По состоянию на 8 июля 10:30
Заболевших700 792
За последние сутки6 562
Выздоровело 472 511
Умерло10 667
Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
Общество

«Украина — это кристаллизация того вопроса, который стоит перед самой Россией»

Глава Совета по внешней и оборонной политике Федор Лукьянов подвел внешнеполитические итоги 2014 года и поделился своим видением дальнейшего развития событий в мире
Егор Проспичкин
30 ноября, 2014 08:54
8 мин
Встреча лидеров Таможенного союза, Украины и представителей ЕС в Минске, 26 августа 2014 года. Фото: Mykola Lazarenko / EPA / ТАСС
26 ноября в Культурном центре ЗИЛ состоялась лекция председателя президиума Совета по внешней и оборонной политике и главного редактора журнала «Россия в глобальной политике» Федора Лукьянова на тему «Год, который изменил все: Россия в глобальной политике событий?» РП приводит основные положения его выступления.
Как Украина изменила мир
Год назад в мировой политике произошел поворотный момент. Тогда мало кто мог предположить, что отказ правительства Украины от подписания соглашения о евроинтеграции приведет к такому мощному сдвигу в международных отношениях, который мы сейчас наблюдаем. Как это часто бывает в истории, здесь мы видим явное несоответствие причин и последствий.  Особенностью нынешней ситуации стало то, что украинский кризис развивался на фоне общемировой тенденции всеобщего недовольства существующим порядком вещей.
Почему же достаточно локальные события на Украине обрели такой всеобъемлющий, всемирный масштаб? Ощущение некой неудовлетворенности происходящим в мире нарастало давно. Мировая система после окончания «холодной войны» не обрела той устойчивости, которую от нее все ожидали. Попытка установить новый мировой порядок оказалась неудачной. События 11 сентября 2001 года показали, что «мир без угроз» — это иллюзия. Теракты спровоцировали очень резкую ответную реакцию американцев и послужили катализатором внешнеполитического курса администрации Джорджа Буша-младшего, который определялся  тремя понятиями: мощь, сила и демократия. Американские элиты пришли к выводу, что поскольку их страна стала мировым лидером, то обеспечение ее национальной безопасности должно осуществляться в мировом масштабе. Война с Ираком в 2003 году и попытка силой внедрить в стране демократию породили на Ближнем Востоке ту ситуацию, которую мы сейчас наблюдаем, но там были и другие, внутренние факторы. Во второй половине первого десятилетия XXI века стало ясно, что в мире не возникло никакого «вечного мира с всеобщим благоденствием».
Запад, Китай и Россия в начале XXI века
К 2014 году, когда наступил перелом в международных отношениях, стало ясно, что основные мировые игроки страдают от несоответствия амбиций и возможностей, между  желаемым и действительным. США, как главный мировой лидер, с одной стороны не отказываются от претензий на глобальное доминирование, а с другой, пытаются изменить характер этого лидерства. Президент Обама стремится силовые механизмы обеспечения американской гегемонии в мире заменить инструментами «мягкой силы», сделав упор на идеологическую привлекательность США. Результаты этих усилий не впечатляют никого ни внутри страны, ни в мире.
В Европе другие проблемы. В прошлом десятилетии она заявила о претензиях на роль одного из мировых центров, наряду с США и Китаем и в какой-то степени Россией. Единая валюта, общая экономика, попытка создания единой политической системы — сейчас от всего этого мало что осталось. Внутренние противоречия между странами и группами стран в Европе оказались настолько сильными, что ей пришлось фактически отказаться от глобальных лидерских амбиций.
Саммит форума АТЭС, Пекин, 11 ноября 2014 года. Фото: Михаил Метцель / ТАСС
Саммит форума АТЭС, Пекин, 11 ноября 2014 года. Фото: Михаил Метцель / ТАСС
Китай, который сейчас находится на подъеме и которого все боятся, испытывает сильное внутреннее напряжение. В последние два года в стране очень обострилась внутренняя дискуссия о дальнейших путях ее развития. Одни предлагают следовать заветам основоположников реформ (Дэн Сяопина и других) и сосредоточиться на модернизации страны, минимизировав внешнеполитическую активность. Другие считают, что Китаю уже пора заявить о себе как о самостоятельном глобальном центре силы. Второй вариант чреват риском, что страна не потянет роль сверхдержавы и надорвется. Первая модель уже почти невозможна, поскольку Китай сейчас достиг такого масштаба, что во всем мире его потенциальная возможность стать одним из полюсов будущего мироустройства очевидна. Надо иметь в виду, что для любой страны важно не то, чем она является на самом деле, а как ее воспринимают в мире.   
