Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

Судьбу «Интеллектуала» решили посторонние

Суд оставил без удовлетворения жалобу учителя элитной школы на решение о ее реорганизации
Александра Кошкина
28 ноября, 2014 17:29
10 мин
Ученики школы-интерната «Интеллектуал» на спортплощадке. Фото: Василий Смирнов / ТАСС
28 ноября Дорогомиловский районный суд Москвы рассмотрел иск учителя математики школы-интерната «Интеллектуал» Дмитрия Шноля к Департаменту образования Москвы. Заявитель требовал признать недействительным приказ о слиянии интерната с соседней гимназией №1588. По его словам, «Интеллектуал» является школой для одаренных детей, и такое слияние негативно скажется на качестве обучения.
В суде учитель выступал и как представитель своего сына, который обучается в этом интернате. Поддержать его пришли другие учителя и родители.
Со стороны ответчика выступили три юриста: Руслан Фатхуллин от Департамента образования Москвы, Денис Чигмачев и Михаил Каляпин от Западного окружного управления Департамента образования Москвы. У всех был боевой настрой. Каляпин играл в домино на планшете, а Фатхуллин развлекался тем, что пытался нарисовать портрет Шноля на листе бумаги.
Интересы истца представлял Александр Машинский, который тут же попросил судью Наталью Морозову отложить процесс. По его словам, контракт с ним был подписан только накануне, и за один день он не смог подготовиться к заседанию должным образом. Судья предоставила ему полчаса. Когда 30 минут истекли, Машинский заявил Морозовой отвод. По его мнению, предыдущее решение судьи свидетельствует о ее заинтересованности в исходе дела. «Я полагаю, что решение судьей уже вынесено, просто еще не озвучено», — сказал юрист. Посовещавшись около 15 минут, судья отказала в отводе.
В следующем ходатайстве Машинский попросил привлечь к участию в процессе уполномоченного по правам ребенка в Москве, так как исход дела затрагивает права несовершеннолетних. «Уполномоченный по правам ребенка изъявил желание участвовать в деле, чтобы дать свое заключение», — сказал юрист. По его словам, перед экспертом нужно поставить два вопроса: являются ли законными действия департамента на реорганизацию школы-интерната и будут ли нарушены права детей, обучающихся в этом интернате для одаренных.
Представитель Департамента образования Москвы в ответ возразил, что интересы детей в судах представляет прокуратура. Фатхуллин заметил, что ни в одном из документов не указано, что «Интеллектуал» является школой для одаренных детей. По его словам, деления детей на одаренных и неодаренных вообще не существует. Судья с ним согласилась, отметив, что не усматривает достаточных оснований для привлечения уполномоченного.
Дмитрий Шноль. Фото: edupressa.ru (http://www.edupressa.ru/)
Дмитрий Шноль. Фото: edupressa.ru
На этом стороны перешли к рассмотрению вопроса по существу. Шноль пояснил, что реорганизация школы-интерната в настоящее время происходит на основании приказа Департамента образования Москвы, который он считает незаконным. По его словам, незадолго до его издания, коллектив школы получил письмо с предложением такой реорганизации. Данный вопрос был вынесен на обсуждение, была создана специальная комиссия, которая должна была собрать мнение педагогов и родителей, встретиться с администрацией присоединяемой гимназии, ознакомиться со штатным расписанием, финансированием и другими документами. «Все это нужно было проанализировать и понять, пойдет ли реорганизация на пользу или во вред», — рассказывал Шноль.
Однако вскоре поступил приказ. По словам истца, для издания такого приказа, в соответствии с законом «Об образовании», департаменту необходимо было согласие той самой комиссии, которая в сентябре только успела сформироваться. На все вопросы ведомство отвечало, что такое согласие было получено. Им была предоставлена некая заявка, в которой директор интерната Юрий Тихорский потребовал слияния школ. Шноль просил суд истребовать у ответчиков оригинал этой заявки, но судья отказала. В любом случае, отметил учитель математики, данное решение должно было приниматься коллективом, а не директором.
К этому времени история получила общественный резонанс, о ней стали писать в СМИ. Коллектив интерната направил запросы в департамент, представил свое мнение и потребовал решения комиссии, если таковая была. По словам истца, увидев реакцию, руководитель Западного окружного управления Департамента образования Москвы Татьяна Баринова приехала в школу, чтобы встретиться с родителями и попытаться их успокоить. На встрече присутствовали около десяти родителей, которые задали ей вопрос, собиралась ли комиссия для принятия решения о реорганизации. «На прямой вопрос, собиралась ли такая комиссия, Баринова 6 октября несколько раз публично говорила, что такой комиссии не было и что она никогда не собирается до издания приказов», — заявил Шноль. Таким образом, истец узнал о нарушении закона «Об образовании». «До сегодняшнего дня мы не видели, что такая комиссия собиралась, мы не знаем ее персональный состав и не знаем дату собрания этой комиссии», — сказал он.
