По состоянию на 15 июля 10:45
Заболевших746 369
За последние сутки6 422
Выздоровело523 249
Умерло11 770
Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

«Вы меня извините, но оружие — не скрипка»

Прокуратура запросила 10 лет колонии строгого режима обвиняемому в убийстве «ночного волка» байкеру Юрию Некрасову, защита настаивает на самообороне
Никита Сологуб
15 марта, 2014 11:25
12 мин
Юрий Некрасов. Фото: Сергей Фадеичев / ИТАР-ТАСС
В пятницу в Зеленоградском городском суде Москвы прошли прения по делу члена мотообъединения «Три дороги» Юрия Некрасова, обвиняемого в причинении байкеру из клуба «Ночные волки» Валерию Родителеву тяжкого вреда здоровью, приведшего к смерти. Защита называет действия подсудимого необходимой самообороной от нападавших «волков», гособвинение убеждено в умысле обвиняемого.
До начала заседания перед дверьми зала суда собрались около 45 человек, большинство — из мотообъединения Александра Залдостанова по кличке Хирург. Уступавшие им по численности сторонники Некрасова обменивались с оппонентами язвительными репликами, а бритая под три миллиметра женщина пыталась выяснить у «волков», почему на их сайте говорится, что они «иные». Недолгая словесная перепалка переросла в предложение обсудить ситуацию в Крыму, где сейчас находится сам Хирург, поддерживающий пророссийских активистов. Однако пристав открыл дверь и дискуссия не состоялась. Традиционно, самые крупные «волки» встали по бокам от входа в зал суда, пропуская внутрь первыми своих соратников, однако не менее крупному стороннику обвиняемого удалось оттолкнуть одного из них и дать пройти остальным. Несмотря на усилия «волков», десяти соратникам Хирурга пришлось слушать заседание стоя.
Вошедший в зал судья Олег Гривко предложил прокурору Надежде Игнатовой начать прения.
Ранее гособвинителем по делу Некрасова выступал прокурор Андрей Громов, который в ходе предыдущих заседаний во время просмотра видеозаписи с камер наблюдения на месте происшествия публично удивлялся действиям «Ночных волков», но недавно его сменили. Источник ИТАР-ТАСС в столичной прокуратуре утверждает, что замена Громова произошла после того, как Хирург написал жалобу на его действия. Адвокат Некрасова Денис Ковалев, однако, не смог с уверенностью подтвердить «Русской планете» эту информацию.
«20 октября Родителев и Ярошевич (Алексей Ярошевич, второй потерпевший, получивший легкий вред здоровью в результате выстрела. — РП), члены мотообъединения «Ночные волки», готовились к закрытию сезона, в ходе чего приехали в гаражно-строительный кооператив (ГСК) "Октябрьский" , где находились Некрасов и другие члены «Трех дорог». Там Некрасов реализовал свой преступный умысел на причинение тяжкого вреда здоровью любому члену "Ночных волков"  — целенаправленно выстрелил в Родителева, и спустя несколько часов тот умер. Продолжая реализовывать свой умысел, Некрасов выстрелил еще раз и попал в Ярошевича, причинив ему легкий вред здоровью», — изложила Игнатова суть позиции обвинения.
Далее прокурор рассказала о тезисах защиты, согласно которым Некрасов, обладая лицензией на охотничье оружье, повез его в ГСК, чтобы мастер обмерил его и сделал оружейный сейф. Именно там на него и его друзей напали Родителев с топором в руках и другие «волки». Игнатова стала доказывать несостоятельность тезисов защиты. Ее удивила сама необходимость везти куда-либо ружье для обмерки, если сделать ее можно и дома.
«Вы меня извините, но оружие — не скрипка, которая требует футляр определенной формы», — отметила она. При этом у 40 «волков», по словам представителя обвинения, не было никаких предметов, похожих на оружие, а сами они угроз не высказывали, поскольку пришли с «дружественным визитом».
«Некрасов, я думаю, просто накалял обстановку и собирался сделать себе алиби таким образом», — предположила Игнатова.
«Можно, конечно, предполагать, что «Ночные волки» угрожали, но мне непонятно, какие угрозы могут выказывать дружественно настроенные люди. Я вот хожу по улице, в  метро езжу, ко мне обращаются люди, но я же ни в кого не стреляю, не ношу с собой оружие и газовый баллон», — продолжила прокурор.
Игнатова отказалась верить в утверждения свидетелей защиты, что Родителев был с топором, сославшись на заключение судмедэкспертизы, согласно которой, в момент смертельного выстрела он был обращен к Некрасову левым боком, что, по ее словам, указывает на невозможность нападения с его стороны.
Завершая свое выступления, гособвинитель добавила, что в кооперативе могли находиться проходившие мимо люди, поэтому преступление совершено не только с умыслом, но и общеопасным способом.
Игнатова попросила судью признать Некрасова виновным по части 4 статьи 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью из хулиганских побуждений, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего) и части 2 статьи 115 УК РФ (умышленное причинение легкого вреда здоровью из хулиганских побуждений) и назначить ему наказание в виде 10 лет колонии строгого режима, а также удовлетворить иск вдовы Родителева о материальной компенсации ущерба.
