Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

«Тут боеприпасов хватит и нашим внукам»

Как спасатели находят в Крыму действующие боевые снаряды — времен от Крымской войны до ВОВ
Анна Чудакова
18 июля, 2015 18:45
7 мин
Муляжи различных снарядов в кабинете Константина Мельника. Фото: Анна Чудакова / «Русская планета»
С момента окончания Великой Отечественной войны прошло уже 70 лет, но в Севастополе до сих пор регулярно находят неразорвавшиеся снаряды не только на суше, но и в море. Только за последние полгода спасатели обезвредили 786 взрывоопасных предметов. «Русская планета» провела два дня вместе с сотрудниками севастопольского ГУ МЧС на учебных практических занятиях по поиску и обезвреживанию снарядов.
— Как правило, к нам поступает заявка от населения или организации со сведениями, что там-то и там-то был найден подозрительный предмет, — рассказывает корреспонденту «Русской планеты» Константин Мельник, начальник части пиротехнических и водолазных работ Специализированного отряда главного управления МЧС России по городу Севастополю. — После этого мы проводим обследование боеприпаса и уничтожаем его. Большинство боеприпасов вывозим на специальный полигон, если же предмет не пригоден к перемещению, то мы производим подрыв на месте.
День первый: море
Рабочий день сотрудников отделения подводного разминирования начинается с построения в 9 утра. Далее проходит инструктаж дежурной группы и определение задач. Начальник отделения подводного разминирования Виктор Ильенко рассказывает о тонкостях работы со снарядами:
— Как проходят работы по поиску боеприпасов под водой?
— В основном мы работаем, изучая исторические данные о том, где шли бои, плотно сотрудничаем с администрацией музея 35-й береговой батареи, а также отрабатываем заявки, которые поступают от населения. По сути, все происходит вручную. У нас нет роботов, которые бы могли самостоятельно обследовать дно. Когда объект обнаружен, мы фиксируем его на фото- или видеоносители, а уже потом принимается решение о порядке его уничтожения.
По словам Ильенко, под водой работать сложнее, чем на суше. Там плохая видимость, большая коррозия металла, есть проблемы с идентификацией предметов.
После инструктажа едем на место — оно недалеко от Херсонесского маяка. В группу входят три водолаза, начальник группы и фельдшер.
— Во время Великой Отечественной войны тут шли массированные бомбардировки как города, так и акватории, — говорит Виктор Ильенко. — Все бухты были заминированы. Почти на каждом занятии снаряды находим.
Водолаз начинает погружение. Фото: Анна Чудакова / «Русская планета»
— Что изменилось в вашей работе с момента присоединения Крыма к России?
— Значительно улучшилось положение в материальном плане. Начали решать вопрос по обеспечению жильем сотрудников МЧС. Есть ряд трудностей, связанных с нормативной базой, но все это решается.
Работающие здесь сотрудники спецотряда прошли подготовку в учебных центрах МЧС России. Часть из них прошла обучение на применение международных стандартов разминирования. Работают крымчане не только в России: в апреле трое сотрудников ездили на поиски в Сербию. На Черном море им помогает и спецназ МЧС РФ «Лидер».
— Вот там находится теплоход «Грузия», затонувший еще в 40-е годы, — указывает направление Ильенко. — Мы работали на нем с 2009 года. Боеприпасов извлекли около 6000 единиц. Они просто были разбросаны на дне. При этом в море от Песчаного до Берегового находятся целые минные поля — тут боеприпасов хватит еще нашим внукам!
Пока спасатели ищут снаряды, попутно нередко приходится кого-нибудь спасать.
— В этом году в мае мы обнаружили и спасли шестерых заблудившихся туристов. Их искали всю ночь и обнаружили только в 6 утра. Там было пять женщин и один ребенок. Во время дежурства к нам поступают различные вызовы. Например, только в этом году нами было обнаружено четыре трупа. Один из них утонул 23 февраля в Балаклаве. Подвыпивший парень нырнул, ударился головой и потерял сознание. Его тело тогда так и не нашли, зато его приятели, даже не дожидаясь нас, разъехались по домам на его же машине.
— Вас благодарил кто-нибудь из спасенных?
— Была одна девочка. Она на Крещение купалась в Херсонесе и сломала ногу. Я ее спас, а она потом нашла меня в интернете и благодарила, — рассказывает Виктор Ильенко.
Прибыв на место, водолазы надевают костюмы и начинают погружение. Вместо буйка — обычная пластиковая бутылка. Пока они находятся под водой, на катере остаются фельдшер и водолаз, который следит за буйками и временем погружения.
Через некоторое время водолаз Олег Ляльков всплывает на поверхность и начинает махать руками — нашел неразорвавшуюся советскую мину М26 на 20-метровой глубине.
— Это морская мина с якорным отсеком овальной формы. Она катается по дну и не закреплена в конкретном месте, это называется блуждающая мина. Такие предметы могут перемещаться с течением по всему побережью, — объясняют сотрудники МЧС.
— Что будет дальше с этой миной, как будет проходить ее обезвреживание?
— Сейчас я позвоню и доложу о нашей находке начальству, — отвечает Ильенко. — Когда мы вернемся в отряд, подготовлю рапорт.
Обычно снаряды буксируют в безопасное место и подрывают там, но бывает, что приходится эвакуировать людей с пляжа, если снаряд транспортировать нельзя.
— Радиус действия взрывной волны составляет 2000 метров, — рассказывает Олег Ляльков. — В Черном море лежат разные боеприпасы: мины, торпеды, авиабомбы... Существуют, конечно, дрейфующие мины, как найденная нами сегодня. Обнаруженную технику мы отправляем в музей на 35-ю береговую батарею. Туда же отсылаем и другие интересные экспонаты. Иногда мы находим ядра, оставшиеся еще с Крымской войны. У них более примитивное устройство, и мы их тоже уничтожаем.
День второй: суша
Рабочий день у сотрудников пиротехнического отдела начинается также в 9 утра. Мы отправляемся на полигон. На месте сотрудники МЧС выгружают из машины лопаты, разноцветные колышки, металлоискатели, привезенную воду.
Проводятся работы с металлоискателем. Фото: Анна Чудакова / «Русская планета»
В учениях сегодня принимают участие семь человек. Разметив поле длинной лентой и разноцветными колышками, сержант Евгений Гульчук проводит инструктаж, и сотрудники облачаются в бронежилеты и каски. С миноискателями сегодня работают два человека. Каждый из них обследует свою территорию.
— Каждый металлоискатель настроен только на черный металл, — рассказывает спасатель Владимир Дудка. — То есть если в этом месте находится, например, золото, то он на него не среагирует. Он настраивается по магнитному полю Земли.
В этом году, перед самой реконструкцией штурма Сапун-горы, спасатели нашли и обезвредили прямо у блиндажа 203-миллиметровый артиллерийский снаряд. Минеров часто привлекают и городские власти — проверить местность перед массовыми гуляньями.
Пока мы общаемся, металлоискатель начинает звенеть. Пиротехник берет лопату, но извлекает лишь железные остатки от палатки. В этот раз обнаружить взрывоопасный раритет нам так и не удается.
темы
7 мин