Общество
Сегодня
Политика
Происшествия
Люди
Экономика
Следствие
Бизнес
Культура
Наука и медицина
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».
Лента новостей
Лента новостей
Новости – Общество
Русская планета

«Вам Путин обещал - Путин пусть Вам и выплачивает лично»

Больница в Коммунарке
Фото: Themoscowtimes.com
Как компания «Арни» оставила медсестер Коммунарки без дополнительных выплат
Алексей Аркадьевич
30 апреля, 2020 09:53
8 мин

Совсем недавно мы стали свидетелями резонансного видеообращения уволившейся медсестры, которая проработала в инфекционной больнице в Коммунарке и получила заработную плату в размере 26 000 рублей. Итак, давайте разберемся с самого начала и попробуем найти истину.

Давным давно, в 2014-2015 годах, неким Шафрановским Никитой Павловичем и Шафрановской Еленой Андреевной были организованы две компании под захватывающим названием «Арни». Работали учредители этих компаний долго, не покладая рук. И в один прекрасный день одна из этих компаний выиграла тендер на предоставление услуг медицинского персонала в ГКБ№ 40 (инфекционной больницы в Коммунарке). Вообще, благодаря давнему опыту и зарекомендовавшему себя имени, команда «Арни» достаточно часто заключала государственные контракты в медицинской сфере. В этой связи, назревает вопрос: всегда ли младший медперсонал и сотрудники в области клининга недополучали свои кровные или этот инцидент произошел в первый раз? Полагаем, ответ найдется в ходе расследования.

В это время, а именно в марте, после своей заграничной поездки, в ГКБ №40 проходила карантин журналистка Наталья Андреева. И вроде бы, никаких претензий ни к медперсоналу, ни к больнице, ни к качеству медицинского обслуживания, у нее не было. Однако, во время своего пребывания там, она познакомилась с младшей медицинской сестрой, нанятой компанией «Арни» - Натальей Любимой, которая, в свою очередь, и поведала журналистке обо всех «прелестях» работы в «Коммунарке».

Наталья Андреева начала придавать огласке те слова, мысли, доводы, просьбы, претензии и всё, что было на душе у медсестры. Далее Наталья Любимая записала два видеообращения и даже дала интервью «Новой Газете». Ниже её некоторые цитаты:

- Я работала по двое суток, один день отдыхала и снова выходила на работу. Иногда приходилось выходить на трое суток подряд. В мои обязанности входили чистка зубов, умывание, смена памперсов и постели — то есть полный уход за лежачими больными.

Спустя некоторое время нас стали обязывать разносить еду за буфетчицу, а также получать и раздавать белье за кастеляншу. Потом свои обязанности на нас стали перекладывать медсестры, [оформленные как сотрудники больницы]: вплоть до того, что мы следили за капельницами и ставили градусники.

Мы выполняли не только свою работу, но и три других.

Бывало такое, что я работала одна на несколько этажей. На одном посту в среднем по 25–30 человек. На восьмом этаже — два поста, на седьмом — три. Я оказывалась одна примерно на 120 человек. Я должна была разносить еду пять раз в день, менять постели и обрабатывать больных. Можете себе представить, какая это была нагрузка? Бегала, как электровеник, с этажа на этаж. Но мы понимали, что ситуация в стране тяжелая, кадров не хватало.

Мы терпели и старались помочь.

Сначала нас кормили там же, где и обычных медсестер. Но через две недели нам сказали: «На вас еду не рассчитывают. Где хотите, там и берите. Приносите из дома». Мы действительно стали приносить из дома, но, извините, на три дня еды я принести не могу. А потом нам просто-напросто ограничили доступ в комнату, где принимают пищу. В итоге мы оказались в положении, когда хочешь — в туалете кушай, хочешь — в клизменную зайди поешь. Места для отдыха у нас тоже не было. Негде даже приткнуться и ноги вытянуть.

- Последней каплей терпения стало то, что нам стали выдавать б/у костюмы. Врачи и медсестры надевали новую химзащиту, а сотрудникам «Арни» предлагалось использовать те, которые уже кем-то надевались. Эти костюмы не были продезинфицированы, потому что тогда они хотя бы были упакованы в полиэтиленовый или бумажный пакет. А тут было чувство, что их с грязного бочка вытащили, свернули в рулончик и положили на полочку.

