Общество
Сегодня
Политика
Происшествия
Люди
Экономика
Следствие
Бизнес
Культура
Наука и медицина
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», Общественное движение «Штабы Навального». Фонд борьбы с коррупцией (ФБК) признан иностранным агентом.
Лента новостей
Лента новостей
Новости – Общество
Русская планета

Уинстон Черчилль предлагал спасти Францию от нацистов

Уинстон Черчилль
Фото: Архив
В годы Второй мировой войны две европейские державы могли объединиться
Валерий Бурт
18 июня, 2020 12:43
13 мин

Июнь 1940 года. Германские войска, вторгшиеся во Францию, наступают на всех направлениях. Союзники французов - англичане, бросив тяжелое вооружение и технику, с трудом уносят ноги из Дюнкерка - в ходе операции «Динамо» было эвакуировано более 300 тысяч военнослужащих.

14 июня алое полотнище со свастикой взвивается над Парижем, и солдаты Гитлера маршируют по Парижу. Спустя несколько дней премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль выдвигает невероятное предложение: создать государство под названием «Неразрывный союз между Францией и Англией».

16 июня 1940 года заместитель министра обороны, генерал Шарль де Голль, находящийся в Лондоне, звонит в Бордо, куда переехало французское правительство. Трубку берет премьер-министр Полю Рейно, вступивший в должность меньше двух месяцев назад. Тот слушает своего собеседника, и постепенно его удрученное лицо оживает. «Минуту – говорит он де Голлю, - я должен это записать».

Рука премьера проворно бежит по бумаге. Наконец, он останавливается и вопрошает: «Этот текст вам вручил сам Черчилль?» «Да, это решение британского правительства», - подтверждает де Голль.

В предложении Черчилля говорилось: «Оба правительства заявляют, что Франция и Великобритания будут в будущем не двумя нациями, но единым франко-британским союзом

Конституция союза будет включать общие органы обороны, внешней политики, финансов и экономических дел.

Всякий французский гражданин немедленно станет обладателем гражданства Великобритании, всякий британский подданный станет гражданином Франции.

Обе страны вынесут сообща репарацию военного ущерба, где бы он ни был причинен, а ресурсы и той и другой страны будут равным образом и как единое целом употреблены с этой целью…».

В то время во Франции уже заговорили о необходимости заключить перемирие с немцами, ибо армия не в состоянии продолжать сопротивление. На соглашении настаивал, в частности, заместитель председателя правительства, герой Первой мировой войны, 84-летний маршал Филипп Петен.

Петену и его сторонникам категорически возражал де Голль. Он считал, что Франция может и должна сражаться. В своих мемуарах де Голль вспоминал о встрече с Петеном, состоявшейся в те дни, когда немцы подходили к Парижу: «Вы уже генерал! - обратился он ко мне. - Не могу Вас с этим поздравить. К чему при поражении чины?!» - «Но ведь и Вас же, господин маршал, произвели в генералы во время отступления 1914 года? А спустя несколько дней мы одержали победу на Марне». - «Не вижу ничего общего!» - пробурчал в ответ Петен. В этом он был прав…»

Де Голль вспоминал, что познакомившись с планом Черчилля, он подумал, что его трудно было осуществить в короткие сроки. Слишком много вопросов нужно было согласовать. И даже те пункты проекта, которые могли быть решены, как, например, вопрос о совместных военных усилиях, требовали длительных переговоров.

Об этом де Голль сказал Черчиллю. Тот согласился, но предложил немедленно заявить о планах обеих сторон. Де Голль позвонил Рейно и продиктовал текст меморандума.

По словам француза, премьер-министр с оптимизмом воспринял предложение Лондона. И обещал обнародовать его на ближайшем заседании правительства. При этом Де Голль, как мог, пытался ободрить Рейно. Затем трубку взял Черчилль: «Привет, Рейно! Де Голль прав! Ваше предложение может иметь очень важные последствия. Нужно держаться!».

Черчилль изо всех сил пытался сохранить Францию как военного союзника, помочь дружественной стране, избавить его жителей от германской оккупации. Но им двигали и меркантильные соображения – он хотел заполучить тяжелое вооружение и военный флот Франции. Ее корабли пригодились бы Великобритании в сражении с Германией, которое летом 1940 года только разворачивалось.

В заявлении Черчилля также говорилось: «…В течение всей войны будет существовать лишь один военный кабинет, и все силы Великобритании и Франции, на земле, на море и в воздухе, будут переданы под его управление. Он будет заседать там, где сочтет возможным управлять с наибольшей пользой.

Оба парламента официально сливаются. Нации, которые составляют Британскую империю, уже образуют новые армии. Франция будет поддерживать вооруженные силы, имеющиеся у нее на земле, на море и в воздухе. Союз обратится с призывом с США, прося их усилить экономические ресурсы союзников и помочь общему делу своей материальной помощью.

Союз сосредоточит все свои силы против мощи врага, где бы ни происходила битва. И так мы победим!»

Все выглядело очень красиво. Но этот документ тихо и незаметно ушел в историю. В своих мемуарах Черчилль писал, что его «соавтором» был де Голль, который «настойчиво доказывал мне, что требуется какой-то драматический шаг с целью обеспечить Рейно поддержку, необходимую ему для того, чтобы побудить правительство продолжать войну; де Голль высказал мысль, что этой цели послужило бы провозглашение нерасторжимого союза французского и английского народов».

Черчилль вспоминал, что «Декларация о союзе», которую зачитал Рейно членам французского правительства, встретил неодобрительный гул –«взволнованные министры - некоторые из них крупные деятели, другие - ничтожества, - раздираемые противоречиями, находясь под ударом ужасного молота поражения, колебались… Пораженческая группа, возглавляемая маршалом Петеном, отказывалась даже рассматривать это предложение».

К тому же, некоторые французские политики считали, что Великобритания слаба и скоро упадет на колени перед Гитлером. Сторонник Петена, герой Первой мировой войны, генерал Максим Вейган грустно посмеивался: «В три недели Англии свернут шею, как цыпленку». Заключать союз с Великобританией, по словам Петена, было бы равносильно «слиянию с трупом»

Поведение министров стало личным и роковым поражением Рейно, конец его влияния и падение авторитета. Поэтому он, сторонник объединения двух стран, счел должным уйти в отставку с поста премьер-министра…

Вечером 16 июня 1940 года де Голль вылетел во Францию. На аэродроме генерала встретили сотрудники его канцелярии и сообщили, что Рейно подал в отставку, и президент Франции Альбер Лебрен поручил Петену сформировать новое правительство. По словам, де Голля, «это предвещало явную капитуляцию».

«Поль Рейно не решился взять на себя ответственность за принятие столь чрезвычайных решений. Он попытался достигнуть цели путем маневров… - вспоминал де Голль. - Вести войну, не жалея усилий, или немедленно капитулировать - третьего выхода не было. Будучи не в силах твердо поддержать первое решение, он уступил место Петену, который целиком и полностью поддержал второе».

Де Голль, храбрый, деятельный политик, патриот своей страны, почти с отвращением писал о растерянности, царившей среди представителей власти и их преступном бездействии. Когда встал вопрос, от которого зависело настоящее и будущее Франции, парламент не заседал, а правительство оказалось неспособным принять единодушное решение. В результате Третью республику постигла национальная катастрофа: «В блеске молний режим представал во всей своей ужасающей немощи и не имел ничего общего с защитой чести и независимости Франции».

На следующий день, 17 июня 1940 года, де Голль снова вылетел в Лондон. Вскоре он выступил по радио, призвав соотечественников к борьбе против оккупантов: «Франция проиграла сражение, но она не проиграла войну! Ничего не потеряно, потому что эта война - мировая. Настанет день, когда Франция вернет свободу и величие…»

Но пока страна рухнула в бездну позора - 22 июня 1940 года в Компьенском лесу было заключено перемирие между Германией и Францией. Впрочем, это была капитуляция – Франция лишалась армии и флота и была разделена две части. Две трети страны были оккупированы вермахтом, в другой части, со столицей в Виши, властвовал марионеточный режим Петена.

Плану Черчилля объединить Великобританию и Францию в одно государство не суждено было сбыться. Да он сам наверняка понимал его эфемерность. Однако премьер-министр не смог примириться потерей французского военного флота. Он был четвертым в мире по величине и мощи!

В страшных снах Черчилль видел, как на французских кораблях перекрашиваются названия и вздымаются нацистские флаги. Вместе с армадой самой Германии они составили бы невиданную силу, с которой даже Британии, владычице морей, было не совладать.

Черчилль, узнав о перемирии между Германией и Франций, потребовал отправки кораблей французских ВВС в английские порты. Однако сэр Уинстон встретил твердый отказ. Тогда британский премьер приказал осуществить стратегическую операцию британских ВМФ «Катапульта» по нейтрализации боевых судов своего союзника, стоящих на рейдах Франции, Великобритании, Египта, Марокко, Сенегала.

Однако французы оказали сопротивление. Порой между союзниками вспыхивали настоящие сражения. Некоторые французские корабли были потоплены залпами англичан. Германцы со злобной радостью следили, как их недруги расстреливают друг друга…

Стоить заметить, что немцы, как ни странно, не собирались использовать французские военные суда. Во всяком случае, в тексте Компьенского перемирия говорилось:

«Правительство Германии торжественно заявляет правительству Франции, что не собирается использовать французский флот для своих собственных целей в войне в тех случаях, когда он будет находиться в портах, состоящих под германским контролем, за исключением тех единиц, которые понадобятся для патрулирования берега и траления мин…»

Но можно ли было верить Гитлеру?

Англичане решили, что это исключено. Но главную цель им выполнить не удалось – высококлассные французские линкоры «Страсбург», «Дюнкерк» и «Жан Бар» не попали в их руки. Им достались лишь устаревшие корабли времен Первой мировой войны – дредноуты и малые суда.

Операцию «Катапульта» до сих пор недобрым словом вспоминают в Лондоне и Париже. Военная акция Черчилля осложнила англо-французские отношения на многие годы…

В июне 1940 года де Голль начал формировать патриотическое движение «Свободная Франция». В августе 1944 года он вместе с союзниками вступил в освобожденный от нацистов Париж. Столица Франция находилась под пятой Гитлера более четырех лет...

В 1940 году Рейно был арестован по приказу Петена, который передал его немцам. Они держали экс-премьера в концлагере до конца Второй мировой войны. Рейно освободили союзники в мае 1945 года.

В 1942 году, когда немцы оккупировали всю Францию, Петен оказался правителем государства без… государства. Уходя, немцы забрали 88-летнего старика с собой. В мае 1945 года он попал в руки союзников и был препровожден в Париж.

Суд приговорил Петена к смертной казни за государственную измену. Однако, учитывая его преклонный возраст и заслуги во время Первой мировой войны, председатель Временного правительства де Голль помиловал маршала и заменил расстрел пожизненным заключением. Последние шесть лет жизни Петен – бывший герой Франции, ставший ее антигероем, - провел в тюрьме на острове Йе в Атлантике…

История, как известно, повторяется. В сентябре 1956 года идею объединения Великобритании и Франции пытался реанимировать премьер-министр Франции Ги Молле. Он озвучил это предложение во встречи со своим британским коллегой Энтони Иденом. Тот сначала отверг идею. Однако, спустя две недели, во время их нового общения, Молле снова завел заговор о слиянии двух стран. На сей раз он предложил создание конфедерации с принятием Франции в Британское Содружество. И Иден согласился!

Впрочем, как и 12 летназад, проект не осуществился. Хотя некоторые политики в обеих странах смотрели на идею благожелательно. Впрочем, по прошествии многих лет депутат французского Жак Мияр назвал проект Молле «порочной утопией»:

«Когда я читал документ, в котором излагался план франко-британского альянса, я был чрезвычайно удивлен. Ги Молле, конечно, был другом Британии. У меня всегда было хорошее мнение о нем, но сейчас, похоже, придется его пересмотреть. Мне с трудом верится, что французский политик всерьез мог высказать эту бредовую идею, хотя передо мной официальный британский документ, и приходится верить, что все это не мистификация…».

Поделиться
поддержать проект
Для поднятия хорошего настроения, вы можете угостить наших редакторов чашечкой кофе
Маленькая чашка кофе
cup
200 ₽
Средняя чашка кофе
cup
300 ₽
Большая чашка кофе
cup
500 ₽
Большая чашка кофе и что-то вкусное
cup
900 ₽
Нажимая на кнопку «Поддержать», я принимаю пользовательское соглашение, политику конфиденциальности и подтверждаю свое гражданство РФ
Кто может поддержать проект?
Поддержать проект могут только граждане России. Поддержка осуществляется только в рублях. В соответствии с требованием закона.
13 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