Общество
Сегодня
Политика
Происшествия
Люди
Экономика
Следствие
Бизнес
Культура
Наука и медицина
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», Общественное движение «Штабы Навального». Фонд борьбы с коррупцией (ФБК) признан иностранным агентом.
Лента новостей
Лента новостей
Новости – Общество
Русская планета

Самая хитрая немецкая юстиция

Валерий Матыцин/ТАСС

Как в Германии препятствуют возвращению русских немцев в Россию

Григорий Шугаев
10 марта, 2016 11:00
8 мин
«Русская планета» 16 февраля рассказывала о драме в немецкой семье — Даниэля и Ангелины де Майер. Даниэль — немец. Ангелина — тоже немка, российского происхождения, переехавшая в Германию, в город Падерборн, с Алтая. Даниэль и Ангелина поженились, теперь у них двое детей. Скоро родится третий. И скорее всего, можно ожидать настоящей трагедии — младшего члена семьи де Майер, еще не родившегося, отберут у матери прямо в родильной палате. Двоих старших без суда и следствия органы опеки уже распределили в совершенно не знакомые семьи. На сторону де Майеров встали немецкие и международные правозащитные организации, пресса, но никаких просветов нет, и положение скорее ухудшается — стали известны циничные и даже националистические подробности этого дела.
Причиной того, что детей забрали из семьи, послужил случай. И теперь отчаявшаяся мать Ангелина де Майер стучится во все двери и пытается найти покровительство в России, где она родилась. «26 марта 2014 года у дочери Эбби опухла ножка, и мы срочно поехали в больницу. Рентген сделали на следующий день. Но тут же приехали органы опеки, социальные работники, обвинили нас в издевательствах и зверском избиении ребенка, так как у Эбби обнаружили многочисленные трещины на косточках и забрали обоих детей до выяснения обстоятельств. Однако выясняют обстоятельства уже два года, точнее, мы заставляем их выяснять. Подаем иски в суды, стучимся в разные двери, а воз и ныне там. Для представителей органов опеки мы преступники, хотя уголовное дело, по словам сотрудников ведомства опеки, было прекращено за отсутствием состава преступления. Не знаю, может, виной является то, что я и моя семья родом из России?» — пишет Ангелина де Майер в своем письме на имя Валентины Матвиенко, председателя Совета Федерации и председателя Координационного совета по реализации национальной стратегии действий в интересах детей.
24 февраля бабушка и дедушка детей обратились в суд с требованием предоставить опеку над внуками им — ведь они ближайшие родственники. Ответ суда поражает откровенной шизофреничностью. Потрясенных бабушку и дедушку отчитали: «Что же вы такие плохие бабушка и дедушка, почему вы раньше не беспокоились, почему вы раньше ничего не делали и не предпринимали никаких действий?»
Но дело-то в том, что представители старшего поколения общались с внуками каждую неделю и ничего криминального в семье де Майер не видели. Поэтому и мер никаких не предпринимали. Но самое интересное — официальные обвинения в истязании детей в отношении родителей до сих пор не выдвинуты. Детей просто забрали — в этом вся «прелесть» ювенальной юстиции, и называется она «досудебная профилактика».
Семья де Майер. Фотография из личного архива
3 марта заканчивалась возможность для де Майеров повлиять на судьбу своей семьи — в этот день истекал срок подачи жалобы в Конституционный суд, высшую судебную инстанцию страны. И там де Майеры могли обосновать свою жалобу практически только своими личными объяснениями: несмотря на то что полиция прекратила преследование и дело закрыла, никаких документов родителям на руки цинично, в нарушение закона, не дали. То есть суд, рассматривая жалобу, не может и не будет знать: было дело закрыто или не было, а также не сможет рассмотреть результаты расследования и убедиться в справедливости или несправедливости обвинения — применяли ли родители насилие в отношении малолетнего ребенка.
И прокуратура, и полиция заявили, что все эти материалы «в пути». Везти целых две недели и так и не привезти ничего — это все же слишком даже по российским меркам. Адвокаты и правозащитники убеждены: это нарушение на 100% права эффективной защиты. Редакция РП пока точно не знает, прибыли документы в Конституционный суд или нет. Скорее всего, они там уже есть. Но подробно ознакомиться с большой папкой материалов юридически необразованным де Майерам, да даже и их адвокатам, для того чтобы эффективно использовать документы в ходе процесса, теперь крайне трудно. На что и был расчет.
