«У Бога все живы»
7 мин чтения
Отец Анатолий и сестры милосердия помогают пациентке прочесть молитву во время таинства Крещения. Фото: Наталья Савченко / «Русская планета»

Отец Анатолий и сестры милосердия помогают пациентке прочесть молитву во время таинства Крещения. Фото: Наталья Савченко / «Русская планета»

РП провела один день со священником и сестрами милосердия в хосписе городской больницы Кемерова

Отец Анатолий Штефан — настоятель Храма Рождества Христова в поселке Промышленновский с 1999 года. Храм стоит на конечной остановке поселка, напротив бывшего здания шахты, закрывшейся год назад. Дорога из центра Кемерова занимает почти полтора часа. Но люди приезжают сюда и из поселка, и из города. Работает воскресная школа, которую отец Анатолий и его супруга, матушка Жанна, открыли еще раньше храма. Дети приходят в нее с удовольствием, здесь не только изучают основы православия, но и занимаются творчеством, смотрят мультфильмы и сказки.

Отец Анатолий более 10 лет служит в домовой церкви в честь иконы Божией Матери «Всецарица» в хосписном отделении МБУЗ «Городская клиническая больница №4 г. Кемерово». Приезжает туда каждую неделю, а то и чаще — проводит службы, встречается с пациентами. До 2015 года еженедельно посещал исправительную колонию общего режима № 22 в поселке Мозжуха. Сейчас там построили храм и приписали колонию другому священнику. Мы едем вместе с отцом Анатолием в хоспис — туда, где заботятся о пациентах с тяжелыми онкологическими заболеваниями. Уже в автобусе спрашиваю батюшку:

— Отец Анатолий, вы говорили мне, что служение Богу — это служение людям. Какой смысл вы вкладываете в эти слова?

— Служение — это проявление любви. Любовь должна быть деятельной. При этом священное писание нам говорит, что любить Бога и не любить ближнего своего невозможно. В ком есть любовь к ближнему, в том и сам Бог пребывает, потому что Бог есть любовь.

— Каково ваше служение Богу?

— В меру сил стараюсь исполнять свои обязанности как священника и духовника. Кому-то нужно помочь словом и вниманием, кому-то — вещами. Мы в храме и в домовой церкви хосписа собираем одежду для малоимущих, и передаем ее нуждающимся.

Иногда служение складывается из простых вещей. Например, накормить человека с дороги. За это у нас в храме отвечает матушка, считает своим долгом поддержать силы каждого, кто приходит в наш храм. Конечно, не все соглашаются пообедать или выпить чаю, но мы обязательно предлагаем, люди порой приезжают издалека.

Наши прихожане и сами заботятся о ближних. Например, баба Шура. Она в пожилом возрасте, но у нее много энергии и сил. Приходит к более пожилым и немощным жителям нашего поселка, чтобы сделать что-то по дому, уделить внимание. Около двух лет она бескорыстно ухаживала за одинокой пожилой женщиной.

— Как давно вы служите в хосписе?

— С 2005 года. До этого в рамках своего служения я приезжал к пациентам ожогового центра, онкологической больницы, туберкулезного диспансера, многопрофильной и сельской больниц в Кемерово, когда там не было священника.

— В первые дни служения вам было трудно?

— Да, это непросто — видеть человеческие страдания, боль. По мере сил я стараюсь помочь человеку с ней справится, достигнув душевного спокойствия. Люди уходят из жизни. Сегодня ты говорил с человеком, а завтра придешь — его постель застелена, или другого пациента на его место привезли. Но важно правильно относиться к смерти, не страшиться ее. У Бога все живы.

— А как нужно к ней относиться?

— Смерть — это не конец, а переход к другой жизни. Когда человек понимает, что он продолжит свой путь, это помогает ему и достойно совершить этот переход, подготовиться к нему. Да, смерть страшна, и всех нас пугает. Но бояться ее не нужно.

Страшно, когда человек ведет себя так, как будто проживет вечно, не думает ни о последствиях своих поступков, ни о будущем. Находится на этом свете ради сиюминутной радости и удовольствия. «Бери от жизни все» — современный лозунг.

Если человек намертво прилепляется к земному миру, тленному, смерть для него — разрыв по живому.

Святые почему так легко уходили? Они здесь ни к чему не привязывались, жили с осознанием, что они лишь временно на земле. Поэтому сильно привязываться к земному не нужно. А с людьми строить отношения так, чтобы и здесь, и в вечности быть с ними рядом. Любим здесь для того, чтобы любить там, чтобы между нами не было никаких непрощенных обид и непонимания.

— Как вы помогаете пациентам хосписа?

— Главное, донести правильное понимание смерти до людей, и помочь им подготовиться к уходу. Но ведь все возможно! Иногда Господь продляет дни земные, если ты здесь нужен. Наступает улучшение, выздоровление, так тоже бывает, и я такие случаи видел.

Кто-то называет это чудом, но в этом ничего необычного нет. Источник наших бед, смерти, болезней — грехи. Если человек начинает с ними бороться, это может принести облегчение и телесного состояния. В тяжелых случаях, конечно, это не всегда возможно. Нужно, чтобы душевное успокоение наступило.

Мы входим в домовую церковь в честь иконы Божией Матери «Всецарица». Светлая, просторная комната с белыми стенами. Алтарь, престол, лики святых на иконах. Здесь также красиво и спокойно, как и в традиционном храме. У стены примостилась широкая деревянная лавка. Она для тех, кому тяжело стоять на ногах во время службы.

Нас встречают сестры милосердия — Светлана Макарова и Светлана Голдова. Молодые женщины, приветливые и доброжелательные, в апостольниках с вышитым крестом. Сестры милосердия основное послушание в больнице несут при храме хосписа. Посещая палаты, они рассказывают о вере и подготавливают желающих к принятию таинств. По мере возможности сестры помогают больным не только словом. Кого-то надо покормить, кому-то помочь поменять положение в кровати, кому-то сходить в магазин, кого-то выслушать, а с кем-то просто помолчать вместе. Так как не все пациенты могут посещать Богослужения в больничном храме, сестры должны подготовить палату для проведения Таинств и сообщить священнику, где его ждут.

Светлана Голдова говорит батюшке, что сегодня нужно будет покрестить пациентку в домовой церкви, исповедовать и причастить трех больных прямо в палатах — они не в силах прийти на службу. Батюшка готовится к Крещению. Присаживаюсь на лавочку у стены, чтобы не мешать.

Отец Анатолий читает молитву в палате. Фото: Наталья Савченко / «Русская планета»

На пороге появляется пациентка — женщина средних лет в халате с грустным и сосредоточенным лицом, ее зовут Ирина. Светлана подводит ее к лавочке и приглашает присесть. Батюшка тепло здоровается с ней и рассказывает ей о таинстве, которое ждет ее впереди.

Во время Крещения женщина терпеливо стоит на ногах до той самой минуты, когда ее троекратно омывают святой водой из чаши. После этого она просит передохнуть немного и тяжело опускается на скамью. Спустя еще несколько минут таинство завершается. Батюшка поздравляет Ирину с Крещением. Она улыбается, слегка касаясь рукой маленького нательного креста. Новокрещенная Ирина первый раз причащается Святых Христовых Тайн. Вместе с ней после предварительной исповеди причащается еще одна пациенткой хосписа — Александра. Александра также не так давно первый раз приступила к осознанной духовной жизни. А теперь не упускает возможности посещать больничный храм как можно чаще.

Мы отправляемся к другим пациентам — к тем, кто не может самостоятельно прийти в домовую церковь хосписа, пересекаем длинный больничный коридор.

— Что для вас самое сложное в работе священника в хосписе?

— Когда сталкиваешься с непониманием, когда тебя не хотят слышать. Мы не отвергаем того, кто не принимает нашей помощи и не готов покаяться в грехах, помолиться с нами. Мы стараемся помочь, чем можем. Но лекарства, забота, добрые слова не облегчат в полной мере его души. Больно видеть, как человек мучается, и уходит из этой жизни, не осознав ее, не избавившись от того, что его больше всего терзает. Это самое трудное для меня. Бывает, что человек не сам так упорствует, а его близкие.

Иногда человек не знает об истинном своем состоянии, родные и медики скрывают его из гуманности и милосердия. Но я по своему опыту знаю, если пациент видит истинную картину, это помогает ему мобилизоваться. Известие о скорой смерти порой помогает воспрянуть духом, подготовиться к будущей жизни. Когда правду скрывают, это не всегда ведет к хорошему результату. Но мы тут можем только советовать, решение принимает семья пациента.

Исповедь в домовой церкви хосписа. Фото: Наталья Савченко/ «Русская планета»

В светлой палате — три постели. Занята только одна, та, что принадлежит Валентине Афанасьевне. Над ней — икона с ликом Богородицы, и карточка-визитка, в которой указан возраст — 91 год. Пожилая женщина лежит здесь с 14 апреля. Встретиться со священником она пожелала сама. Каждое слово дается ей с большим усилием — очень слаба.

На стуле напротив кровати сидит встревоженная женщина. Увидев нас в дверях, она тут же устремляется навстречу:

— Кто вас пригласил сюда?

