Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Общество
Общество

«Сажать банкиров сотнями!»

Глава «Евросети» предложил свой выход из кризиса
Владимир Лактанов
4 мин
Александр Малис. Фото: Марина Лысцева / ТАСС
Причина проблем России в том, что в США банкиров-мошенников сажают каждые несколько дней, а в России — никогда. Об этом 26 ноября рассказал президент «Евросети» Александр Малис на Финансовом форуме России, организованном газетой «Ведомости».
Заместитель министра финансов Алексей Моисеев объяснил, почему российским компаниям больше не нужна господдержка; первый зампред Центробанка Ксения Юдаева — как Россию спасет низкая инфляция; первый зампред ВТБ Юрий Соловьев — можно ли занять денег в Азии; а гендиректор Агентства по ипотечному и жилищному кредитованию Александр Семеняка — почему опасно возрождать ГКО.
«Русская планета» законспектировала основные положения их выступлений.
Малис: «Сколько еще банкиров улетит из России с нашими деньгами?»
— Мне самому в России страшно давать кому-то деньги, потому что у нас в голове сидит такое представление, что если ты получил кредит на 5 лет, то его отдавать не нужно. И тратят этот кредит соответствующим образом.
Основная проблема — зомби-предприятия (так называют организации, которые получают деньги, но не работают, по аналогии с зомби-банками в Японии. — РП).
Мне кажется, что как минимум половина кредитов выдана тем предприятиям, которые изначально не планировали возвращать их из прибыли. А как тогда возвращать? В России все дорожает, кроме овощей осенью. Можно взять кредит, что угодно купить на эти деньги, и потом, ничего больше не делая, продать. Поэтому инфляция у нас — это общественный договор.
Два случая лично знаю.
Во-первых, девочка 21 год, без работы получила кредитную карточку в банке с лимитом 1,5 млн рублей.
Во-вторых, обычный человек набрал потребительских кредитов на 5,5 млн рублей. Как это возможно? Он же их никогда не отдаст, его можно распилить и на мясо продать, и все равно не отдаст эти деньги.
Спасибо санкциям — может, теперь банкиры перестанут давать деньги тем, кто их не может отдать.
В России можно не вкладывать свои деньги, а заплатить банкиру небольшой откат, чтоб банк выдал кредит и вложил деньги. И если эти заемные средства потерять, то никто не понесет ответственности.
Почему так происходит? Воруют.
Сколько у нас посадили банкиров? Пять, десять, пятнадцать? А надо сажать сотнями!
А почему вы смеетесь? Почему банкир, который выдал кредит за откат, не виноват?
Сажать надо — и все будет хорошо. Нет другого пути.
В США один Мейдофф получил 80 лет за махинации. А сколько банкиров в Америке получили от 5 до 15 лет? Каждые несколько дней приходят новости (о новых тюремных сроках банкирам. — РП).
Мы почему ушли из Украины? Думаете, из-за НАТО, Евромайдана? Нет, там запредельный уровень коррупции. В России не запредельный, но высокий. У нас посадить врача легко, можно посадить бизнесмена, а посадить банкира, давшего кредит? Я таких дел не слышал.
Мы пытаемся Бородина из Банка Москвы достать из Лондона (Малис имеет в виду дело Андрея Бородина. — РП). А что — кто-то не знал раньше (о его махинациях. — РП)? Почему он смог улететь из России? И сколько еще их улетит из России с деньгами нашими, потому что государственный бюджет будет покрывать их убытки?
Малис: «Если не платишь налоги, к тебе нет претензий»
— Иногда налоговые инициативы государства удивляют. Государство напоминает алкоголика, который ищет ключи не там, где потерял, а под фонарным столбом, потому что там светлее.
Мы ходим в ФНС с предложениями, но все это заканчивается проверками тех, кто платит налоги. Налоговики спрашивают нас: «А как мы придем к неплательщикам, если они не зарегистрированы официально? Куда ехать?»
Вот так устроен у нас сбор налогов: если ты не платишь налоги, к тебе нет претензий, а если не дай бог платишь — жди всех.
Я раньше думал, что этот театр абсурда закончится. Но недавно президенту пожаловались, что в мелком ритейле не платят налоги. Кого проверили? X5 (то есть крупного, известного ритейлера. — РП).
Малис: «Бегать нужно больше!»
— Дам вам совет от бывшего малого предпринимателя (в ответ на вопрос от мелкого бизнесмена о том, как государство должно ему помогать. — РП).