Адвокат потерпевшей стороны Конов полностью согласился с прокурором и обратил внимание, что перед поездкой в ГСК Некрасов взял с собой «целый арсенал — ружье, три ножа, газовые средства самобоороны» и, поскольку боялся задержания, отправился к месту преступления на общественном транспорте. Версию о том, что соратники Хирурга решили наказать байкеров из «Трех дорог» из-за несогласий с Некрасовым, для чего и приехали в ГСК, чтобы снять с них клубную атрибутику, защитник отверг. По его словам, на такие действия у «Ночных волков» не было никаких причин — они могли просто пожаловаться в суд на незаконное использование товарного знака.
Одним из доказательств вины Некрасова адвокат назвал факт приобретения им газовых баллончиков. «Понимаете, у него отношение к человеческой жизни, оно неправильное, для него у нее ценности нет. Кроме того, он даже мать свою хотел снабдить таким оружием!», — отметил защитник.
Возмущение адвоката вызвало и отсутствие у подсудимого раскаяния.
«Он вот говорил, что испытывает душевные муки. Но эти муки у него только из-за того, что он не понимает, зачем «Ночные волки» напали, то есть он не испытывает муки за то, что убил отца двух малолетних детей», — подчеркнул Конов.
Утверждения Некрасова о том, что незадолго до инцидента он начал конфликтовать с Залдостановым, поскольку тот испугался растущего влияния волонтерского сообщества Motocitizen, идеи которого обвиняемый даже успел обсудить с главой московского департамента транспорта Максимом Ликсутовым, адвокат назвал «оскорбительными обвинениями». «Это все бред. Эта версия несостоятельна», — настаивал Конов.
В завершение выступления защитник предположил, что Некрасов совершил преступление, поскольку попал под влияние «иностранного клуба, который основывается на агрессии» — незадолго до событий в ночь на 20 октября 2012 года «Три дороги» сдружились с международным мотообъединением Bandidos, который «Ночные волки» на предыдущих заседаниях называли «наркокартелем».
Закончив с обвинением, судья дал слово стороне защиты.
«Помимо судьбы Некрасова, сейчас решается вопрос о том, имеют ли россияне право на защиту своей жизни и здоровья, можем ли мы принимать оружие для защиты своей чести и достоинства», — начал адвокат защиты Денис Ковалев. По его словам, действия Некрасова подпадают под статью 37 УК РФ (необходимая самооборона) и статьи Конституции, обеспечивающие российским гражданам права на жизнь, достоинство и неприменение насилия в отношении них.
«Если уж ситуация с Некрасовым не является пределом необходимой самообороны, то как вообще мы можем мы говорить о применении этой статьи на территории РФ?» — задался вопросом Ковалев.
По его словам, наиболее развернутые показания свидетелей обвинения прозвучали от «волка» Ивана Евдокимова, однако даже они звучат крайне сухо: поехали осматривать площадку для закрытия сезона, решили пригласить поучаствовать в нем «Три дороги», хотя ранее зеленоградский клуб уже дал отказ, знали телефон Некрасова, но решили не звонить, а сразу приехать в ГСК, там обвиняемый выстрелил в Родителева, хотя никаких угроз он не демонстрировал. Обвинение, как считает Ковалев, несостоятельно, поскольку его свидетели так и не рассказали, кто избил членов «Трех дорог» и разрезал им брюки, похитил баннеры этого клуба, почему все «волки» скрылись с места происшествия и не стали звонить в полицию,  и как нашивки зеленоградского клуба оказались в кармане куртки погибшего Родителева.
Далее Ковалев привел заключения судмедэкспертов, которые зафиксировали различные травмы на телах членов «Трех дорог», постановление о возбуждении следователем уголовного дела по факту хищения их вещей, карточки дежурного пульта, согласно которым звонки о нападении на Некрасова и его соратников поступали еще до выстрела в Родителева, а также показания охранника гаражного кооператива и полицейского, прибывшего туда по вызову и увидевшего по пути автоколонну из 15 машин и людей в кожаных куртках, на ходу запрыгивающих в автомобили.
Наличие у «волков» оружия, по мнению защиты, подтверждается видеозаписями с камер наружного наблюдения в ГСК, а также фрагментом патрона от резиновой пули, поскольку ни один из членов зеленоградского клуба, в отличие от «волков», разрешения на травматическое оружие на тот момент не имел.
«Некрасов пытался спасти своих друзей. Мы можем только предполагать, какую беду пресек мой подзащитный, потому что намерения у представителей «Ночных волков» были самые серьезные. Сколько было бы убитых, раненых, мы не знаем», — подытожил Ковалев.
 «Обвинение утверждает, что положение тела Родителева в момент выстрела — он должен был стоять боком якобы — свидетельствует об отсутствии умысла на нападение. Но как оно может об этом говорить? В этом утверждении полностью отсутствует логика», — отметил сам Некрасов, однако прокурор только ухмыльнулась в ответ.
Последнее слово обвиняемого было кратким.
«Все те, кто находился рядом, мои близкие, друзья, я благодарю вас за поддержку. Произошедшая ситуация до сих пор меня коробит, и я до сих пор воспринимаю ее близко к сердцу. Я не мог поступить по-другому. Было совершено нападение, и я считал долгом  защититься от него», — сказал Некрасов.
Судья Гривко назначил оглашение приговора на 28 марта.
Друзья и родственники Некрасова после заседания ждали в коридоре, когда конвой уведет его. При появлении обвиняемого молодая девушка заплакала. «В чем сила, брат?», — крикнул проходящему мимо Некрасову один из его приятелей. «В ней сила, в ней», — ответил он. 
темы
12 мин