовывали. Люди были лишены возможностей полноценно развивать свои таланты, многие благие инициативы были обречены. Конечно, СССР не стоял на месте после 1945 года. Но я твердо убежден, что народ-победитель заслужил более свободной жизни, в которой нет глупых идеологических, партийных и бюрократических препон.
Все это губило наш народ во время войны. Потеряв столько людей и пролив столько слез, мы не сделали правильных выводов. Народ снова зажали в тиски и вновь начали учить его жизни.
Но если у нас в стране были такие дураки, то как же простой русский Ванька смог сломать хребет блестяще организованной немецкой машине? Как так получилось, что мудрейшее советское руководство ничего не сделало, чтобы подготовиться к нападению врага и потом хотя бы остановить немцев в Белоруссии и Украине?
— Мы плавно перешли к теме Великой Отечественной войны. Вы — фронтовик, обладатель ордена Красной Звезды. Вы говорите про бездарное командование и упрекаете известных советских военачальников. Как тогда, по вашему мнению, нам удалось одержать победу?
— Я, конечно, смотрю на те страшные события глазами простого солдата, коим я собственно и был. Могу сказать, что очень многие успехи давались исключительно благодаря смекалке, инициативе и героизму простых людей. При этом тактические и стратегические просчеты советского командования, унесшие миллионы жизней, происходили даже после 1943 года, когда мы, казалось бы, научились воевать.
Я приведу лишь пару примеров. После разгрома 6-й армии вермахта немцы устроили советским войскам «Харьковский котел», в котором сварились шесть наших армий. Только пленных было полмиллиона человек. В 1944-м году под командованием Жукова силы двух наших фронтов не могли уничтожить 1-ю танковую армию противника. Более того, преградили дорогу в Карпаты 4-му Украинскому фронту. Как так можно было воевать?
«Всю правду знает только народ», — сказал незадолго до смерти Константин Симонов. Я полностью разделяю это утверждение. Когда война была закончена, я пытался понять, почему мы все-таки выиграли? Ведь одного героизма и доблести для этого недостаточно. Я пришел к выводу, что нас спасло чудо, народ и Бог, который не раз спасал Россию, и сейчас надежда только на него, на милостивца.
— На ваш взгляд, есть ли у российского общества шанс на духовное возрождение?
— Помните, я говорил про внутреннюю свободу. Эпоха демократии никакой реальной свободы не принесла. Люди восприняли крах Союза, как сигнал к вседозволенности и санкцию на моральное бесчинство. Советское общество держалось во многом на страхе, современное держится на эгоизме.
Власти требуют, чтобы наш народ умел жить свободно, распоряжаться своим умом. Но как это возможно, если в народе столетиями эти качества выжигали? Да, в русских людях есть дремлющая духовная и интеллектуальная сила, и она обязательно проявится в момент жизни и смерти. Ведь смогла подняться обескровленная в 30-е годы страна на борьбу с гораздо более могущественным противником. Народ разом поднялся с колен, поумнел, взматерел, научился управлять собой.
Мне кажется, в то время в народе проснулись его христианские традиционные корни, которые не были утрачены после прихода к власти большевиков. Секрет заключается в культурном феномене русской деревни. Именно деревня помогла сберечь то историческое наследие, которое так усердно уничтожали коммунисты в городе.
В 1960-е годы деревня стала вымирать. Люди стали массово переезжать в города и оторвались от своих корней. Я понимаю, что это произошло по объективным экономическим причинам. Но столь масштабные перемены в столь короткое время в итоге обескровили нашу великую русскую культуру. Мы осиротели и сильно обнищали.
Я убежден, что сила России в деревне. Если там даже при небольшом количестве жителей будет порядок — за страну можно быть спокойным. Однако никакого порядка на селе не было в советское время, нет его и сейчас. Откуда взяться порядку, если жить в деревне еще в 1970-е годы стало попросту непопулярно. При этом понятие «город» превратился в синоним культуры, а «деревня» – в синоним невежества. Это величайшее и пагубнейшее заблуждение.
— Как вы относитесь к тому, что после распада СССР люди стали возвращаться в лоно Церкви?
— Наш народ до сих пор расплачивается за грехи, совершенные непосредственно против Бога. Не надо было разрушать храмы, расстреливать священников, уничтожать церковную культуру, которая является одним из главных столпов русской цивилизации.
Ренессанс христианства в России — это естественное явление, это попытка заполнить духовный вакуум, который был при Советах и стал еще больше при демократах. Я поддерживаю стремление людей возвратиться к Богу, но для этого нужно очень многое осознать.
У меня нет слез радости, потому что это процесс небыстрый и для подлинной христианизации России потребуется несколько воцерковленных поколений, пройдет не одно десятилетие. Русские люди пока неспособны к истинному покаянию. В их сердцах много злобы и обиды. Русскому народу придется каким-то образом соединить в своем сознании безбожный советский период и время ренессанса веры, придется принять реальность историю такой, как она есть.
Люди должны понимать, что атеистический СССР и христианская Россия – это одна и та же страна, один и тот же народ. Для покаяния мы не должны очернять, демонизировать или, наоборот, восхвалять какой-то отдельный период истории. Нужна долгая и кропотливая работа над собой, нужно трудиться на благо родины и следовать заветам, которые дал нам Господь.
(В материале использованы цитаты из публицистических выступлений Виктора Астафьева)
Подготовил Алексей Заквасин
Источники:
Том писем Виктора Астафьева «Нет мне ответа… Эпистолярный дневник. 1952—2001 годы»
Прокляты и убиты. 1995 год
Печальный детектив. 1986 год
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин