Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

Ударили прокуратурой по говядине

Силовики занялись ростом цен в России; в Венесуэле подобная практика уже спровоцировала очереди и дефицит

Николай Дзись-Войнаровский
28 января, 2015 20:00
7 мин
Фото: Виктор Бартенев / Интерпресс / ТАСС
Рост цен в России ускоряется и заставляет население вспоминать начало нулевых годов. По данным Росстата, инфляция за последний 12-месячный период составила 12,5%. «Можно говорить о том, что она стала несколько ниже, чем в праздничные дни, но гораздо важнее то, что она стала еще выше, чем год назад. Это означает, что накопленная 12-месячная инфляции продолжит ускорение: по итогам января — 13%, февраля — 14%, марта — 15%», — пишет экономист Сергей Алексашенко в последнем обзоре Nota Bene.
О причинах роста цен в стране экономисты говорили давно — это чрезмерные госрасходы, малое количество конкурирующих предприятий в экономике. В последние месяцы цены резко взлетели из-за новых факторов — укрепление иностранной валюты относительно рубля при том, что россияне потребляют много импорта, а также запрет на ввоз продуктов питания из западных стран (так называемые антисанкции).
Устранение экономических причин инфляции — дело долгое и трудное. Гораздо проще повесить вину на торговцев. Последнюю неделю прокуратура ведет проверки магазинов и регулярно сообщает об «экономически неоправданных» наценках на говядину, творог, рыбу и другие продукты питания.
Почему силовой контроль цен приведет к проблемам, «Русская планета» разбиралась вместе с членом Экспертного совета при правительстве РФ, старшим научным сотрудником Российской академии народного хозяйства и госслужбы Вадимом Новиковым.
Прокуроры-второгодники
Хотя прокуратура называет «экономически обоснованными» цены, рассчитанные как себестоимость плюс какой-то процент прибыли, обсудить это с самими экономистами она всегда забывает. Так рассчитывать цены на основе затрат — это бессмысленная идея не только с точки зрения экономиста, но и с точки зрения простого человека.
«Вот что означало бы на практике применение прокурорской концепции "экономически обоснованных" цен к зарплатам самих прокуроров? Возьмем одного прокурора с определенной зарплатой, закончившего юридический вуз. Возьмем другого точно такого же прокурора, закончившего тот же вуз, но на год позже — его оставили на второй год, и он был вынужден еще дополнительный год оплачивать койку в общежитии. Издержки второго прокурора больше. Получается, что «экономически обоснованно» платить прокурору-второгоднику большую зарплату, чтобы компенсировать ему расходы на общежитие?» — задается вопросом Новиков.
Лучший пример того, что в жизни не действует прокурорская концепция «экономически обоснованных» цен, это субботний выпуск газеты «Коммерсант». В нем большое количество полос занято объявлениями о банкротстве. Фирмы разоряются, а значит, потребители не платят этим фирмам «экономически обоснованную» цену в том смысле, в котором ее понимает прокурор.
На рынке в результате конкуренции образуется одна цена на одинаковый товар. Издержки у всех разные, а цена одна. Поэтому, если товар обходится продавцу дешево, то он с большой прибылью будет им торговать, дорого — с меньшей. Но цена у всех одна. В противном случае у менее эффективных производителей была бы возможность назначать большие цены. Этого прокуратура и Федеральная антимонопольная служба почему-то не понимают, когда называют одну и ту же цену у разных производителей признаком их сговора, удивляется Новиков.
Вадим Новиков. Фото: личная страница в Facebook
Почему из-за ограничений ввоза одних товаров дорожают даже те, на которые ограничений нет?
«Допустим, что правительство запретило ввоз свинины, но с точки зрения потребителя свинину можно заменить говядиной, что он и делает. Продавцы сталкиваются с резко возросшим спросом на говядину — при том, что ее больше не стало. Кто ее получит? Тот, кто больше за нее заплатит. Это тоже конкуренция, но потребителей. Поэтому цены растут.
Если мы перекроем этот канал и цена останется неизменной, то говядину купят те, кто раньше встанет и займет очередь. Или те, у кого лучше отношения с продавцом», — объясняет Новиков.
Конкуренцию нельзя подавить, она только перейдет в другую форму. Вместо ценовой конкуренции появится — как в Советском Союзе — конкуренция за место в очереди или за хорошие отношения с продавцом. Поэтому различие между капиталистической и социалистической системами не в наличии или отсутствии конкуренции, а в том, какая ее форма считается приемлемой.
Экономисты выступают за ценовую конкуренцию по многим причинам. Например, продолжает Вадим Новиков, потому что, если производители видят, что цена выросла, они начинают производить больше. Если же люди встали утром и отстояли очередь за говядиной, то это никого не мотивирует — производителю нет смысла производить больше. Проблемы покупателя не становятся в таком случае приобретением продавца.
Венесуэльский сценарий
Что произойдет, если правительство продолжит давить через прокуратуру на торговцев? «Магазины по сути продают не отдельные товары, а корзину товаров, которую покупает человек, зашедший к ним. Поэтому иногда они специально занижают цены на одни продукты, понимая, что отыграют убытки на других», — поясняет механику розницы член Экспертного совета при правительстве.
Поэтому ограниченная наценка просто перекочует на другие товары. Но если регулировать цены на много товаров сразу, то не на что будет переносить наценку и товары исчезнут. За ними придется идти к мелким продавцам или на базар, давить на которые у правительства просто не хватает ресурсов.
«В самом "лучшем" случае цены и в крупных сетях, и в небольших магазинах могут опуститься примерно на 3% — как следует из финансовой отчетности торговых сетей, это их средняя прибыль от продажи товара. Но этот случай — теоретический, поскольку нет таких бизнесменов, которые захотят работать без прибыли», — делится подсчетами эксперт.
Описанная экономистом ситуация людям старшего поколения напомнит Советский Союз — все стоит очень дешево, но в продаже не найти, поэтому приходится стоять в огромных очередях или доставать по блату. Есть и более современный пример. В Венесуэле, которая — как и Россия — страдает от удешевления нефти, рейды силовиков по магазинам, одобренные президентом Николасом Мадуро, привели к снижению цен на бумаге. Но на деле товары исчезли из магазинов, а когда в продаже все-таки что-то появляется, выстраиваются очереди.  Отличия в риторике: те, кого российская прокуратура называет «нарушителями законодательства в сфере ценообразования», Мадуро клеймит как «буржуазных преступников».
темы
7 мин