Вы говорите, что государство должно вас найти и выдать вам кредит — тогда будете развиваться. Такое малое предпринимательство на хрен не нужно стране. А нужно такое, которое способно прогрызть стену, если не нашло дверь в банк.
Вы говорите об отказах в двух банках, а надо обойти 50 банков, чтобы получить одобрение в одном из них. Бегать нужно больше!
Олег Вьюгин, председатель совета директоров МДМ Банка, обращаясь к Ксении Юдаевой:
— У вас за спиной картина «Притихло». Притихло перед бурей? Меня это тревожит.
Юдаева: «Готов ли бизнес рисковать своими деньгами, а не чужими?»
— Это хорошо. Тревога — двигатель прогресса, поэтому давайте не расслабляться.
Финансовая система — это посредник между вкладчиком и заемщиком, посредник между сбережениями и инвестициями.
В России она должна стать посредником между бизнесом и внутренними долгосрочными вложениями денег.
Исторически сложилось, что российская экономика находила «длинные» инвестиции за рубежом. В общем объеме кредитных ресурсов доля иностранных достигала 30%, а на Московской бирже в 2013 году доля стоимости сделок с нерезидентами достигала 30–35%.
Я сама запустила в России в оборот слово «стагфляция» (Юдаева переходит к критике тех, кто предлагает решать проблемы российской экономики, «печатая» деньги, выдавая промышленности дешевые кредиты. — РП). Что это для меня значит? Это когда страна сталкивается с проблемами своего производства и пытается их решить денежной политикой.
Конкретный пример — это США. Высокие цены на нефть в 70-е годы сделали неконкурентоспособной большую часть экономики США, и Америка попыталась решить эту проблему стимулированием спроса.
Получили большую инфляцию и низкий рост экономики. Капитализация фондового рынка уменьшилась вдвое — с 80% до 40% ВВП. В банковском секторе наблюдалась стагнация: объем кредитования относительно ВВП оставался на уровне около 90%, а депозитов к ВВП — около 60%.
Сейчас активно обсуждаются меры США по количественному смягчению в экономике (в России часто ссылаются на опыт США и предлагают больше «печатать» денег, чтобы ускорить экономику РФ. — РП). Но посмотрим на статистику. Инвестиции в реальную экономику после начала количественного смягчения не выросли. В США объем кредитов нефинансовым предприятиям на конец 2011 года составлял 171% ВВП, а сейчас —160%.
В среднем в 2011–2013 годах по расчетам Банка России в странах с низкой инфляцией (около 2%) отношение кредитов нефинансовым предприятиям к ВВП составило 120%. А в странах со средней инфляцией, сравнимой с российской (6–7%) гораздо меньше — 48%.
Это показывает, что ценовая стабильность — это важное условие для развития реального сектора.
Кроме того, в странах с высокой инфляцией люди сберегают меньше в собственной финансовой системе — возникает отток капитала, так как при высокой инфляции есть опасения несохранности сбережений.
Статистика говорит, что события происходят в таком порядке: сначала идет рост экономики, потом бизнес делает инвестиции, а потом растет кредитование.
Поэтому важно, чтобы бизнесмены были заинтересованы в том, чтобы рисковать своими деньгами и вкладывать их. Это и есть мерило инвестиционного климата: готов ли бизнесмен рисковать своими деньгами или только чужими — просит у государства или берет заемные средства?
Соловьев: «Ментальность инвесторов в Азии другая»
— Могут ли азиатские рынки полностью заменить западные источники рынки? Да, но процесс займет длительное время. Потому что ментальность инвесторов другая. И в Азии возможности для вложений внутри региона настолько велики, что основные финансовые ресурсы идут на внутренний рынок.
Семеняка: «Зачем Минфин говорит о ГКО?»
— Мы рассуждаем о развитии долгосрочных заимствований в России, а Минфин говорит о выпуске ГКО. То есть он подает сигнал рынку, что надо сокращать сроки заимствований!
Моисеев: «Давайте у всех деньги отбирать»
— Экономика России сейчас получила поддержку по двум направлениям — падение курса рубля (что сделало импортную продукцию дороже. — РП) и запрет на импорт. Теперь многие компании стали просить государственную поддержку. Я этого не понимаю. То есть раньше они как-то работали, а теперь — когда им помогает курс и эмбарго — уже не могут? Давайте тогда у всех деньги отбирать и этим компаниям давать?
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин