Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Общество
Общество

Тайное знание

Рассмотрев дело о гибели жителя Йошкар-Олы в полицейском изоляторе, КС запретил под предлогом гостайны скрывать от россиян материалы проверки заявлений о гибели их близких
Елена Коваленко
4 мин
Алексей Даничев / РИА Новости
Конституционный суд запретил следователям скрывать от родственников материалы доследственой проверки о смерти их близких и объяснять это государственной тайной. Поводом для вердикта послужило обращение жителя Йошкар-Олы, чей брат в 2012 году был обнаружен повешенным в полицейском изоляторе.
Как говорится в вердикте КС, в январе 2011 года милиционер из Йошкар-Олы Сергей Лаптев был найден повешенным в камере изолятора временного содержания спустя два дня после задержания по подозрению в совершении преступления. После того как стало известно о гибели Лаптева, его брат Олег несколько раз подавал в местное управление СК заявление о совершении преступления, однако по итогам доследственных проверок каждый раз получал постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. В дальнейшем они всякий раз отменялись решением суда, кроме последнего, вынесенного 25 октября 2012 года.
Несмотря на то что доследственные проверки проводились несколько раз, брату погибшего удалось ознакомиться с материалами лишь первой из них. Копии же постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, принятые по итогам дополнительных проверок, и их материалы ему не направлялись. В письме руководитель следственного отдела по Йошкар-Оле республиканского управления СК объяснил заявителю: материалы не могут быть предоставлены, поскольку содержат сведения, составляющие государственную тайну. К ним он отнес данные, «связанные со сферой оперативно-розыскной деятельности, а также содержащие информацию о силах, средствах, методах и лицах, оказывающих содействие такой деятельности на конфиденциальной основе».
В ответ на это адвокат Олега Лаптева направил запрос с просьбой передать ему последнее постановление об отказе в возбуждении дела и предоставить возможность ознакомиться с материалами дополнительных проверок. Однако следователь отказал и в этом случае. Свое решение он мотивировал тем, что к сведениям о гостайне может быть допущен лишь адвокат, участвующий в качестве защитника в уголовном производстве по делу, в котором они содержатся, а в случае Лаптева дело даже не было возбуждено.
Спустя несколько месяцев Лаптев подал жалобу на этот отказ в суд Йошкар-Олы. Решением городского судьи действия следователя были признаны незаконными и необоснованными, однако Верховный суд республики Марий Эл его отменил. В вердикте говорилось, что закон «О государственной тайне» не предусматривает возможность ознакомления представителя заинтересованного лица, то есть брата погибшего, с засекреченными данными, содержащимися в материалах проверки сообщения о преступлении.
Однако спустя несколько лет, в июле 2014 года, судья Йошкар-Олинского городского суда изменил вердикт своего предшественника, вновь признав решение руководителя следственного отдела отказать Лаптеву в ознакомлении с засекреченной частью материалов проверки незаконным и необоснованным. В своем вердикте он указал, что присвоение материалам проверки грифа секретности при соблюдении правил обращения с секретными сведениями не препятствует ознакомлению потерпевшего с ними и реализации Лаптевым в полной мере права на судебную защиту своих свобод. Сохранность же гостайны в таких случаях должна гарантироваться «соответствующим механизмом юридической ответственности», говорилось в вердикте. Республиканский Верховный суд это решение поддержал.
Могила погибшего на востоке Украины российского военнослужащего. Фото: Лев Шлосберг / gubernia.pskovregion.org
Могила российского военнослужащего, погибшего на востоке Украины. Фото: Лев Шлосберг / gubernia.pskovregion.org
После этого разбирательства Лаптев решил, что положения статей 21 («Допуск должностных лиц и граждан к государственной тайне») и 21.1 («Особый порядок допуска к государственной тайне») закона «О государственной тайне» нарушили его конституционные права, и подал жалобу в КС. По его словам, эти статьи позволяют необоснованно отказать как в ознакомлении заявителя с материалами проверки, содержащими сведения гостайны, на стадии возбуждения уголовного дела, так и в получении его адвокатом копий соответствующих документов в связи с отсутствием у него допуска к секретным данным.
В своей жалобе Лаптев указал, что его обращение к адвокату было обусловлено лишь стремлением получить доступ к материалам проверки по факту смерти брата и постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Таким образом, следователь, отказавшись передавать данные адвокату, затронул не его интересы, а интересы самого брата погибшего. Суд, рассмотрев жалобу, постановил, что указанные в ней положения закона «О государственной тайне» не противоречат конституции. Однако КС отметил, что они не предполагают ограничение права адвоката, представляющего интересы человека, требующего возбуждения уголовного дела в связи с гибелью его родственника, знакомиться с постановлением об отказе следователя и материалами доследственной проверки под предлогом гостайны.
Как говорится в постановлении КС, чтобы не ущемлять это право, следователи должны стараться не включать в материалы проверки засекреченные данные. В случае если без этих данных составить материалы проверки невозможно, следователи должны брать с потерпевшего и его представителя подписку об их неразглашении, а судебное заседание в случае его проведения должно проходить в закрытом режиме. При этом, согласно тексту вердикта, его действие не распространяется на материалы уголовных дел, ограничивая лишь материалами доследственных проверок.
Комментируя жалобу Лаптева, судья-докладчик Александр Бойцов заявил, что главная задача этого вердикта состоит в необходимости не допустить самого появления подобных коллизий в дальнейшем, поскольку «у родственников есть право знать, а у государства — хранить свои секреты». Он подчеркивает, что закон о гостайне не предусматривает засекречивания сведений о фактах нарушения прав и свобод человека и гражданина, а также о нарушениях законности органами власти.
Это решение КС интересно в контексте ситуации с российскими военнослужащими, погибшими этим летом на Украине. 10 ноября депутат законодательного собрания Псковской области Лев Шлосберг опубликовал ответ Генпрокуратуры на запрос об их судьбе. Однако главное надзорное ведомство отказалось раскрыть обстоятельства смерти военнослужащих, сославшись, как и в случае Лаптева, на гостайну. При этом до сих пор доподлинно не известно, добивались ли семьи десантников возбуждения уголовных дел по факту их гибели.
Впрочем, по словам юриста «Комитета против пыток» Дмитрия Казакова, ситуации с десантниками это решение не коснется. «В данном случае, КС очень хитро поступил, узко рассмотрев вопрос. В решении содержится толкование применительно к ситуации, когда речь идет лишь о решении вопроса о возбуждении уголовного дела в связи со смертью человека. Для того чтобы это решение было расширено и на уголовные дела, в КС должна поступить аналогичная жалоба, но чтобы в ней речь шла о материалах уже возбужденного дела, а не о материалах проверки, при которой решается вопрос о его возбуждении или отказе в нем. То есть автоматического распространения на ситуацию с военнослужащими данное решение не предполагает», — поясняет он.
Тем не менее, отмечает Казаков, это не отменяет важность решения КС по делу Лаптева: теперь на этот вердикт можно ссылаться в суде. «В наших делах мы сталкивались с подобным вопросом неоднократно, но не о материалах проверки, а о материалах уголовных дел. В частности, в Чечне мы получали отказы об ознакомлении с материалами приостановленных уголовных дел именно на том основании, что там содержатся материалы оперативно-розыскной деятельности, — рассказывает он. — К сожалению, в данном случае КС рассмотрел вопрос применительно лишь к материалам проверки при решении вопроса о возбуждении уголовного дела, однако, полагаю, есть основания думать, что из-за этого вердикта можно будет пытаться добиться решения вопроса об ознакомлении с материалами приостановленных или прекращенных уголовных дел на том же основании».
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин