Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

У коррупционеров отберут имущество

Генпрокуратура хочет упростить механизм конфискации имущества у подозреваемых в коррупции и экономических преступлениях
Елена Сердечнова
30 апреля, 2015 20:15
6 мин
Фото: Зураб Джавахадзе/ТАСС
29 апреля генпрокурор Юрий Чайка, представляя Совету Федерации доклад о состоянии законности и правопорядка в РФ за 2014 год, рассказал о проекте поправок в Уголовно-процессуальный, Гражданский и Гражданский процессуальный кодексы. Проект предусматривает введение в российское законодательство института конфискации in rem — то есть положений, обязывающих подозреваемого доказывать в суде, что его имущество нажито законно.
Как следует из доклада генпрокурора, в работе правоохранительных органов сохраняются определенные проблемы, которые можно решить этим нововведением. «Принятые меры нельзя назвать исчерпывающими, так как они не позволили добиться существенного повышения уровня законности и улучшения показателей по всем направлениям правоохранительной деятельности», — пояснил Юрий Чайка.
С чем «едят» конфискацию
Конфискация имущества — принудительное безвозмездное изъятие в собственность государства имущества лица, совершившего преступление. В России эта мера сохранялась вплоть до 2003 года, но была исключена из законодательства. Что, по мнению экспертов, негативно сказалось на борьбе с организованной преступностью и экономическими преступлениями.
В 2006 году наша страна присоединилась к конвенции Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию и вступила в GRECO — организацию, следящую за исполнением этой конвенции. В результате конфискацию вновь ввели в Уголовный кодекс РФ (раздел VI «Иные меры уголовно-правового характера», глава 15.1), но с оговорками как «иная мера уголовно-правового характера».
Такая мера сейчас может применяться только на основании обвинительного приговора суда и только в отношении имущества, полученного в результате совершения преступления. Например, если речь идет о взятке, то эти деньги изымаются в доход государства. В то время как имущество преступника, например скромного чиновника, имеющего роскошный особняк, конфискации не подлежит.
В отличие от существующей сейчас «усеченной» конфискации, предлагаемая Чайкой конфискация in rem (арест имущества подозреваемого или обвиняемого в коррупции (либо экономическом преступлении) по решению суда, еще до вынесения обвинительного приговора. — РП.).
Марина Барабанова
Марина Барабанова. Фото: kniazev.ru
Суду будет достаточно обращения прокурора, считающего, что имущество приобретено на незаконные доходы. Если судья сочтет, что обвиняемый не может доказать легитимное происхождение имущества, то требование прокурора о конфискации имущества будет им удовлетворено.
GRECO настаивала на введении конфискации in rem еще в 2008 году. Генпрокуратура в 2010-м впервые предложила создать этот институт. И только в 2015-м законопроект наконец направлен президенту, в Госдуму и другим субъектам законодательной инициативы.
По словам председателя комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Ирины Яровой, комитет обсуждал с Генпрокуратурой будущий механизм конфискации in rem в порядке гражданского судопроизводства. Комментируя проект поправок Юрия Чайки, депутат напомнила, что «именно по инициативе президента в российском законодательстве появилась норма о праве органов прокуратуры заявлять такие требования».
Путин — за, юристы — против
По словам адвоката некоммерческой организации Московской коллегии адвокатов «Князев и партнеры» Марины Барабановой, ранее Уголовный кодекс содержал конфискацию в качестве санкции меры наказания. «Например, человек мог получить по приговору суда 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества. Сейчас такого наказания не предусмотрено. Оно применяется только в отношении имущества, нажитого преступным путем», — поясняет юрист.
Марина Барабанова считает, что с введением института конфискации российское правосудие не станет работать более эффективно: «Просто следствию и прокуратуре станет намного проще, не нужно утруждать себя доказыванием преступности происхождения имущества».
Адвокат отмечает, что Юрий Чайка предложил, чтобы подозреваемые в коррупции и финансовых махинациях доказывали законность нажитого имущества под угрозой его конфискации. «Однако это противоречит принципу презумпции невиновности, в силу которой доказывать виновность, а также преступность источника получения имущества должны правоохранительные органы, а не обвиняемый», — делится Мария Барабанова.
Руководитель общественного движения «Молодые юристы России», член Общественного совета при Федеральной службе судебных приставов России Сергей Бруев счел конфискацию in rem опасным инструментом: «Только тщательная проработка правовых норм, а также наличие механизмов защиты законных интересов граждан при применении нового правового института в отношении их имущества позволит сделать его эффективным».
По словам Бруева, обязанность по доказыванию, что имущество получено незаконным путем, несут органы дознания, следствия и прокуратуры. «В случае введения в России института конфискации in rem обязанность доказывания законности получения того или иного имущества может лечь на плечи граждан. Но наши соотечественники не доверяют правоохранителям и считают, что коррупция в этих органах пока никуда не исчезла, — считает эксперт. — Чтобы норма не была направлена против простых граждан, стоит в первую очередь применять ее в отношении преступлений коррупционной направленности. Например, частая житейская ситуация — многие выбрасывают чеки на технику и в последующем не могут подтвердить законность своих притязаний на арестованное имущество».
Скорее всего, считает руководитель движения «Молодые юристы России», нынешняя инициатива в первую очередь направлена на активное пополнение бюджета страны. Здесь можно провести аналогию с Италией, которая только за счет введения аналогичного института пополнила бюджет на 6 млрд евро.
Позиция опрошенных «Русской планетой» юристов фактически отвечает интересам бизнесменов и богатых людей вообще, которые далеко не всегда могут доказать легальность приобретения того или иного имущества. Однако для реализации принципов правосудия, особенно в рамках декларируемой борьбы с коррупцией и экономическими преступлениями, такая мера необходима. Именно поэтому упрощенный механизм конфискации имущества в отношении лиц, подозреваемых в коррупции и финансовых махинациях, поддерживается Генпрокуратурой, Комитетом Госдумы по безопасности и противодействию коррупции, а также президентом страны.
Как рассказали РП в пресс-службе Генеральной прокуратуры РФ, к работе над предложениями Юрия Чайки подключатся законодатели обеих палат парламента. И именно им предстоит разработать конкретный механизм конфискации in rem.
темы
6 мин