Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Общество
Общество

Что скрыто за проектом «Цифровая школа». Часть 2

Тотальный контроль, кастовое общество, социальный дарвинизм как итог развала образования
Елена Коваленко
3 мин
(Продолжение) Часть 1.
В прошлой статье мы рассказали о сегрегации, которую планируется осуществлять в рамках образовательного процесса и новых подходах в оценке способностей детей. Этап комплексного «реформирования» образования привел к введению ЕГЭ, однако, и сам ЕГЭ не вписывается в новую систему, и как раз его и должна заменить электронная биография ученика, о чём ещё в марте 2018 году заявил Исаак Калина в беседе с журналистами ТАСС, рассказывая о проекте МЭШ и РЭШ.
По его словам, в случае объединения всех современных технологий в единое целое, потребности в одноразовой проверке знаний в форме экзаменов не будет. Написанием последней контрольной работы учащийся будет завершать «этап многолетнего непрерывного формирования своей электронной биографии». Такой инновационный характер аттестации уже применяется в отношении директоров школ.

При приёме на работу они должны предоставить так называемую «электронную справку», представляющую собой электронную биографию соискателя, в которой в цифровом виде содержатся такие данные, как информация о работе, достижения учащихся, нарушения и замечания, действия финансового характера и прочее

Источник
Положение о персонализированной образовательной траектории закреплено и в паспорте национального проекта «Образование», в котором в разделе «Успех каждого ребёнка» говорится о внедрении механизмов обучения детей по индивидуальным планам, предусматривающих снятие административных барьеров для реализации образовательных программ в сетевой форме, ранней профориентации и индивидуального учебного плана в соответствии с выбранными профессиональными компетенциями в рамках реализации проектов «Билет в будущее» и «Проектория».
Подробно о новшествах говорится и в документе «Двенадцать решений для нового образования», подготовленном весной 2018 году НИУ ВШЭ и Центром стратегических разработок под руководством Я.Кузьминова и И.Фрумина. В нём говорится о внедрении с 2023 года (для преодоления отставаний от требований «цифровой экономики») новых цифровых учебно- методических комплексов (ЦУМК), которые заменят традиционные учебники и которые будут построены на технологиях искусственного интеллекта (будут использовать базы данных, видеоматериалы, онлайн-тесты, сценарии уроков), на обучающих играх и цифровых стимуляторах.
По планам цифровиков-методологов, искусственному интеллекту собираются «поручить» не только сбор данных об успеваемости учеников, но и её оценку.

Примером для российских «инноваторов» служит японское Министерство образования, уже подготовившее для ввода, в качестве эксперимента, соответствующую систему, в которой искусственный интеллект будет анализировать всю информацию об учениках, а затем подбирать для каждого ребёнка программу обучения

Источник
Такой же проект подготавливает в России НИУ ВШЭ. Так, в августе 2018 года в интервью Департаменту информационных технологий Москвы, ректор Я.Кузьминов, рассказывая о том, как будут формироваться «индивидуальные карьерные траектории», заявил:
«В интерактивные цифровые учебники встроен простейший искусственный интеллект, позволяющий тестировать ребёнка, изучающего тот или иной материал. По результатам тестов ребёнок относится в ту или иную группу, и учебник будет подгружать ему именно те задания, которых ему не хватает. Также, исходя из психологических особенностей, и типа интеллекта ребенка, – ИИ будет либо понукать его, либо расширять его кругозор, давать ему задания в той форме, в которой он лучше способен их усваивать. ИИ будет внедряться и на этапе домашних заданий, и в классе».
Учитывая, какой примитивный алгоритм заложен в принцип функционирования ИИ, можно представить, к каким страшным, разрушительным последствиям для развития психики ребёнка это приведёт. Это и нарушение социализации, и разрыв живой связи «ученик-учитель» (вспомним Ушинского: «личность формирует личность»), и примитивизация всего учебного процесса, главной целью которого становится формирование человека «одной кнопки», натасканного на узкие навыки и встроенного в систему электронного управления.
Совершенно очевидно, что цифровое досье в дальнейшем привяжут к «сквозному идентификатору» (личному номеру гражданина), который станет ключом к сведениям в Единой системе идентификации и аутентификации (ЕСИА) и Единой биометрической системе (ЕБМ). С окончанием школы биографию человека никто закрывать не будет, и тотальный контроль и отслеживание любых карьерных, образовательных и прочих изменений продолжатся до конца жизни. Так что, по сути, речь идёт об открытии на каждого юного россиянина электронного персонального досье или личного дела, содержимое которого (оценки, личные характеристики, семейное положение) и определит его социальную роль в государстве.

Проект «цифровая школа» создаёт систему тотального электронного контроля, при котором каждый поступок учеников и педагогов будет отслеживаться, и учитываться при определении его дальнейшей судьбы, так как изменить что-то в электронном досье будет невозможно

Источник
Тем самым создаются условия для перехода к кастовой системе организации общества, при которой индивидуальный правовой статус будет определять соответствующую правосубъектность, а преимуществами будут пользоваться «лояльные» и «одарённые» члены общества (по аналогии с «социальным рейтингом», уже практикующимся в Китае).
Фактически «индивидуальная траектория развития» с её новыми оценками личности воспроизводит систему селекции и отбора, разработанную в рамках пилотной программы «Модернизация детского движения Забайкальского края» ещё в 2015 году. Эта откровенно евгеническая программа не была допущена к реализации в силу родительского сопротивления, тогда её решили реализовать в завуалированной форме в «цифровой школе». Её ключевая идея заключается в том, что обучение представляет собой педагогическое производство, превращающее ребёнка в «человеческий капитал», формирование которого осуществляется в соответствии с ранним отбором по четырём категориям-кастам: Промышленный пролетариат, сельскохозяйственный рабочий; обслуживающий персонал и креативный класс. Ребёнок автоматически заносится в определённый класс, не имея возможности переходить в другие категории. Всё на потребу корпоративному бизнесу.
И хотя в системе «индивидуальных траекторий» деление на касты не прописано, ясно, что она предопределяет совершенно чёткую социальную селекцию. Это предполагает форсайт-проект «Образование 2030», прописавший, что в ближайшие 7-10 лет будет происходить сегментация и расслоение образовательной системы, увеличение разрыва между «элитарными» и «отстающими» учебными учреждениями, вплоть до возникновения школ и вузов, выполняющих преимущественную роль «институтов призрения», «камер хранения для детей». Государство будет постепенно выходить из образовательной сферы с сохранением лишь двух функций: удержания «базового уровня» (в логике социальной безопасности) и поддержки ограниченного числа «точек прорыва».
Автор: Ольга Четверикова, кандидат исторических наук, доцент МГИМО
темы
Россия
общество
Минобразования
Новости партнеров
Реклама
Реклама
3 мин