Шноль добавил, что пока ничего страшного в «Интеллектуале» не произошло, никто не уволился и не забрал своего ребенка, утверждена прежняя программа обучения. «Конечно, очень быстро мы увидеть негативные последствия не можем, — отметил истец. — Хотя некоторые ухудшения уже очевидны. Вскоре после приказа многие младшие воспитатели интерната получили уведомления от директора, что они могут быть уволены в связи с реорганизацией».
— Скажите, какие процессуальные права вашего ребенка были нарушены? — интересовалась судья.
— Образование в школе является неформальным процессом, — пытался объяснить Шноль.
— Образовательная среда формирует лицо школы, по которому ее обычно выбирают родители. Они выбирают, не глядя на программы, а узнавая, какой климат в школе и какие там работаю педагоги. Именно от атмосферы в школе подбирается коллектив детей. Неожиданные изменения в структуре управления школы имеют огромные риски потери большого количества педагогов, о чем я слышал и знаю по переписке. Обычно треть или половина педагогов уходят.
— Вы защищаете предположительные права? — уточнила Морозова. — То есть нарушение прав еще не наступило?
— Действительно, пока реорганизация еще не состоялась, пока только издан приказ, мы имеем только риски нарушения прав, — ответил учитель. — Они велики, коллектив может распасться, дети могут уйти. Именно этим будут нарушены права моего сына и других детей.
С места поднялся Машинский, который отметил, что сторона истца считает принципиальным моментом наличие или отсутствие комиссии, о которой шла речь ранее. «Мы считаем, что эта комиссия не была создана, но нами был получен ответ о том, что комиссия приняла положительное решение», — заявил он.
У ответчиков появились вопросы.
— В настоящий момент ваш сын учится в школе? — интересовался Фатхуллин.
— Да, — кивнул головой Шноль.
— Его успеваемость улучшилась или ухудшилась? Уровень образовательных программ уменьшился? Учить его стали хуже? Чем вы можете это подтвердить? — раздался поток вопросов от представителя департамента образования.
— Есть нервозное отношение внутри школы, — ответил учитель. — Это можно подтвердить многочисленными свидетельствами, коллектив испытывает огромные перегрузки. Конечно, мы начали взаимодействие с гимназией, которая должна присоединиться. И я вижу, как мои коллеги устают, не высыпаются, и это сказывается на уроках.
Занятия в школе-интернате «Интеллектуал». Фото: Александр Щербак / Коммерсантъ
Занятия в школе-интернате «Интеллектуал». Фото: Александр Щербак / Коммерсантъ
Больше у Фатхуллина вопросов не было. На этом он выразил несогласие департамента с требованиями истца. По его словам, комиссия, о которой говорил Шноль, уполномочена решить только «внутренние вопросы в сфере образования». Полномочия по реорганизации или ликвидации учреждения принадлежат его учредителю. «А учредитель — это департамент, который самостоятельно принял решение, и мнение комиссии не требуется», — заявил Фатхуллин. Тем не менее, такая комиссия, по его словам, была создана, и на этом ответчик передал бумаги, в которых были перечислены фамилии директоров школ, не имеющих отношения ни к «Интеллектуалу», ни к присоединяемой гимназии №1588.
Машинский, в свою очередь, отметил, что в переданных бумагах нет протокола заседания этой комиссии. В них сказано только, что не все директора явились на заседание, а кто именно прибыл не указано, нет их подписей. Кроме того, неизвестно, где и когда состоялось это собрание. «Данная комиссия собиралась до издания приказа, то есть 25 сентября 2014 года», — ответил Фатхуллин, затруднившись назвать точное число. «Это больше похоже на фальсификацию», — ответил на это Машинский.
Затем в суд была приглашена свидетельница, председатель родительского комитета школы Ирина Бруман. По словам Шноля, она присутствовала на собрании, на котором Баринова призналась, что никакой комиссии не было. «Если я не ошибаюсь, она ответила, что комиссия не собиралась», — неуверенно произнесла свидетельница. Бруман отметила, что не помнит точной формулировки ответа Бариновой, но смысл был в том, что никакого решения комиссии нет. По ее словам, встреча была в начале октября, то есть до издания приказа 25 сентября.
— Реорганизация повредит вашей школе? — интересовались у нее ответчики.
— Я выступаю за своего ребенка. И вижу определенные негативные последствия, — ответила Бруман.
В прениях Фатхуллин попросил суд отнестись к ее показаниям критически, так как она «не помнит точно, что было сказано».
Выслушав стороны, Морозова удалилась в совещательную комнату, а через 10 минут вернулась с решением отказать в удовлетворении жалобы Шноля. Судья огласила лишь резолютивную часть постановления, мотивировочная будь предоставлена сторонам позднее. Машинский заявил, что намерен обжаловать решение.
темы
10 мин