Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

«Церковь не кладбище, крещение не амулет»

Оренбургский священник — о том, как донести до людей правдивую информацию о Церкви и привить нравственность обществу
Вероника Бояркина
25 октября, 2015 16:00
9 мин
Священник Александр Азаренков. Фото: Вероника Бояркина / «Русская планета»
Активная пропаганда жизненных и семейных ценностей, нравственности и социальной ответственности уже год ведется в Оренбурге через все доступные средства: СМИ, листовки, занятия в школах, вузах. Именно столько существует социальный информационно-образовательный проект «Семь уроков жизни» — цикл просветительских мероприятий, разработанный для профилактики деструктивных явлений среди подростков и приобщения их к вечным духовным ценностям. Его автор —священник Александр Азаренков. Байкер, профессиональный гонщик, кикбоксер и самый неординарный батюшка Оренбургской области отец Александр рассказал РП о том, где самое место миссионеру и когда душа может «дышать».
Миссия со спортивными разрядами
Перечень церковных должностей отца Александра огромен. Руководитель трех отделов: тюремного служения, социального служения, отдела по взаимодействию Церкви и общества. Начальник пресс-службы Оренбургской епархии, ректор православного детского центра «Форпост», духовный отец Сестричества милосердия, мотообъединения «Мотобратия во Христе», общественной организации «Офицеры России», центра помощи семье и детям «Колыбель», воскресной школы при храме Святой Троицы. Кроме этого, он еще и педагог высшей квалификационной категории, вице-президент оренбургского отделения Российского союза боевых искусств, вице-президент Федерации автоспорта в Оренбургской области и пилот команды «Оренбург-рейсинг». Мы не стали перечислять храмы и обители, настоятелем которых является протоиерей Александр Азаренков. По его инициативе в Оренбуржье начали строить храмы при больницах. С его легкой руки в области восстанавливаются утраченные святыни: ведутся поисковые работы, разрушенные монастыри возвращаются на свои места.
— Казалось бы, невозможно, чтобы один человек был в состоянии совмещать такое количество постов. Как вы все успеваете?
– Сейчас помощники везде, а я возглавляю отделы и контролирую их работу. А раньше все сам делал.
— Что входит в задачи священника?
— Как священника, настоятеля моя основная задача — сплотить народ. Например, миссионерство — это обширное понятие. Это движение в сторону людей, не образованных духовно. Но это движение должно быть грамотным, необходимо правильно сформировать посыл. И должен быть известен конкретный адресат. То есть для кого ты все это делаешь. А исходя из этого, приходит понимание того, как это нужно делать, чтобы не нарушать свободу человека.
Церковь — это такой духовный организм, и, к сожалению, люди не всегда понимают его. Миссионерство — это когда мы выходим за ограду: в школы и другие учреждения. Этот процесс может реализовываться не только через социальное служение, но и через спорт, через другие сферы. Создаются диалоговые площадки, дающие уникальную возможность рассказывать там о том, что такое вообще Церковь.
С одной стороны, Церковь — это люди, которые объединились в Боге. В данном случае — во Христе. И объединяют их не какие-то частные интересы, а вот эта благодать Духа.
А с другой стороны — это как кислород. Например, я хочу пойти в лес, подышать свежим воздухом, который сильно отличается от того углекислого газа, которым мне приходится постоянно дышать в городе. И мне становится легче. Мы знаем, что если человек не будет дышать, он умрет. Но это для тела. А душа питается Духом. Он независим вообще — ни от меня, ни от кого. И вот в Церкви он присутствует. Когда человек приходит сюда, его душа «дышит».
— Но вы совмещаете, казалось бы, абсолютно полярные вещи: вы священник, настоятель, но еще и автогонщик, и байкер. Как такое возможно?
— Спорт — это часть миссионерства. Есть площадки, там есть люди, до которых, возможно, никогда не дойдет слово Божье.Если ты там будешь, будет хоть какая-то вероятность, что оно дойдет. И у людей изменится мнение.
Фото из личного архива отца Александра Азаренкова
В коммунистические времена, когда шли гонения на церковь, проводилась тщательная пропаганда, уничижающая ее. Почему? Все боялись, что в церкви будут говорить правду. А это было невыгодно, тем более коммунистам. И у людей сложилось мнение, что церковь — это ритуальные услуги, это кладбище, что крещение — это как амулет. И, чтобы развеять это мнение, надо идти за пределы церкви и рассказывать людям, что церковь — это жизнь, а не амулеты. И это понимание должно прийти при жизни. Мне кажется, если бы люди понимали, если бы правильно оценили и предоставили более значимую роль Церкви, если бы ей дали возможность донести информацию до них, то легче осуществлялись бы планы и решались проблемы. У нас нет понятия послушания. Мы сами себе хозяева, сами знаем, что нам делать, нам не надо указывать. И вот эти «Я» и «Само», эта эгоцентричность, отрывают нас от Духа, от Бога и приводят вот к такому состоянию. Как хочет, так и живет. У меня есть целая методика о том, как это сделать, — борьба с самим собой и изменение самого себя. Каждую пятницу в «Форпосте». Туда может прийти человек любой веры.