История с рентгеновскими снимками — самым главным «доказательством» вины де Майеров — вообще переходит всякие границы. С декабря их никто не видел. Ведомство по делам опеки заявило, мол, «мы их потом пришлем». А когда потом? 29 февраля их все еще ждали. А врач прислал такое чудесное письмо на запрос адвоката: «Я не дам вам эти чертовы снимки детей» — «Почему?» — «А потому что они уже больше не родители, как мне стало известно, они лишены прав». Так вот, де Майеры пока только ограничены в родительских правах и имеют конституционное право бороться за своих детей и доказывать свою невиновность. Но что интересно? Воспитанный и добрый доктор, отказавшись предоставить снимки, все же послал де Майерам счет на 25 евро!
Попутно выяснилось обстоятельство чрезвычайно важного рода. Оказалось, что одной из причин случившегося может быть обнаруженное у младенцев низкое содержание витамина D, что делает кости ломкими. Свидетельство американского врача, исследовавшего проблему и утверждающего, что из-за этого многие родители невинно пострадали, также приложено к делу. «Но я не верю, что немцы об этом не знали, — говорит президент Европейского информационно-правозащитного центра в Вене (ЕИЦПЧ) Гарри Мурей. — Мало того, есть результаты матери, и у нее также низкое содержание витамина D. И у родственников тоже. Но это же все знали. Почему снимки-то не дают? Почему не провели плановое обследование ребенка? Вам не кажется, что слишком много вопросов "почему"?»
Но когда так много очевидных вопросов и нет ни одного вразумительного ответа — значит, здесь замешана политика.
«Мне говорят: а что, забирают только у русских? Неправда, детей забирают у немцев, у финнов, — продолжает Гарри Мурей. — Забирают у всех, но возвращают финнам, возвращают немцам, а русским без суда и скандала детей никто не отдает, вот в чем разница». Причина же до банальности проста — русские немцы стали возвращаться в Россию, причем не отдельными семьями, а тысячами.
«Если у вас заберут ребенка, вы будете сидеть здесь, пока вы его не вернете. Вас просто так не могут задержать на границе, вы свободный человек: хотите — живете в Москве, хотите — живете в Рио. Но если я заберу у вас что-то очень дорогое, вы никогда в жизни отсюда не уедете. Вы будете платить деньги адвокатам, вы будете работать на Германию, — утверждает Гарри Мурей. — Я считаю, что это попытка остановить поток уезжающих из Германии».
Отрывок из письма Анжелины де Майер президенту ЕИЦПЧ Гарри Мурею
Многие немцы говорят, что хотели бы поехать в Россию. «Не нравится в Германии не потому, что бананы невкусные, колбаса несвежая или арбузов астраханских нету, — подытоживает Гарри Мурей, — а, наверное, потому, что общество их не принимает. А проще говоря, их подвергают дискриминации, о чем немцы стараются вслух не говорить. И это касается российских немцев. А каково евреям и обычным русским, которые не являются переселенцами?»
Отец детей Даниэль де Майер, немец, выросший в Германии, начал учить русский язык: «Надоело это вранье по-немецки, интересно, что этот русский Путин говорит, на самом деле ли он такой ужасный? Вроде немцы его демонизируют. Мне бы хотелось выучить русский язык, чтобы понимать, о чем он говорит».
«Ожидание третьего ребенка наполняет наши сердца не радостью, а страхом за его будущее, потому что органы опеки собираются забрать его сразу после рождения, — с отчаянием пишет Даниэль де Майер председателю патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства протоиерею Димитрию Смирнову. — Что делать нам, беспомощным рабам Божьим, перед законами ювенальной юстиции, перед закрытыми дверями, перед человеческим равнодушием, куда бы мы ни обращались? Все подчиняются этому закону — и адвокаты, и судьи».
Поделиться
ТЕГИ
поддержать проект
Для поднятия хорошего настроения, вы можете угостить наших редакторов чашечкой кофе
Маленькая чашка кофе
cup
200 ₽
Средняя чашка кофе
cup
300 ₽
Большая чашка кофе
cup
500 ₽
Большая чашка кофе и что-то вкусное
cup
900 ₽
Нажимая на кнопку «Поддержать», я принимаю пользовательское соглашение, политику конфиденциальности и подтверждаю свое гражданство РФ
Кто может поддержать проект?
Поддержать проект могут только граждане России. Поддержка осуществляется только в рублях. В соответствии с требованием закона.
8 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