Алкогольное бессознательное
6 мин чтения

	Валерий Сас. Кадр: Пятый канал

Валерий Сас. Кадр: Пятый канал

В Ульяновске начинаются прения сторон в суде по делу о пьяном ДТП с двумя погибшими, обвиняемый – экс-судья Валерий Сас

В понедельник в Ульяновском областном суде начинаются прения сторон по уголовному делу о ДТП с двумя погибшими. На скамье подсудимых – Валерий Сас, бывший судья Щелковского городского суда Московской области.

Сасу предъявлено обвинение по ч. 6 ст. 264 УК РФ (нарушение ПДД в состоянии алкогольного опьянения, повлекшее смерть двух и более лиц). Следствие считает, что в ночь на 22 января 2011 года он был пьян и на своем джипе Toyota Highlander вылетел на встречную полосу, по которой ехал ВАЗ-2112. Водитель «Жигулей» погиб сразу после лобового столкновения, одна из пассажирок умерла в больнице. Расследование обстоятельств ДТП длилось без малого два года, судебный процесс начался только с третьего раза: сначала дело перенесли из районного в областной суд, потом заболел судья, который вел процесс. Обвинение экс-судье предъявляли по личному представлению главы Следственного комитета Александра Бастрыкина – таков порядок из-за особого статуса Валерия Саса. Сам обвиняемый, несмотря на подписку о невыезде, во время расследования съездил в Испанию, в суде заявил, что у него была амнезия, и потребовал себя оправдать.

Столкновение на Императорском мосту

В ночь, когда произошла авария, судья Щелковского госуда Валерий Сас ехал из Ульяновска в загородный санаторий «Итиль». Раньше Сас работал в Ульяновске, а зимой 2011-го приехал в родной город подлечиться – замучили проблемы с давлением. Вечером 21 января судья заехал в гости к своему давнему приятелю Александру Гражевичу. Тот в прошлом был коллегой Саса (они вместе работали в Засвияжском районном суде Ульяновска), а теперь стал адвокатом. Следователи подозревают, что в гостях Сас и выпил лишнего, после чего сел за руль. Впрочем, допрошенный в суде Гражевич утверждал, что они «опрокинули пару чайников чая», а спиртного не употребляли. Он объяснил, что ему самому алкоголь был вовсе противопоказан – незадолго до той встречи с приятелем Гражевич «закодировался».

В машине, которая столкнулась с джипом Саса, ехали четыре человека; все они родственники. За рулем сидел 22-летний Ильназ Ильясов, рядом – его двоюродный брат Марат Беляев. Они направлялись в Саратовскую область, где служил родной брат Марата Айрат Беляев, на торжественную присягу. На заднем сиденье «Жигулей» расположились 23-летняя Альбина Шарафутдинова, жена Айрата, и его мать Альфия Беляева.

Видеокамер на мосту через Волгу (он носит официальное название Императорский) нет, но, судя по фото с места происшествия и тем повреждениям, которые получил ВАЗ-2112, столкновение было лобовым. Больше всего пострадала левая часть автомобиля: погиб Ильназ Ильясов, который был за рулем, и Альбина Шарафутдинова, которая сидела за ним. 52-летняя Альфия Беляева получила тяжелые травмы, и потом, как говорит представитель потерпевших юрист Алексей Глухов, целый год была на инвалидности. Что до машины, то она после ДТП превратилась буквально в груду металла и восстановлению уже не подлежала.

В джипе Toyota, который от удара перевернулся на бок, сработали подушки безопасности, и Валерий Сас, отделавшись испугом, выбрался из авто самостоятельно. Семь свидетелей из девятнадцати, допрошенных прокурором в суде (пожарные, врачи, сотрудники полиции), уверенно утверждали, что Сас был пьян: он нетвердо держался на ногах, странно себя вел, от него сильно пахло алкоголем.

Сам судья объяснил исходивший от него запах спиртного тем, что он якобы выпил целый флакон успокоительного: спиртовой настойки – то ли валерианы, то ли пустырника, точно не помнит. Сделать это Валерия Саса заставил вид погибших и раненых – картина повергла его в шок.

Позже, в суде, обвиняемый добавил, что сильно ударился головой – и поэтому плохо помнит обстоятельства ДТП. Он даже привез в суд справку о сотрясении мозга и черепно-мозговой травме, которую ему выписали в одной из московских клиник. Но ульяновские медики, которые проводили обследование Саса, не подтвердили эти диагнозы.

Амнезия и технические неполадки

Перед мостом, где произошла авария, установлен знак «Обгон запрещен», на самом мосту – всего две полосы. По версии следствия, Сас не только выехал на встречную полосу в зоне действия запрещающего знака, но и превысил скорость. Экспертизу джипа компания-производитель проводила в Брюсселе, а в суде ее прокомментировал руководитель технического отдела «Toyota Motor Россия» Всеволод Конев – его допросили по видеоконференцсвязи из Москвы. Конев рассказал, что за пять секунд до столкновения скорость автомобиля увеличилась со 100 до 106 километров в час, а обороты двигателя – с 2400 до 2800. На педаль тормоза водитель не нажимал.

По словам выжившего потерпевшего Марата Беляева, джип на большой скорости вылетел на «встречку» метров за 15 до столкновения. 22-летний Ильназ Ильясов, сидевший за рулем ВАЗ-2112, не успел отреагировать и уйти от удара.

Сас в суде заявил, что обстоятельства аварии стерлись у него из памяти: «Частое явление после ДТП, и называется оно амнезия». Но он помнит, что почти всю дорогу ехал со скоростью 60 километров в час.

Бывший судья и его адвокат Нина Костина допускают, что авария могла произойти из-за технических неисправностей – как «Жигулей», так и Toyota. Автомобиль «мог сам изменить траекторию движения», считает обвиняемый. В суде Сас потребовал исключить из обвинительного заключения строчку о том, что тормозная система и рулевое управление автомобиля были исправны – по его словам, следователям не удалось это доказать.

Как говорили в суде свидетели, версия о неисправности джипа – не первая, которую выдвинул бывший судья. Полицейский Дмитрий Макулов, который выезжал на место ДТП в ту самую ночь, рассказал, что Валерий Сас предлагал ему «решить вопрос» и записать в протоколе, что ВАЗ-2112 выехал на встречную полосу, либо что вина водителей была обоюдной. Примерно о том же говорил в суде следователь-криминалист Владислав Акатов, который также осматривал место аварии в ночь на 22 января. По его словам, Сас, от которого «резко разило алкоголем», просил составить документы таким образом, чтобы «был отказной материал». Экс-судья с возмущением отверг эти обвинения, отметив, что он достаточно осведомленный в таких вопросах человек, чтобы понимать: в полицейской машине может быть установлена видеокамера, и он, конечно, не стал бы делать должностным лицам подобных предложений.

Следов алкоголя не обнаружено

С места происшествия Саса повезли на освидетельствование в наркодиспансер. «Около семи утра он приехал вместе с сотрудниками полиции к наркологической больнице Ульяновска. Но начал, по словам свидетелей, тянуть резину: «То хочу пройти освидетельствование, то не хочу». В итоге, когда сотрудники полиции достали камеру для того, чтобы зафиксировать его поведение, он вышел из машины и, ничего не объясняя, ушел», – говорит представитель потерпевших Алексей Глухов.

Врач также сообщил, что после того, как Сас отказался от освидетельствования и вышел из кабинета, к нему зашел другой человек с направлением на имя Саса и предложил сдать анализ за него. Этого неизвестного нарколог из кабинета выставил.

Впрочем, медосвидетельствование Сас все же прошел: через тринадцать часов после ДТП он «дунул в трубку», а когда с момента аварии прошло уже больше 20 часов, сдал на анализ кровь. В обоих случаях следов алкоголя в организме экс-судьи обнаружено не было.

Новый год в Испании

После аварии Сас некоторое время провел в больнице, тем временем Квалификационная коллегия судей готовилась привлечь его к дисциплинарной ответственности. Сас попытался действовать на опережение и написал заявление о добровольном сложении полномочий судьи – так у него сохранилась бы пожизненная пенсия и прочие привилегии. Но в итоге о лишении Саса полномочий ходатайствовал лично глава Совета судей Московской области Юрий Балабан, и 25 февраля 2011 года Валерий Сас перестал быть судьей. Он пытался оспорить это решение в дисциплинарном судебном присутствии, но безуспешно. Теперь Валерий Сас работает ведущим юрисконсультом в дирекции по ремонту пути ОАО «Российские железные дороги».

