По состоянию на 13 июля 10:45
Заболевших733 699
За последние сутки6 537
Выздоровело504 021
Умерло11 439
Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
Общество

С батюшкой под камерой

Госдума собирается облегчить общение священников с заключенными
Дмитрий Сидоров
20 ноября, 2014 18:44
4 мин
Заключенные в церкви Покрова Пресвятой Богородицы при Бутырском следственном изоляторе (СИЗО №2), 12 апреля 2009 года. Фото: Максим Шеметов / ТАСС
Депутаты Госдумы рассмотрят поправки в Уголовно-исполнительный кодекс, в значительной степени упрощающие доступ в тюрьмы для священнослужителей. Соответствующий законопроект был внесен правительством, он предусматривает изменения в статье 14 кодекса, гарантирующей свободу совести и вероисповедания заключенных. Думская комиссия по безопасности и противодействию коррупции уже рекомендовала депутатам принять этот законопроект в первом чтении.
Епископ Красногорский Иринарх, глава Синодального отдела РПЦ по тюремному служению, лично участвовал в разработке этих поправок в качестве члена Общественного совета Министерства юстиции. Об этом РП рассказал Владимир Шелепов, заведующий сектором разработки тюремных образовательных программ Синодального отдела.
Разработкой поправок Министерство юстиции занималось с августа этого года. Пассаж о взаимодействии священников и заключенных в нынешней редакции Уголовно-исполнительного кодекса показался специалистам минюста слишком расплывчатым: «К осужденным к принудительным работам, аресту или лишению свободы по их просьбе приглашаются священнослужители, принадлежащие к зарегистрированным в установленном порядке религиозным объединениям, по выбору осужденных».
Разработчики законопроекта хотят законодательно закрепить порядок таких встреч: личные встречи заключенных со священнослужителями теперь будут проходить без ограничения в количестве, но с ограничением по времени — не больше двух часов. Также священнослужитель должен будет давать письменное согласие на фиксацию его встречи с заключенным средствами видеонаблюдения; звук при этом записываться не будет.
В тексте поправок также детализируются условия проведений религиозных обрядов для разных категорий заключенных — «пожизненники» по большей части будут проводить обряды в камерах, заключенные в колониях строгого режима будут молиться в «запираемых помещениях», а вот осужденные, выдворенные в штрафной изолятор, смогут рассчитывать только на личные встречи со священнослужителями.
Посещать заключенных и проводить в тюрьмах религиозные обряды, как и прежде, смогут только официально зарегистрированные централизованные религиозные организации. Но теперь они смогут сделать это только после подписания с исправительным учреждением специального соглашения, условия которого тюремщики и священники будут обсуждать уже «на местах» при согласовании с региональными центрами ФСИН. При этом «имущество религиозного назначения», находящееся в тюрьме, при подписании подобного соглашения автоматически переходит в пользование заинтересованной религиозной организации.
Валерий Сергеев, заместитель директора правозащитного центра «Тюрьма и воля» рассказал РП о том, как священники окормляют тюремную паству сейчас. «Здесь важно различать колонии и следственные изоляторы. В следственном изоляторе это, конечно, вопрос вопросов — народу много, и попасть к священнику весьма затруднительно. Как правило, это огромная очередь, в Москве, например, средний заключенный встречается со священником раз в полгода». В больших региональных центрах СИЗО не менее переполнены, и картина там примерно та же, отметил Сергеев.
«В колониях человек может часто посещать тюремный храм. Мы работаем с одной женской колонией, там есть определенный круг женщин, регулярно посещающих местную часовню, но это совсем не большой процент заключенных. ФСИН особо гордится большим количеством храмов, построенных при колониях, причем зачастую эти храмы строятся силами самих заключенных. Другое дело, что я не уверен, что ко всем этим храмам прилагается батюшка, потому что для священнослужителей тюремная служба — это колоссальная дополнительная нагрузка, а они и так всегда "шибко заняты"».  Так что, считает Сергеев, и во многих колониях попасть на личную встречу со священником — тоже проблема.
Поправку в кодекс, ограничивающую общение со священником двумя часами, Сергеев назвал «странной». «Я не вижу, как можно вместить эти два часа в существующий тюремный распорядок. На личное время заключенному сейчас выделяется и того меньше — всего полтора часа. Не совсем понятно, что здесь имеется в виду», — говорит правозащитник.  
темы
4 мин