В этом люди ходили к больным. Инфекция уже была снаружи. Возможно, кто-то из врачей или медсестер сам был носителем. Мы же не знаем — нам никто не сообщил результаты их анализов, после того как заболел Проценко. Работники [из компании «Арни»] сильно возмущались, но ситуация не изменилась. Как предлагались бэушные костюмы, так и предлагаются до сих пор.

В конце марта от компании в Коммунарку набрали около 200 человек. Но после того, как люди получили первую зарплату, они стали пачками увольняться. Мы понимали, что работаем на других ставках, и что дополнительно две ставки (за буфетчицу и костеляншу) нам никто не заплатит. Но мы надеялись, что «Арни» нас поощрит, — все-таки мы работали на передовой.

Кроме того, мы слышим, как по телевизору говорят, что выделяются деньги для тех, кто непосредственно работал с больными коронавирусом. Когда мы задали менеджеру вопрос, где же эти выплаты, нам прямым текстом ответили: «Вам Путин обещал — пусть Путин лично и выдает. Когда мы принимали вас на работу, никому этих выплат не обещали». Я возражала: мы начали работать в Коммунарке в начале месяца, а президент сказал про вознаграждения в конце. Естественно, никто тогда о выплатах не говорил — никто о них и не знал.

Бесспорно, ситуация весьма неприятная. Давайте попробуем объективно оценить её со всех сторон. По сути, есть работодатель, который юридически прав и выполнил все взятые на себя обязательства перед своими наёмными сотрудниками. И есть недовольная сторона, которая «надеялась, что её поощрят».

Никто не отрицает и ни в коем случае не умаляет подвига медицинских работников, который они бесстрашно совершают день ото дня. Наоборот, даже становится стыдно за нашу страну и правительство, что истинным героям нашего времени доплачивают смешные суммы в 30-50 тысяч рублей, близко даже несоизмеримые с теми перегрузками и трудами, которые они испытывают.

Видимо, опыт героев борьбы с Чернобыльской катастрофой, когда люди шли на верную смерть ради спасения страны, опыт тех, о ком попросту забыли, или дали нищенское пособие, так и не научил правительство о человеческом отношении к настоящим героям. Почему бы один раз в жизни не выдать премии в 30 тысяч рублей вместо 800, например, в Роснефти, а врачам один раз оплатить хотя бы по 300 тысяч!? Один раз! Не сделать, наконец, свои «вертолетные» выплаты хотя бы врачам и медперсоналу? Данное решение раз и навсегда искоренит любую подобную проблему с медработниками, ведь очевидно же. Без лишних разбирательств, кто именно кого нанял и в какой организационно-правовой форме. Важна цель работы – подвиг.

В нашем случае мы как раз и сталкиваемся с результатом отсутствия такого решения. Да, наш уважаемый Президент объявил о надбавках и это чётко выполняется. Большая и искренняя благодарность за это решение, вызванное тем, что Владимир Владимирович лично сходил и увидел происходящее своими глазами. А ведь многого не увидел и не увидит. Кто ему скажет о том, что он не видит, кроме как младшая медсестра Наталья Любимая и тысячи таких же медсестер? И прекрасно, что удалось придать такой резонанс данной проблеме, потому что, возможно, у медработников теперь появится надежда, что их ежедневный подвиг будет надлежащим образом оценен.

Поделиться
поддержать проект
Для поднятия хорошего настроения, вы можете угостить наших редакторов чашечкой кофе
Маленькая чашка кофе
cup
200 ₽
Средняя чашка кофе
cup
300 ₽
Большая чашка кофе
cup
500 ₽
Большая чашка кофе и что-то вкусное
cup
900 ₽
Нажимая на кнопку «Поддержать», я принимаю пользовательское соглашение, политику конфиденциальности и подтверждаю свое гражданство РФ
Кто может поддержать проект?
Поддержать проект могут только граждане России. Поддержка осуществляется только в рублях. В соответствии с требованием закона.
8 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