Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

«Сколько ни издавай приказов — лучше не будет»

Глава МВД Колокольцев подписал новую инструкцию, подразумевающую обязательную регистрацию всех сообщений о преступлениях; опрошенные РП бывшие полицейские не видят в ней никакого смысла
Никита Сологуб
14 ноября, 2014 21:32
11 мин
Министр внутренних дел Владимир Колокольцев. Фото: Сергей Гунеев / РИА Новости
Министр внутренних дел Владимир Колокольцев утвердил инструкцию, детально прописывающую порядок регистрации обращений граждан о преступлениях и правонарушениях. Особый упор в ней делается на том, что теперь полицейские будут обязаны принимать и регистрировать любое заявление, даже анонимное. Опрошенные РП бывшие сотрудники МВД не видят в этом приказе необходимости. Они считают, что без контроля регистрации обращений незаинтересованными сторонами бороться с недобросовестными полицейскими, скрывающими обращения граждан ради повышения отчетности, невозможно.
Приказ «Об утверждении инструкции о порядке приема, регистрации и разрешения в территориальных органах МВД заявлений и сообщений о преступлениях, административных нарушениях и происшествиях» был подготовлен еще в конце августа, но зарегистрирован в Минюсте в начале ноября. В пятницу его текст опубликовал правительственный вестник «Российская газета». В преамбуле к документу разъясняется, что инструкция призвана «укрепить учетно-регистрационную дисциплину и законность в территориальных органах МВД».
Как следует из текста приказа, признающего предыдущую инструкцию от 2012 года утратившей силу, теперь органы внутренних дел будут обязаны принимать не только письменные заявления о преступлении и протоколы устных заявлений, но и устные обращения. Информировать полицию гражданин может как по телефону доверия или по электронной почте, так и при непосредственном разговоре с полицейским. Критерии для регистрации устных сообщений просты: они должны содержать либо «информацию об обстоятельствах, указывающих на признаки совершенного или готовящегося преступления», либо «сведения, указывающие на наличие события административного правонарушения», либо сообщение о срабатывании сигнализации. Анонимные заявления подлежат регистрации при наличии в них информации «о подготавливаемом, совершаемом или совершенном противоправном деянии, а также о лице, его подготавливающем, совершающем или совершившем».
Согласно тексту инструкции, при принятии электронного заявления оперативный дежурный обязан распечатать его на бумаге, а затем работать с ним так же, как с привычными письменными заявлениями. При устном заявлении полицейский обязан составить протокол о его принятии и оформить должным образом в соответствии с УПК. Обязанность контролировать исполнение инструкции возлагается на начальника территориального отдела МВД, который должен будет ежедневно отслеживать правильность регистрации. На уровне отделов проверки соблюдения приказа должна проводить «специальная контрольная комиссия».
Как объяснил РП полковник милиции с тридцатилетним стажем, адвокат Евгений Черноусов, регистрировались обращения в той или иной форме всегда, менялись лишь инструкции. «Я надел форму в 1968 году впервые. С того времени утекло много воды. Вначале регистрировались отдельно происшествия в соответствующий журнал, второй журнал был с различной информацией, телефонограммами и так далее. Последние двадцать лет используется книга учета сообщений о преступлении, и там буквально все, что поступает в устной или письменной форме дежурному, все подлежит регистрации по номерам, в хронологическом порядке, с кратким изложением», — объяснил он. Таким образом, в опубликованном сегодня приказе ничего принципиально нового нет, говорит бывший милиционер.
Участковый уполномоченный, майор полиции Олег Зазыкин принимает заявление от местного жителя в отделе МВД России по району Коптево в Москве. Фото: Алексей Филиппов / РИА Новости
Участковый уполномоченный майор полиции Олег Зазыкин принимает заявление от местного жителя в отделе МВД России по району Коптево в Москве. Фото: Алексей Филиппов / РИА Новости
Черноусов отмечает, что разговоры об «усилении учетно-регистрационной дисциплины» велись в руководстве МВД десятилетиями, но формально ответственность за ее соблюдение возлагалась на прокуратуру. «В этом приказе контроль возложили на начальника территориального округа внутренних дел, усилили тем самым регистрационную дисциплину. Это неверное решение. Вообще, главная проблема, конечно, это желание сотрудников сокрыть преступление. В городах этот вопрос стоит не так остро. Есть такое выражение — "рука руку моет" — вот к региональным отделениям оно применимо в полной мере, там друг друга все прикрывают, поэтому такой поток сокрытий формируется», — считает он.
