По состоянию на 6 июля 10:30
Заболевших687 862
За последние сутки6 611
Выздоровело 454 329
Умерло10 296
Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

Эрдогану доверяй, но проверяй

Союзничая с Турцией, России следует действовать осторожно и прагматично

Сергей Аксенов
22 июля, 2016 18:15
8 мин

Реджеп Тайип Эрдоган. Фото: АР/ ТАСС

Тройственный союз, предложенный России и Ирану Реджепом Эрдоганом, пока не более чем идея. Он может воплотиться в жизнь лишь после личной встречи президента Турции с Владимиром Путиным, запланированной на начало августа. А пока России следует тщательно следить за происходящими на территории южного соседа событиями. Накануне там было введено чрезвычайное положение и приостановлено действие Европейской конвенции по правам человека. Беспрецедентное переформатирование политической системы этой страны, затеянное Эрдоганом в ответ на неудавшийся военный переворот, может превратить его в диктатора с громадными полномочиями. При этом личные качества политика, его чрезмерные амбиции и неоосманистские устремления делают его опасным и малопредсказуемым партнером. Только острожный, прагматичный подход может принести России успех.
В том, что Эрдоган сможет с максимальной пользой использовать случившийся военный переворот в своих интересах, сомнений у наблюдателей не было. Чуткий политик, он сразу же, еще до окончательной победы над путчистами, назвал попытку свержения законной власти «подарком Аллаха». Действительно, для того чтобы сломать созданную еще Ататюрком систему, при которой армия является фактически самостоятельной политической силой, требовался серьезный повод. Напомним, только в послевоенное время военные четыре раза осуществляли переворот, отстаивая свое привилегированное положение. И вот такой повод нашелся. Теперь президент Турции может не только расправиться с организаторами и участниками путча, но и юридически подчинить армию парламенту, а в случае изменения конституции и превращения страны в президентскую республику — и себе лично.
Режим чрезвычайного положения был введен в Турции накануне, 21 июля, сроком на три месяца. Действующая конституция позволяет делать это на срок до полугода. О своем решении Эрдоган объявил после пятичасового заседания кабинета министров. Парламент немедленно одобрил его подавляющим большинством голосов. Целью ЧП было названо проведение «быстрых и эффективных мер для пресечения угроз демократии, верховенству закона, прав и свобод граждан», а также «окончательная очистка страны от террористической организации фетхуллахистов». Имеется в виду живущий в США проповедник Фетхуллах Гюлен. Чрезвычайный правовой режим позволит Эрдогану принимать новые законы, не спрашивая мнения парламента. Так, уже на этой неделе станет известен план военной реформы, в рамках которой армию впредь будут контролировать парламент и правительство.
Следствием введения ЧП стала приостановка действия Европейской конвенции по правам человека, подписанной Турцией в рамках кампании за полноценное членство в ЕС. Об этом в эфире телеканала NTV заявил заместитель премьер-министра страны Нуман Куртулмуш. Он заверил общественность, что основные права и свободы граждан ущемлены не будут, но жесткий правовой режим позволит очистить госаппарат от сторонников путча. Видимо, так и будет: европейская конвенция прямо запрещает пытки, а с ее отменой расследование может двигаться гораздо быстрее. Отметим, что правительство Турции имеет полное право отменить действие самой конвенции. Статья 15-я этого документа позволяет делать это в случае событий, «угрожающих существованию государства». Мятеж военных, конечно, относится к этой категории.
Обращает на себя внимание, что режим ЧП был введен лишь на пятый день после подавления военного мятежа. Его отсутствие в первое время не помешало Эрдогану провести массовые аресты не только среди военных, которых, конечно, было в чем подозревать, но и в других категориях госслужащих: судей, прокуроров, судебных приставов, полицейских и т.п. Тысячи из них оказались под стражей. Еще более удивительно выглядит позиция властей в отношении учителей и преподавателей. Полторы тысячи деканов вузов были уволены, 20 тыс. преподавателей лишились лицензии, закрылись свыше двух десятков СМИ. В целом же от своих должностей оказались отстранены свыше 50 тыс. чиновников и силовиков.
Атмосфера в Турции после введения чрезвычайного положения
Атмосфера в Турции после введения чрезвычайного положения. Фото: АР/ ТАСС
Европа испугалась
О том, что в Турции введено ЧП и временно не будут соблюдаться основные права человека, в Европе узнали в тот же день. Генеральный секретарь СЕ Турбьерн Ягланд получил формальное уведомление от Анкары. Европейские политики высказались немедленно. Глава дипломатии ЕС Федерика Могерини выразила «обеспокоенность», а меры, принятые в области образования, судебной системы и средств массовой информации, назвала «неприемлемыми». Ее поддержал член Европейской комиссии по вопросам политики добрососедства и расширения Йоханнес Хан. Именно этот чиновник курирует многолетний процесс интеграции Турции в ЕС, и потому его позиция важна в контексте этого процесса. Высказался также министр иностранных дел самой мощной страны Евросоюза — Германии — Франк-Вальтер Штайнмайер. «При всех мерах, которые способствуют расследованию обстоятельств попытки путча, необходимы соразмерность, правильная оценка ситуации и соблюдение принципа верховенства закона», — цитирует его слова Deutsche Welle.
Масла в огонь подлило недавнее заявление Эрдогана о возможном введении смертной казни в Турции. Ранее он  уже пообещал, что все виновные в попытке государственного переворота жестоко поплатятся за это. Президент Турции напомнил, что ЕС является своеобразным «заповедником» в мире, местом, где отменена смертная казнь. В то время как в США, России и Китае она есть. Допущенная в случае с Россией фактическая ошибка значения не имеет. Очевидно, что турецкий лидер намерен решительно расправиться со своими политическими соперниками и не остановится ради этого ни перед чем. Он готов не только врать, но и пожертвовать прежним стратегическим приоритетом Турции — вступлением в ЕС. Отмена смертной казни является для Брюсселя фундаментальным маркером «демократичности» страны, стремящейся ассоциироваться с Европой. Кстати, именно по этой причине она и была отменена в свое время в России. Решившись казнить своих врагов, Эрдоган ставит крест на европейской Турции.
Правда, окончательного решения пока нет. Пока Эрдоган лишь полемизирует с Европой за право провести в своей стране политическую чистку в соответствии со своими представлениями. «Разве после терактов Франция не вводила чрезвычайное положение? Разве полиция там не задерживала массово людей?» — резонно возразил президент Турции европейцам. Он также не исключил, что в стране будет возвращена смертная казнь, «если люди проголосуют за это». И здесь позиция Эрдогана весьма сильная. Именно прямое обращение за поддержкой к народу, предпринятое им в часы военного мятежа, переломило ход событий в его пользу. Люди вышли на улицы, продемонстрировав решимость поддержать своего лидера не только на избирательных участках, но и физически.  А это означает, что законодательные новации, пусть и репрессивного характера, также будут поддержаны электоратом. «Если Европа уважает демократию, они будут уважать и это решение народа», — заявил Эрдоган, уверенный в своих силах.
Россия в вопросе ЧП заняла более спокойную позицию. Менторский тон, каковым разговаривает Европа, в Кремле сочли неуместным. «Это внутреннее дело Турции», — прокомментировал ситуацию пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков. Действительно, Москве не стоит торопиться с окончательными выводами по поводу расстановки сил в соседней стране. Предстоящие реформы президента наверняка нравятся в Турции далеко не всем. Да, Эрдогану удалось взять верх, но столь масштабное унижение представителей сразу многих слоев общества, да еще и имевших то или иное влияние, не может пройти бесследно. Наблюдатели ожидают реванша и не исключают в будущем новой попытки переворота. Если это случится, договариваться придется уже с политическими противниками Эрдогана. Разумнее всего предоставить возможность туркам окончательно выяснить отношения. А когда в Анкаре утвердится сильнейший — прагматично выстраивать отношения с новой властью в своих интересах.
темы
8 мин