Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Общество
Общество

«Умысел не довели до конца»

Прокурор запросил для обвиняемых в нападении на полицейского на рынке «Матвеевский» 13 и 18 лет колонии; в последнем слове Магомед Расулов вновь рассказал, как принял оперативников за бандитов
Елена Коваленко
6 мин
Магомед и Халимат Расуловы во время заседания Московского городского суда. Фото: Сергей Киселев / Коммерсантъ
В Мосгорсуде состоялись прения по делу супругов Магомеда и Халимат Расуловых, обвиняемых в нападении на полицейского на московском рынке «Матвеевский» в июле прошлого года. Им грозит лишение свободы; прокурор запросил для них 13 и 18 лет колонии соответственно. Выступая с последним словом, Магомед Расулов попросил смягчить наказание, утверждая, что в тот день он принял потерпевших полицейских за бандитов.
Как и на других заседаниях, на судебных прениях группа поддержки обвиняемых была немногочисленной, на этот раз в составе лишь двух человек — мужчин кавказской внешности. К концу судебного процесса интерес к нему потеряли и представители СМИ: два оператора, засняв, как конвой заводит побледневших почти за год содержания под стражей Расуловых, тут же ретировались из Мосгорсуда.
Судья Елена Гученкова, пожурив адвокатов обвиняемых за опоздание, дала слово представителю гособвинения Галине Карповой. Та перед началом прений потребовала приобщить к материалам распечатанную копию интернет-страницы с изображениями девяти различных моделей пистолетов-зажигалок, чтобы подтвердить показания потерпевшего оперуполномоченного Александра Березового.
Еще в начале процесса защита Расуловых поставила вопрос, почему на видеозаписи с «Матвеевского» слышно, как люди говорят о каком-то пистолете и выстрелах. Тогда оперуполномоченный сказал, что при задержании подозреваемого в изнасиловании Магомеда Магомедова, ради которого полицейские и прибыли на рынок, он подобрал выпавшую из припаркованного у рынка автомобиля зажигалку в виде пистолета, однако вскоре положил ее обратно.
«Это смешно, скажи, для чего это принесли? Вы издеваетесь, что ли? Ты скажи, что я не ребенок, чтобы с игрушками баловаться! Зажигалку принесли!» — смеялся Расулов, обращаясь к своему адвокату Салману Джафарову, пока судья выносила отказ в удовлетворении ходатайства.
После оглашения ходатайств сторон и часового перерыва судья объявила о начале прений. В зале появился зампрокурора Москвы Владимир Ведерников, до этого в процессе не участвовавший. Право огласить позицию обвинения Карпова передала ему.
Согласно изложенной Ведерниковым версии, 27 июля прошлого года опергруппа в лице Кудряшова, Березового и Максима Герасимова прибыла на «Матвеевский» по поручению следователя СК, приказавшего задержать подозреваемого в изнасиловании несовершеннолетней уроженца Дагестана Магомеда Магомедова.
Когда полицейские, одетые в штатское и передвигавшиеся на личном автомобиле одного из них, выполнили задание и стали ожидать служебную машину, Халимат Расулова, приходящаяся Магомедову сестрой, сообщила о произошедшем своему мужу, который пришел на место, и принялась «в ультимативном характере, угрожая насилием, требовать освободить задержанного». Затем, по словам зампрокурора, супруги и неустановленные лица стали блокировать оперуполномоченным, которые к этому моменту уже успели представиться и предъявить удостоверения, путь к конвойному автомобилю.
«Когда машина приехала и из нее вышел полицейский в форме, Березовой, Кудряшов и Герасимов завели Магомедова в конвойный автомобиль, однако Расуловы, осознавая, что перед ними находятся сотрудники правоохранительных органов, стали препятствовать их законной деятельности: Расулов преградил дверь автомобиля и стал оттеснять Кудряшова, а Расулова нанесла ему два удара по голове, сделав это умышленно», — продолжил Ведерников под неодобрительные возгласы «Сказки рассказываешь!» со стороны зрителей-кавказцев.