Принципиальных отличий от действующих инструкций не увидел и другой бывший сотрудник МВД, бывший старший следователь СК при министерстве Владимир Жеребенков. По его словам, анонимные обращения регистрировались и проверялись и до этого приказа, поскольку дежурный, принимая их, не знает, соответствует ли оно действительности. Как уверяет Жеребенков, в нынешнем руководстве МВД не понимают, что для искоренения практики сокрытия заявлений о преступлениях необходимо менять всю систему, а не сочинять новые инструкции.
«Были и есть нерадивые сотрудники, которые не желали себе портить отчетность. На отчетности у нас строится вся правоохранительная система: и МВД, и прокуратура, и ФСБ, и СК. Права и интересы граждан при такой системе вторичны, первичны всегда интересы государства и самой системы. Поэтому сотрудники старались и, думаю, продолжают стараться, все эти заявления, так называемые "висяки", которые раскрыть невозможно, не регистрировать: либо убедить гражданина не подавать заявление, либо куда-то его спрятать, на милицейском сленге это называлось "спрятать под задницу". Конечно, это злоупотребление служебным положением, но на него никто не реагирует, поскольку во главе угла у нас стоят показатели работы. Если зарегистрировать 100 заявлений, и из них будут раскрыты 20, то раскрываемость будет 20%. А если вы зарегистрируете 70 заявлений, из которых раскроете 20, процент раскрываемости будет уже выше», — объясняет он.
Особое негодование бывшего следователя вызвало решение Колокольцева назначить ответственными за надзор над регистрацией обращений руководителей окружных управлений МВД. «Это порочный круг: с сотрудников и следователей прятать эти заявления просят сами руководители, которым не нужна плохая отчетность. Нет хорошей отчетности — нет путевок, нет льгот, нет квартир, нет званий и так далее. Все регистрировать, как бы подробно в руководстве МВД не прописывали инструкции, все равно не будут, тут нужно, чтобы сама психология сотрудников изменилась. Назначать начальников для контроля неразумно — свой сор выносить из избы никто не будет», — уверен он. По словам Жеребенкова, исполнять эту функцию должна «какая-то независимая структура, либо прокуратура, либо Минюст, либо независимая инспекция».
В пример собеседник РП приводит практику на Западе, где отчетность ведется не по проценту раскрываемости от числа всех зарегистрированных преступлений, а по показателю общего числа преступлений на вверенной подразделению территории. «А у нас наоборот: если в этом году совершено 100 преступлений, а раскрыто 50—60, то в следующем году нужно, чтобы было совершено 120, и раскрыто 70—80. Мы просто плодим отчетность, мы постоянно пытаемся ее завысить, и она никогда не соответствует действительности, потому что система работает на показатели. Вместо того чтобы заниматься одним преступлением, мы будем искать другие, останавливать водителей, просить подышать в трубочку, чтобы поставить галочку о том, что мы установили правонарушение и раскрыли его, искусственно создавать те преступления, которые раскрываемы. Из тысячи преступлений, дай бог, сейчас 200 тяжкие, а остальные — просто мелочевка, погоня за отчетностью. И этих 200 тяжких раскроется в лучшем случае 30—40, а эту цифру уже легко растворить в массе мелких нарушений. Все эти инструкции — всего лишь показуха», — считает он.
Не верит в позитивный эффект новой инструкции и председатель координационного совета Профсоюза сотрудников милиции Москвы Михаил Пашкин. «В одном из подразделений МВД в Подмосковье пару лет назад была очень показательная история. Приехали гражданский и опер-дознаватель из Москвы писать заявление в областное УМВД. А там взяли, закрыли дверь перед заявительницей и сказали: "Ребят, мы на обеде, завтра приезжайте". И так у нас везде», — рассказал он. Как и другие собеседники РП, Пашкин говорит о том, что главная проблема при регистрации обращений граждан — это желание полицейских получить хорошую отчетность.
«Сколько не издавай приказов — лучше не будет. Нужно, чтобы регистрацию делало совершенно другое ведомство, Минюст, прокуратура или что-то еще. Иначе сам регистрируешь — сам раскрываешь, ну это же бред. Можно издавать приказы, наказывать сотрудников за их нарушение, но всех не накажешь. А "наверху" почему-то думают, что этими приказами можно изменить что-то», — поделился он. По его мнению, распоряжение Колокольцева только увеличит нагрузку на работников дежурных частей, которые и так «вешаются, потому что работают по графику "сутки-трое", где "трое" — это рабочие дни». «Все как было, так и останется, только нагрузка возрастет. Знаете, сколько сумасшедших звонит на 02? Процентов 10—15, а то и 20, с совершенно пустыми сообщениями: "У меня тут зеленые человечки приехали, высылайте наряд". А если наряд не приедет, карточка не будет исполнена, и сотрудника накажут. И мы этот бред тянем на себе, и дальше будем тянуть», — резюмирует он.
темы
11 мин