Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».
Новости Общество
Русская планета
Больница в Коммунарке
Фото: Themoscowtimes.com

«Вам Путин обещал - Путин пусть Вам и выплачивает лично»

Как компания «Арни» оставила медсестер Коммунарки без дополнительных выплат
Алексей Аркадьевич
30 апреля, 2020 09:53
8 мин

Совсем недавно мы стали свидетелями резонансного видеообращения уволившейся медсестры, которая проработала в инфекционной больнице в Коммунарке и получила заработную плату в размере 26 000 рублей. Итак, давайте разберемся с самого начала и попробуем найти истину.

Давным давно, в 2014-2015 годах, неким Шафрановским Никитой Павловичем и Шафрановской Еленой Андреевной были организованы две компании под захватывающим названием «Арни». Работали учредители этих компаний долго, не покладая рук. И в один прекрасный день одна из этих компаний выиграла тендер на предоставление услуг медицинского персонала в ГКБ№ 40 (инфекционной больницы в Коммунарке). Вообще, благодаря давнему опыту и зарекомендовавшему себя имени, команда «Арни» достаточно часто заключала государственные контракты в медицинской сфере. В этой связи, назревает вопрос: всегда ли младший медперсонал и сотрудники в области клининга недополучали свои кровные или этот инцидент произошел в первый раз? Полагаем, ответ найдется в ходе расследования.

В это время, а именно в марте, после своей заграничной поездки, в ГКБ №40 проходила карантин журналистка Наталья Андреева. И вроде бы, никаких претензий ни к медперсоналу, ни к больнице, ни к качеству медицинского обслуживания, у нее не было. Однако, во время своего пребывания там, она познакомилась с младшей медицинской сестрой, нанятой компанией «Арни» - Натальей Любимой, которая, в свою очередь, и поведала журналистке обо всех «прелестях» работы в «Коммунарке».

Наталья Андреева начала придавать огласке те слова, мысли, доводы, просьбы, претензии и всё, что было на душе у медсестры. Далее Наталья Любимая записала два видеообращения и даже дала интервью «Новой Газете». Ниже её некоторые цитаты:

- Я работала по двое суток, один день отдыхала и снова выходила на работу. Иногда приходилось выходить на трое суток подряд. В мои обязанности входили чистка зубов, умывание, смена памперсов и постели — то есть полный уход за лежачими больными.

Спустя некоторое время нас стали обязывать разносить еду за буфетчицу, а также получать и раздавать белье за кастеляншу. Потом свои обязанности на нас стали перекладывать медсестры, [оформленные как сотрудники больницы]: вплоть до того, что мы следили за капельницами и ставили градусники.

Мы выполняли не только свою работу, но и три других.

Бывало такое, что я работала одна на несколько этажей. На одном посту в среднем по 25–30 человек. На восьмом этаже — два поста, на седьмом — три. Я оказывалась одна примерно на 120 человек. Я должна была разносить еду пять раз в день, менять постели и обрабатывать больных. Можете себе представить, какая это была нагрузка? Бегала, как электровеник, с этажа на этаж. Но мы понимали, что ситуация в стране тяжелая, кадров не хватало.

Мы терпели и старались помочь.

Сначала нас кормили там же, где и обычных медсестер. Но через две недели нам сказали: «На вас еду не рассчитывают. Где хотите, там и берите. Приносите из дома». Мы действительно стали приносить из дома, но, извините, на три дня еды я принести не могу. А потом нам просто-напросто ограничили доступ в комнату, где принимают пищу. В итоге мы оказались в положении, когда хочешь — в туалете кушай, хочешь — в клизменную зайди поешь. Места для отдыха у нас тоже не было. Негде даже приткнуться и ноги вытянуть.

- Последней каплей терпения стало то, что нам стали выдавать б/у костюмы. Врачи и медсестры надевали новую химзащиту, а сотрудникам «Арни» предлагалось использовать те, которые уже кем-то надевались. Эти костюмы не были продезинфицированы, потому что тогда они хотя бы были упакованы в полиэтиленовый или бумажный пакет. А тут было чувство, что их с грязного бочка вытащили, свернули в рулончик и положили на полочку.

В этом люди ходили к больным. Инфекция уже была снаружи. Возможно, кто-то из врачей или медсестер сам был носителем. Мы же не знаем — нам никто не сообщил результаты их анализов, после того как заболел Проценко. Работники [из компании «Арни»] сильно возмущались, но ситуация не изменилась. Как предлагались бэушные костюмы, так и предлагаются до сих пор.

В конце марта от компании в Коммунарку набрали около 200 человек. Но после того, как люди получили первую зарплату, они стали пачками увольняться. Мы понимали, что работаем на других ставках, и что дополнительно две ставки (за буфетчицу и костеляншу) нам никто не заплатит. Но мы надеялись, что «Арни» нас поощрит, — все-таки мы работали на передовой.

Кроме того, мы слышим, как по телевизору говорят, что выделяются деньги для тех, кто непосредственно работал с больными коронавирусом. Когда мы задали менеджеру вопрос, где же эти выплаты, нам прямым текстом ответили: «Вам Путин обещал — пусть Путин лично и выдает. Когда мы принимали вас на работу, никому этих выплат не обещали». Я возражала: мы начали работать в Коммунарке в начале месяца, а президент сказал про вознаграждения в конце. Естественно, никто тогда о выплатах не говорил — никто о них и не знал.

Бесспорно, ситуация весьма неприятная. Давайте попробуем объективно оценить её со всех сторон. По сути, есть работодатель, который юридически прав и выполнил все взятые на себя обязательства перед своими наёмными сотрудниками. И есть недовольная сторона, которая «надеялась, что её поощрят».

Никто не отрицает и ни в коем случае не умаляет подвига медицинских работников, который они бесстрашно совершают день ото дня. Наоборот, даже становится стыдно за нашу страну и правительство, что истинным героям нашего времени доплачивают смешные суммы в 30-50 тысяч рублей, близко даже несоизмеримые с теми перегрузками и трудами, которые они испытывают.

Видимо, опыт героев борьбы с Чернобыльской катастрофой, когда люди шли на верную смерть ради спасения страны, опыт тех, о ком попросту забыли, или дали нищенское пособие, так и не научил правительство о человеческом отношении к настоящим героям. Почему бы один раз в жизни не выдать премии в 30 тысяч рублей вместо 800, например, в Роснефти, а врачам один раз оплатить хотя бы по 300 тысяч!? Один раз! Не сделать, наконец, свои «вертолетные» выплаты хотя бы врачам и медперсоналу? Данное решение раз и навсегда искоренит любую подобную проблему с медработниками, ведь очевидно же. Без лишних разбирательств, кто именно кого нанял и в какой организационно-правовой форме. Важна цель работы – подвиг.

В нашем случае мы как раз и сталкиваемся с результатом отсутствия такого решения. Да, наш уважаемый Президент объявил о надбавках и это чётко выполняется. Большая и искренняя благодарность за это решение, вызванное тем, что Владимир Владимирович лично сходил и увидел происходящее своими глазами. А ведь многого не увидел и не увидит. Кто ему скажет о том, что он не видит, кроме как младшая медсестра Наталья Любимая и тысячи таких же медсестер? И прекрасно, что удалось придать такой резонанс данной проблеме, потому что, возможно, у медработников теперь появится надежда, что их ежедневный подвиг будет надлежащим образом оценен.

Поделиться
8 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