Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

Спор замедленного действия

Узбекско-киргизский пограничный спор не решается уже четверть века и может обернуться конфликтом в ОДКБ
Виктор Мартынюк
22 марта, 2016 18:30
5 мин
На границе Узбекистана и Киргизии. Фото: Али Вали/ТАСС
Начавшийся еще в конце прошлой недели конфликт на узбекско-киргизской границе вынудил официальный Бишкек обратиться за помощью к ОДКБ. Об этом заявил премьер-министр Киргизии Темир Сариев.
Напомним, 18 марта узбекская сторона выдвинула к спорному участку границы в районе поселения Чаласарт Джалал-Абадской области не менее 40 военнослужащих, а также бронетехнику. Кроме того, узбекские военные, несмотря на протест киргизской стороны, выставили свой блокпост на участке автомагистрали Кербен — Ала-Бука. Бишкек ответил симметричными мерами по защите своей приграничной территории.
В обращении в секретариат ОДКБ Бишкек указал на недопустимость размещения узбекской стороной единиц тяжелой бронетехники у оспариваемого участка границы. В то же время со стороны узбекского командования уже поступили разъяснения. «Вся указанная военная техника находится на территории Узбекистана, а охрана участков госграницы осуществляется в соответствии с двухсторонними договоренностями без заходов на неописанные участки», — следует из официального разъяснения, предоставленного комитетом по охране государственной границы Узбекистана.
Есть о чем волноваться?
В то же время, пояснил киргизский премьер, Бишкек настаивал и будет продолжать настаивать на международном утверждении «неописанных участков» границы с Узбекистаном. Темир Сариев добавил, что взаимодействие с аппаратом ОДКБ проводится пока что в режиме консультаций. При этом Киргизия, заметил он, открыта для цивилизованного диалога со всеми заинтересованными сторонами. «У нас есть все необходимые документы для решения приграничных вопросов в мирном русле», — заключил киргизский премьер.
Впрочем, готовности этой уже без малого четверть века, ведь именно развал СССР и породил проблему, когда по причинам, не нуждающимся в дополнительных пояснениях, почти четверть всей нынешней киргизско-узбекской границы осталась неделимитированной (попросту говоря, спорной). Это обстоятельство не могло не служить поводом для взаимных претензий Бишкека и Ташкента, и они имели место на протяжении всей постсоветской истории республик, но заметно активизировались в последние годы: инцидентов с применением оружия вдоль спорных участков за минувшие три года насчитывается уже около сотни. При этом на границе  действует лишь один пункт пропуска для жителей узбекских анклавов Сох и Шахимардан.
Впрочем, в гневе официального Бишкека слишком прозрачно проглядывает лукавство, ведь та цепочка событий, что имела место в Киргизии за последнее время, совершенно очевидно указывает на динамично растущее гражданское напряжение. Проводимая киргизским лидером Атамбаевым политика множит число критиков буквально не по дням, а по часам. Новые волнения, а быть может, и очередная серия «тюльпановой революции» (а быть может, цветок придумают уже другой) видятся экспертному сообществу как перспектива более чем реальная.
Так, в беседе с «Русской планетой» руководитель службы стратегического планирования Ассоциации приграничного сотрудничества, член экспертного совета Центра стратегической конъюнктуры Александр Собянин предположил, что не далее как в мае–июне текущего года ситуация в республике будет дестабилизирована и режим Атамбаева падет. По своей природе он не диктатор, уверен эксперт, и не даст приказ стрелять в народ, если восставшая улица начнет погромы государственных структур.
Неминуемое восстание, продолжает эксперт, очень быстро перерастет в русофобские выступления. На юге Киргизии, таким образом, с одной стороны образуется вакуум действующей власти, а с другой широкую деятельность развернут прикормленные западными фондами антиатамбаевские силы.
Смотреть или действовать?
«США активно поощряют и опекают весь неправительственный сектор Киргизии, выводят его из-под влияния действующего президента, поддерживают его во всех амбициях, — добавляет эксперт. — Они это делают достаточно успешно, и противостоять этому у нас просто нет сейчас достаточной возможности. Мы делаем упор на "мягкую силу", но в том виде, в котором ее проводим, она неконкурентна американской».
Стало быть, Узбекистан в данном случае просто реагирует на то, что в Киргизии готовятся и с высокой долей вероятности произойдут очередные события, которые станут серьезным дестабилизирующим фактором и породят серьезные риски уже для самого Ташкента. Грубо говоря, узбеки вполне вправе волноваться за свое спокойствие, благо в их памяти наверняка еще живы картины той революции с очень красивым названием.
Но как в этом случае быть Москве? Оставаться пассивным наблюдателем, уповая на «мягкую силу», или начать действовать уверенно и жестко? Пока что со стороны МИД и вообще власти внятной и четкой реакции на события у спорного участка узбекско-киргизской границы не последовало. Быть может, присматриваемся? Изучаем тактику Вашингтона и прочих «доброжелателей»? Благо американцам сейчас немного не до новых операций: на носу выборы, вся политика ушла в область громких заявлений, а там, глядишь, все утрясется.
Но, кажется, мы заметно рискуем, в очередной раз благодушно полагая, что речь идет о чем-то слишком факультативном и суверенном.  
темы
5 мин