Видя, что предпринятые ими действия не привели к желаемому результату и Магомедов в сопровождении Березового пошел в автомобиль, «обвиняемые возымели умысел на причинение смерти оперуполномоченному Кудряшову». Реализуя его, Расулова шесть раз ударила полицейского, а ее муж Расулов — один раз, но с твердым предметом в руке. «Расулова, с целью доведения до конца преступного умысла, направленного на причинение смерти Кудряшову повалила его на асфальт и ударила не менее двух раз по голове. Однако умысел Расуловы не довели до конца по независящим от них обстоятельствам. Их действия были прекращены, а Кудряшову была оказана медпомощь. Затем Расулов повалил Березового на асфальт, но вреда не причинил», — добавил представитель обвинения, не обращая внимания на Расулова, смеявшегося в стеклянном «аквариуме».
Вина подсудимых, по словам Ведерникова, подтверждается показаниями потерпевших и свидетелей, а также видеозаписью с места происшествия. «Уже на 01:02 записи со стороны Расулова звучит угроза в адрес Герасимова "Я тебя просто сломаю!", на что он отвечает: "Ты видел удостоверения, ты оскорбляешь сотрудника полиции". Далее на замечание Кудряшова "А вам не стыдно оскорблять сотрудников полиции?" Расулов пытается прорваться с криком: "Я тебя порву!". На 05:06 видно, как Расулова нападает на Кудряшова и наносит ему шесть ударов, а затем, выкрикивая многочисленные нецензурные выражения, говорит Кудряшову: "Убью его!". А когда Кудряшов упал с черепно-мозговой травмой, Расулова, зная, что это сделал ее муж, пытается уйти от ответственности фразой "Я его не била, у меня в руках ничего нет, чем бы я могла ему эту вмятину сделать, руками что ли?"» — пересказал Ведерников содержание видеозаписи. Версия же защиты обвиняемых, которые утверждают, что полицейские угрожали им убийством и несколько раз выстрелили из личного револьвера, а не из табельного пистолета Макарова, зампрокурора назвал несостоятельной.
«Прошу суд признать Расулова и Расулову виновными. Принять во внимание степень общественной опасности этих преступлений, одно из которых отнесено к категории особо тяжких. Принять во внимание конкретные обстоятельства, дерзость, с которой подсудимые в дневное время, очевидно, демонстрируя преднамеренность своих действий, применяли насилие и совершили посягательство на жизнь сотрудника полиции. Неоправданно мягкое наказание повлечет ощущение безнаказанности и дозволенности подобного поведения в отношении сотрудников правоохранительных органов как у самих подсудимых, так и у других лиц», — резюмировал гособвинитель.
Расуловой он попросил назначить минимальное наказание по статье 317 УК РФ («Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа») и, учитывая отбытый в СИЗО срок и нападение на других полицейских, квалифицируемое следствием по части 1 статьи 318 УК РФ («Применение насилия в отношении представителя власти, не опасное для жизни и здоровья»), дать ей 13 лет лишения свободы в колонии общего режима. Ее мужу, который, согласно обвинительному заключению, был зачинщиком покушения на убийство Кудряшова, Ведерников попросил назначить 18 лет колонии строгого режима.
«Посягательства на жизнь Кудряшова не было. Сговора с женой не было, нет и не будет. А насчет Герасимова это просто смешно. И сговора у нас никакого не было, и посягательства, это просто смешно», — прокомментировал Расулов. Его жене, однако, было не до смеха — выслушав прокурора, она опустила голову и тихо заплакала. По словам подсудимой, обвинение было несправедливым хотя бы потому, что умысла на причинение смерти полицейскому у нее «и в мыслях не было». «Это просто несправедливо, столько террористам дают», — вздохнула она.
Адвокат обвиняемой Софья Рубаска ожидаемо попросила судью квалифицировать действия Расуловой исключительно по статье 318 УК РФ, максимальное наказание по которой составляет пять лет лишения свободы.
«Расулова изначально пыталась прекратить зарождающийся конфликт, пыталась успокоить своего мужа, еще до того, как Магомедова посадили в машину, а Кудряшов получил травму. То есть никакого согласованного с мужем умысла на причинение смерти или телесных повреждений не было. Березовой на судебном следствии врал, чтобы скрыть факт наличия у него нештатного оружия, из которого он произвел два выстрела, что и спровоцировало такое большое количество людей вокруг. На записи видно, что в левой руке у Березового находится предмет черного цвета, который можно определить как пистолет типа револьвер», — пояснила она, отметив, что все же это лишь догадка защиты.