— Сама Валентина Афанасьевна, она хочет поговорить со священником, — терпеливо объясняет Светлана Голдова, готовясь к долгому спору.

— Ей уже так тяжело? — упавшим голосом произносит посетительница. — А вы ее дочь?

— Нет. Не переживайте, то, что она пообщается со священником, вовсе не значит, что ей стало хуже. Это ее пожелание. А вы, наверное, родственница?

— Я дочь покойной коллеги Валентины Афанасьевны. Моя мама работала с ней, они дружили. Сейчас мамочка уже умерла. Недавно узнала, что ее подруга в больнице, вот и пришла навестить.

Батюшка стоит у постели больной и читает молитву. Затем просит нас покинуть палату на время исповеди. Он наклоняется поближе к Валентине Афанасьевне, а мы выходим в коридор. Спустя несколько мгновений возвращаемся. Священник проводит таинство причастия.

Когда все заканчивается, Валентина Афанасьевна прощается с нами еле слышно и силится улыбнуться. Посетительница вновь усаживается на стул, ждет, когда санитарка принесет еду, чтобы покормить старушку самой.

В коридоре отец Анатолий говорит:

— Валентине Афанасьевне было трудно говорить, но она исповедовалась и причастилась. Порой нам непросто с пациентами, у кого-то из них проблемы с речью, у кого-то — со слухом, но мы стараемся помочь каждому. Если общение со священником действительно нужно человеку, Господь дает ему такую возможность. Порой даже приводит его в чувство. Не раз такое было — пациент приходил в себя перед встречей со священником или после молитвы. Меня на дом однажды пригласили к мужчине, у которого было онкологическое заболевание. Он находился в беспамятстве, на лекарствах. При этом ни разу в жизни не исповедовался и не причащался. Я шел к нему и думал, сможет ли он говорить со мной? Прихожу — сидит за столом здравомыслящий человек. Мы с ним так хорошо побеседовали о его жизни. Через два дня мне сказали, что он скончался — спокойно, без страданий.

Вместе с батюшкой я посещаю еще две палаты — Нины и Марины. Обе женщины тяжело болеют, но исповедь и причастие для них значат многое. Они искренне радуются приходу священника и подолгу говорят с ним. В стенах хосписа вера становится для них утешением, надеждой.

Возвращаемся в домовую церковь. Светлана Макарова угощает нас чаем. Она пришла в хоспис давно, в апреле 2001 года. Сколько ее не хотели перевести на другое служение, она отказывалась — хоспис стал для нее вторым домом. Спрашиваю ее:

— Светлана, почему служба в хосписе так важна для вас?

— Здесь я встречаю замечательных людей, которые с огромной стойкостью переносят все, что послано им, продолжая любить Бога и своих ближних. Благодаря общению с ними укрепляешься и в своей вере.

— Когда кто-то из ваших подопечных уходит из жизни, как вы справляетесь с этим? Если уходят те, кто подкреплял вас в вере?

— Не нужно думать, что хоспис — это место, где все люди умирают. Это не так. У многих пациентов происходит длительная ремиссия, даже на несколько лет. Случается, что они возвращаются домой, к своим семьям, чему мы очень рады. Тяжело конечно видеть, как уходят неверующие люди. Они уходят в никуда, часто в унынии и безысходности. Для верующих пациентов хосписа смерть — это переход в жизнь вечную. Поэтому переживать можно только о том, что потерял близкого человека. Нам близки все наши пациенты, несмотря на то, к какой вере они принадлежат. С каждым из них что-то связано. Переживаем, конечно, за всех. Справиться помогает молитва. Всех крещеных мы записываем в синодик и регулярно поминаем их во время богослужений. Надеемся, что и они молятся о нас.

Батюшка продолжает:

— Смерть — это расставание, это всегда печально. Но ты спокоен, зная, что человек покинул этот свет с легкой душой, примирившись с собой, с ближними и с Богом.

Читайте нас в мобильном приложении

Если у Вас возник вопрос по материалу, то Вы можете задать его специальной рубрике Задать вопрос Они родились 9 мая Далее в рубрике Они родились 9 маяСегодня вместе с 70-летием Победы свои 70-летние юбилеи отмечают несколько известных деятелей культуры Читайте в рубрике Украинские ветераны верны ПобедеКак город-герой Киев отпраздновал победу, выяснил корреспондент «Русской планеты» Украинские ветераны верны Победе
Подписывайтесь на канал rusplt.ru в Яндекс.Дзен
Подписывайтесь на канал rusplt в Дзен
Комментарии
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!