Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Общество
Общество

Мегасанаторный режим

Кто успеет заработать на крахе российского банковского сектора
Владимир Лактанов
3 мин
Фото: Юрий Мартьянов/Коммерсантъ
Российскую банковскую систему хотят «перелечить»: Центральный банк, недовольный результатами оздоровления своих подопечных силами Агентства по страхованию вкладов (АСВ), изъявил желание самостоятельно заняться процедурой санации.
Дайте только карты в руки
Желание санировать проблемные кредитные организации самостоятельно в ЦБ объясняют просто: затраты госбюджета на санацию в последнее время растут, а эффективность ее падает. Под чутким управлением мегарегулятора оздоровление банков может стать на 25–30% дешевле, утверждают в ведомстве. Соответствующий пакет поправок будет предложен Госдуме уже осенью.
Экономия на санации действительно могла бы сохранить в казне весьма существенные средства.
По информации на сайте АСВ, на 1 июня 2016 года объем финансирования мероприятий по оздоровлению банков составлял 1,17 трлн руб., «из которых за счет средств Банка России профинансировано 1053,43 млрд руб., за счет имущественного взноса Российской Федерации в Агентство — 14,50 млрд руб.». Коммерческие банки, участвующие в системе страхования вкладов (к началу июля их было 826), потратили на оздоровление сектора немногим более 6 млрд.
Однако несмотря на то, что отказ от практики оплачивать санацию сохранил бы государству больше триллиона рублей, банки продолжат санировать — а значит, это кому-нибудь нужно. Кому? Вариантов ответа на этот вопрос может быть несколько. Осталось найти наиболее правдоподобный.
Вариант А: вкладчикам
Именно так все должно выглядеть со стороны. Банк взял у людей средства, но ввиду неэффективного (намеренно или нет, уже другой вопрос) управления не может вернуть их в обговоренные сроки. Дабы не дать банку утонуть вместе с народными деньгами, государство — по крайней мере, пока — в лице АСВ берет на себя функции антикризисного управляющего и делает все, чтобы банк оздоровить: скидывает плохие активы, эффективно использует хорошие, привлекает инвесторов, оптимизирует менеджмент, выбивает недовыбитые долги.
После чего новоизлеченному пациенту полагается работать долго и счастливо и радовать вкладчиков обещанными процентами.
Подвох в том, что сказка о чудесном спасении обрывается на самом интересном месте. Даже будучи оздоровленным, банк не становится ни честнее по отношению к вкладчикам, ни прозрачнее для надзорных органов. Стоит ему уйти в руки нового владельца (или вернуться к старому из-под кризисного управления), и он снова начинает играть по старым «правилам».
Вкладчики получают долю процента от масштабов этой интересной финансовой операции.
Скандально известный банк «Траст» санировали с начала 2015-го, после чего стало известно, что ЦБ ищет для него нового «спасителя». Деньги, выделенные на его оздоровление, закончились, а банк, некогда входивший в топ-30 по стране, так и остался на грани банкротства. На сегодняшний день инвестор для повторной санации «Траста» до сих пор не определен, дата проведения конкурса не уточняется.
У входа в отделение Национального банка «Траст»
У входа в отделение Национального банка «Траст». Фото: Анатолий Жданов/Коммерсантъ
Вариант Б: государству
Считается, что спасать банк дешевле, чем выплачивать компенсации вкладчикам в случае его банкротства. Однако если инвесторов, желающих спасать банк за свой счет, не найдется (а такое бывает нередко), АСВ оплачивает оздоровительные процедуры своими, то есть государственными средствами, которые выдаются санируемому банку в форме низкопроцентного кредита на 20–25 лет. При банкротстве же деньги на компенсации поступают из Фонда страхования вкладов (ФСВ), который по большей части формируется за счет собственных средств коммерческих банков. Некоторые потери казна, конечно, несет, ведь в фонд скидываются и банки с госучастием, однако основная финансовая нагрузка лежит на частном секторе, и регулярные истерики руководителя Сбербанка Германа Грефа — лишнее тому доказательство.
Большой минус: фонд не бездонный. В один прекрасный день его средств может просто не хватить на оплату краха очередного «Траста».
Вариант В: (мега)санатору
Конечно, санатору. За простое народное спасибо ни один субъект сложившейся в нашей стране рыночной экономики не станет спасать утопающего конкурента — только если это спасибо намного увесистее, чем кажется со стороны. Вызываясь санировать проблемный банк, инвестор, по сути, просто покупает его по дешевке. Да, в придачу он получает еще и кучу долгов и угрозу банкротства, но это с лихвой компенсируется «комплиментом» от государства в виде льготного кредита на очень долгий срок. Отечественному производству при нынешнем уровне учетной ставки ЦБ (10,5% с 14 июня 2016 года) остается только мечтать о доступе к заемному финансированию на таких же мягких условиях.
Сказать точно, на что расходуются средства, выделенные инвестору на санацию, зачастую под силу только прокуратуре. Набиуллина, выступая в Петербурге, признала, что «как правило, сами инвесторы не вкладывают в капитал санируемого банка, не всегда развивают его бизнес, а иногда и используют баланс санируемого банка для плохих долгов, размещая значительную долю полученных на санацию средств в свои собственные проекты». Санация «Траста», заинтересовавшая правоохранительные органы только после «наводки» из Госдумы, показала, что так называемое оздоровление выпадает из поля зрения государства уже в самом начале — на этапе выбора инвестора. Тогда Центробанк послание правоохранителей практически проигнорировал. Зато три месяца спустя предложил крайне простой способ устранить причину их недовольства: передать право бесконтрольно распределять финансовые ресурсы на санацию самому Центробанку.
Шило на мыло
По задумке ЦБ, право руководить санацией отдадут некоему новому фонду, который вряд ли будет федеральным, то есть государственным. Эльвира Набиуллина в своем выступании крайне обтекаемо коснулась данного вопроса, указав, что «восстановление устойчивости банков будет проходить под контролем ЦБ».
В этом и заключается лукавство регулятора: все, что связано с банками и их жизнедеятельностью, и без того так или иначе контролируется ЦБ. Очевидно, что инициатива команды Набиуллиной направлена на многократное усиление влияния регулятора на процедуру санации банков. Притом что, в отличие от АСВ, Центробанк по конституции является полностью независимой от государства организацией.
Дыра, через которую бюджетные деньги утекают под благовидным предлогом спасения банков, не ликвидируется — под нее лишь подставляют другой карман. Если Центробанк и правда хочет уберечь казну и сохранить пресловутую стабильность финансовой и экономической систем страны, ему стоит просто перестать спасать банки. И начать наконец-то спасать людей
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
3 мин