— Раз уж вы заговорили про «Форпост». Что это будет за структура?
— Школа-интернат для детей-сирот, в том числе для трудных подростков. Она еще строится. Опыт воспитания есть — у меня был спортивный клуб по единоборствам, я мастер спорта по кикбоксингу.
— Расскажите о вашей работе с трудными подростками.
— Я объездил все комиссии по делам несовершеннолетних. Встречался с ребятами и собрал их в клубе. Пошел процесс образования: собирал, тренировал, развозил. Мы с ними ездили в колонию для малолетних преступников, проводили там футбольные матчи. То есть образование было не только словесное. Я привез ребят в тюрьму. Они посмотрели на быт тех, кто там находится, посмотрели друг другу в глаза. Они увидели, что такое тюрьма. Напитались информацией. Одно дело просто сказать человеку: «Не воруй». А он тебе: «Хочу воровать. Я знаю, что это плохо, но мне от этого хорошо». А здесь, после того как все показали, мы ведем диалог, который ему интересен. Ни в коем случае не в навязывающей форме обучения! Это исключено, так нельзя делать. Надо действовать аккуратно, чтобы человек сам захотел.
— Что стало с теми детьми, которые прошли вашу школу?
— Кто-то поступил в Санкт-Петербургскую военную академию, кто-то стал юристом, бизнесменом, педагогом.
Работа с заключенными. Фото из личного архива отца Александра Азаренкова
«Главная ценность — человек»
— А что школа?
— Сейчас все образование такое — всем все навязывает. Вы покажите мне, кто по профилю работает? «Мне все равно, какой профиль. Главное — высшее образование». Зачем?! Это круто, это в тренде, это статус. Это мы виноваты, что подсадили всех на этот статус. Нужно дело конкретное.
Вот, к примеру, есть определенная квота. Например, квота на госчиновников. Я знаю, откуда брать чиновников, — со школьной скамьи. И выращивать их. Готовых. А сейчас? Всех выдергивают через помощников, знакомых, родственников. А образования вообще никакого. На ходу учатся. Это неправильно.
Если нужен моторист — нужно и заинтересовать людей: полный соцпакет и достойная оплата, и он должен быть уверен, что это не исчезнет через три года. У нас отсутствует забота о людях. Надо менять это в голове. Главная ценность — это человек.
Сейчас нужно скоординироваться и подумать о новом поколении. С детского сада. Начать правильно воспитывать. Но так, чтобы не получилось, что выйдут они из детского сада в социум, а там — реалии, там опять неправда.
— Вы руководите центром помощи семье и детям «Колыбель». К вам обращаются люди, оказавшиеся в трудной ситуации, ищут укрытия женщины, сбежавшие от жестокости мужей. Вы сталкиваетесь порой с довольно тяжелыми случаями.
— На нашем попечении сейчас более 580 семей и более 2000 детей. Это и семьи социального риска, и многодетные семьи, и малоимущие. Они регулярно приезжают на наш склад, оставляют заявки на вещи, которые им необходимы. Мы потом их обеспечиваем. Кроме этого, у нас есть специальная команда, которая выезжает на места, осматривает, фотографирует, создает некое портфолио. После этого уже делается вывод, обманывает человек или нет.
— 1 ноября исполнится год одному из ваших проектов «7 уроков жизни». К чему вы пришли?
— Мы поняли одну очень важную вещь, немного отошли от церковности. Мне кажется, что люди сейчас должны сначала научиться быть нравственными. Поэтому наш посыл — объединить всех с точки зрения нравственности.
Представьте: на выборах, чтобы продвинуть одного человека, работает целый штаб, система. И на выходе получается лидер. А здесь лидер — не личность, а нравственность. И мы должны раскручивать ее так, чтобы она была в авторитете. Пускай даже для кого-то нравственность станет модной. За год работы этого проекта он набрал колоссальную популярность. Люди знают этот проект, хорошо о нем отзываются. И я вижу, что нужно продолжать работать, надо развиваться. К нам подключаются новые люди. Так что пока все нормально идет. Бог даст — всего добьемся.
темы
9 мин