Пока идет следствие и суд, Сас живет в Москве, а в Ульяновск приезжает на заседания и следственные действия. Ездит он на машине – права у экс-судьи пока никто не изымал.

Формально находясь под подпиской о невыезде, Валерий Сас сумел даже встретить Новый год за границей: этой зимой он улетел в Европу, побывал в Амстердаме, Барселоне и на острове Тенерифе. Из-за поездки Сас пропустил суд по своему делу: не явился на предварительное заседание, прислав телеграмму с сообщением о том, что находится в Испании. Потерпевшие возмутились, и на следующем заседании, на которое Валерий Сас приехал, судья изъял у него загранпаспорт с открытой шенгенской визой, но меру пресечения изменять не стал.

«Я дочь продавать не собираюсь»

«С его стороны извинений не прозвучало ни разу, он все время пытался нам доказать, что невиновен, – говорит Раис Шарафутдинов, отец погибшей в ДТП 23-летней Альбины. – Мы верим в то, что человек просто-напросто был сильно пьян и, скорее всего, заснул за рулем. Только так можно рассудить. Трезвый человек просто так на “встречку”  не выедет».

Потеряв дочь, Раис Шарафутдинов с женой воспитывают внучку, четырехлетнюю Мальвину.

Отец погибшей говорит, что вскоре после аварии к нему приходили какие-то люди как он предполагает, знакомые Валерия Саса и предлагали 300 тысяч рублей. Шарафутдинов от денег отказался.

В суде он заявил гражданский иск к Валерию Сасу на сумму 10 миллионов рублей и уговорил Фаниса Ильясова (отца погибшего водителя ВАЗа) потребовать такую же сумму.

«Мы иск такой заявили, чтобы он вообще не подходил с этими вопросами, чтоб не пытался подкупить. Я ему сразу, с первого дня сказал в суде: со мной этот номер не пройдет, свою дочь я продавать не собираюсь, – кипятится Шарафутдинов. – Пусть сидит, сколько положено. Девять лет, я думаю, ему не дадут, какие-нибудь найдутся смягчающие обстоятельства, но хотя бы лет семь-восемь нас бы устроило. А сколько нам потом заплатят, меня не волнует».

Представитель потерпевших Глухов отмечает, что его доверители – это и Раис Шарафутдинов с женой, и Фанис Ильясов, и выжившие в ДТП мать и сын Беляевы – считают справедливым наказанием для Валерия Саса только срок в колонии. Причем это не должна быть колония-поселение: в ней, по мнению потерпевших, слишком мягкие условия. Сам Глухов не уверен, что суд посчитает доказанным факт алкогольного опьянения Саса: документального подтверждения этому нет.

«Но я думаю, нам с государственным обвинителем все же удалось доказать, что столкновение произошло на той полосе, где двигался ВАЗ», – говорит Глухов. Если алкогольное опьянение все же докажут, то Валерию Сасу грозит до девяти лет лишения свободы, если нет – до семи.

«Мы выскажем свою позицию в суде, может, в понедельник мы чем-то предвосхитим свое выступление в прениях, но пока мой доверитель не уполномочил меня давать комментарии», – говорит адвокат бывшего судьи Нина Костина. В своем нежелании общаться с прессой Валерий Сас последователен: за время расследования он не дал ни одного интервью, а в суде попросил запретить видеосъемку (что и было сделано), так как СМИ могут «опорочить, оболгать и облить грязью».

Читайте нас в мобильном приложении

Если у Вас возник вопрос по материалу, то Вы можете задать его специальной рубрике Задать вопрос
Подписывайтесь на канал rusplt.ru в Яндекс.Дзен
Подписывайтесь на канал rusplt в Дзен
Комментарии
03 июня 2013, 11:07
Немедленно прекратите судить судью! У нас бандиты неподсудны, а вы судью задумали осудить! Ну и хохмачи вы!
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!