Россия — это отдельный случай. Тот факт, что именно Россия вместе с Украиной оказались в центре системного слома, отчасти случайность, стечение обстоятельств. Но ощущение, что Россия каким-то образом удивит мир, вызревало все последние годы. Внешнеполитическая составляющая правления Путина была успешной до тех пор, пока речь шла о восстановлении неких возможностей страны. К 2014 году был достигнут предел восстановительного развития страны. Когда Путин вернулся на пост президента в 2012 году, ожидалось, что у него есть некая новая программа, которую он вскоре представит. Но ничего нового мы не увидели. Украинский кризис для России стал подобием того шока, который испытали американцы от терактов 11 сентября 2001 года. Это не породило нового развития, но очень резко усилило старое — то, что зрело внутри, выплеснулось наружу.
Размывание мирового порядка
Все последние годы происходила эрозия мировой политической системы. Надо понимать, что не существует незыблемых и вечных принципов и правил международных отношений. Все они являются продуктом определенного баланса интересов и сил. Когда этот баланс есть — они действуют, когда баланс исчезает — закрепленные им международные нормы тоже становятся неактуальными.
Главной задачей внешней политики России после окончания «холодной войны» считалось возвращение на мировую арену в качестве значимого и весомого игрока. И год назад страна оказалась перед выбором: зафиксировать текущий статус и не пытаться его еще повысить либо выйти на следующий уровень, не останавливаясь на достигнутом. Сейчас можно сказать, что был выбран второй вариант и Россия, образно говоря, пробила потолок, в который она уперлась, правда, пробила головой. В результате изменилась сама модель поведения России в мире с точки зрения целеполагания. Если раньше внутри российских элитных группировок не подлежала сомнению идея, что Россия, пусть со своей спецификой, но интегрируется в «расширенный Запад» — сейчас ничего подобного уже нет. Происходит процесс размежевания с Западом, в том числе идейного. При этом никакой конкуренции идеологий, как во времена «холодной войны», нет и, скорее всего, и не будет. У России и Запада сейчас перед глазами совершенно разная картина мира. Никогда в отношениях нашей страны с западными государствами не было такого отчуждения и непонимания, как сейчас. Европу такая ситуация сильно тревожит, ей она явно некомфортна. Но США и Россию это вполне устраивает, и они не считают нужным преодолеть этот разрыв.  
Ведущие страны мира переживают процессы переосмысления своей роли в мире. Это, например, происходит в Германии, которая сейчас является безусловным лидером Европы. Через 70 лет после окончания Второй мировой войны немцы начинают считать, что им больше не надо подавлять свои амбиции и они могут претендовать на более серьезную роль в мире. В США в преддверии президентских выборов 2016 года разворачивается дискуссия о выборе внешнеполитического курса страны. Демократы считают нужным сохранить активную интернационалистскую политику, а республиканцы предлагают сосредоточиться на внутренних проблемах.
Совсем иначе обстоят дела с Россией. Украина – это кристаллизация того вопроса, который стоит перед ней самой. А вопрос этот прост: «Кто мы есть?».  Когда говорят, что Путин восстанавливает империю, это не вполне верно и не совсем точно объясняет ту коллизию, в которой мы сейчас находимся. Присоединение Крыма и реакция на него населения показали, что в элитах и в обществе очень силен запрос на восстановление утерянных позиций. В то же время Россия в новых исторических обстоятельствах пытается внутренне осмыслить себя. То, что в стране нет единого мнения, как вести себя в нынешней тяжелейшей ситуации на юго-востоке Украины, демонстрирует необходимость определиться с нашим самосознанием и представлением о своей роли в мире.
Прогноз на будущее
2015 год будет для России решающим. Назад дороги нет, и это касается как отношений с Западом, так и ситуации на Украине. Попытка отыграть назад может стать фатальной для России вплоть до «осыпания» нынешней политической модели. Время покажет, может ли Россия компенсировать охлаждение отношений с Западом переориентацией на Восток. Россия должна осознать себя как некая самодостаточная сила, которая способна сбалансированно выстраивать свои перспективы во все стороны.
темы
8 мин