Рубаска не стала отрицать, что ее подзащитная пыталась применить насилие в отношении полицейских, однако подчеркнула, что делала она это исключительно ладонями и не могла нанести какой-либо вред их здоровью.
В завершение своего выступления адвокат обвиняемой посетовала на нарушение принципа равенства со стороны суда, которое свидетельствует о его необъективности, и связанное с этим отсутствие возможности вынести справедливое решение. Отметив, что Гученкова недостаточно тщательно исследовала видеозапись с «Матвеевского», Рубаска попросила судью приобщить к материалам дела покадровую распечатку почти семиминутного ролика, однако получила отказ в связи с тем, что судебное следствие к этому моменту уже закончилось.
«Причина произошедшего и участия в нем моей подзащитной была истолкована ложно — сначала ей показалось неправомерным задержание ее брата, а затем и ее мужа. Поэтому прошу назначить ей наказание в виде одного года условного лишения свободы с испытательным сроком в один год», — резюмировала она.
Сергей Пешков, второй адвокат Расуловой, перешел на пафосные ноты. «Взываю к голосу вашего разума, к голосу справедливости и совести и прошу о снисхождении для наших подзащитных! О снисхождении к матери, у которой есть ребенок-инвалид, который еле передвигается, который сейчас находится с матерью подзащитной, а ей более 80 лет и она не может ни воспитать его, ни в школу отправить. Я увидел только карающий меч, но и карающий меч должен быть избирательным. Должно быть снисхождение к этому человеку. С первого дня она частично признавала свою вину, она не скрывалась. Виновность моей подзащитной в совершении особо тяжкого преступления не доказана!» — пояснил обычно тихий Пешков судье.
Салман Джафаров, адвокат Магомеда Расулова, выступая перед судьей, говорил о ее необъективности и о заслугах обвиняемого. «Около 15 лет назад, когда банда Шамиля Басаева пошла в Дагестан, он, как и все нормальные дагестанцы, встал на защиту республики и всех остальных регионов. И он мог умереть, он лежал в окопах, чтобы защитить нас. Мы не знаем, в какой момент его могла настигнуть пуля! А сейчас его судят за то, что он не совершал!» — посетовал защитник.
Несмотря на эмоциональные выступления адвокатов, зампрокурора Ведерников свою позицию не изменил. «Очень жаль, что, выступая в прениях, Расулов начал речь с того, что посягательство на жизнь сотрудника полиции для него "это просто смешно". Очень жаль, что для Расулова до сих пор кажется смешным уже доказанное преступление», — возмущался зампрокурора.
Выступая с последним словом, Расулов впервые с начала процесса разразился длинной речью, которую он зачитал с листа. «В тот роковой день я вступился за своего больного шурина, которого люди в гражданке скрутили. Я до этого случая никогда не сталкивался с операми и думал, что полицейские должны быть в форме и ездить на служебном автомобиле, а не на "Лексусе". Табельное оружие — это, насколько мне известно, пистолет Макарова, а у них был с барабаном револьвер. Когда они выстрелили, я точно понял, что они не полицейские, потому что полицейские не стреляют при скоплении такого количества граждан. Позже момент с этим пистолетом попытались скрыть, а значит, есть что скрывать», — поделился он. По словам Расулова, версию потерпевших, согласно которой звуками выстрелов могли показаться звуки взорвавшегося колеса проезжавшего мимо автомобиля, «подняли бы на смех даже дети из детского сада».
«Когда моя жена побежала в сторону Кудряшова, я уже не контролировал ситуацию. У меня в любом случае не было умысла убивать его. Я подумал, что Кудряшов ударил мою супругу, необъективно оценил ситуацию. Это обычный бытовой конфликт. Как я мог узнать, что это опера, если их даже не узнали сотрудники ППС, которые приехали и спрашивали у меня, кто это такие и что им нужно. Я защищал свою жену и готов ответить только за это. Я вел семейный, трудовой образ жизни и ничего плохого не делал», — резюмировал Расулов. По его мнению, мысль напасть среди бела дня на троих полицейских ради их убийства в многолюдном месте могла прийти в голову только сумасшедшему.
Слушания по делу завершатся 20 мая.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
6 мин