Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

Русская политическая нация

Борьба за интересы России в Крыму, Донбассе и Сирии сплотили народ сильнее официоза
Сергей Аксенов
3 ноября, 2015 22:10
7 мин
Участники акции «Русский марш», приуроченной ко Дню народного единства. Фото: Илья Питалев / ТАСС
4 ноября в России в очередной, десятый уже раз отмечают День народного единства. Еще недавно к этой формулировке часто добавляли «так называемый», поскольку многие россияне — пожалуй, большинство — просто не знали, о чем идет речь, а порой путали праздник с другим: Днем согласия и примирения (7 ноября). Сейчас ситуация резко изменилась. После бурных внешнеполитических событий последней пары лет российское общество не узнать — люди сплотились, объединились против внешнего врага. Впору говорить о рождении русской политической нации. Об этом свидетельствуют результаты социологических опросов, проведенных ВЦИОМ и Левада-центром.
Во-первых, резко повысилась узнаваемость самого праздника. Если в 2006 году лишь каждый пятый твердо знал его название, то в 2015-м верно ответили уже 59% респондентов. При этом количество «затруднившихся» снизилось с катастрофических 43% до вполне терпимых 16%. Примерно такая же картина наблюдается в оценке главного повода для праздника. Отвечая на вопрос, а есть ли сейчас в России «народное единство», большинство, 54%, высказались положительно, а 35% — отрицательно. Тоже немало, но еще два-три года назад ситуация была с точностью наоборот. Запомним этот факт и проследуем дальше.
В том же 2006-м, когда праздник только начинали отмечать, лишь половина респондентов испытывала гордость за страну. Второй половине, очевидно, было стыдно. Сегодня, осенью 2015-го, гордятся своей страной уже 71% граждан, и лишь 20% по-прежнему не находят поводов для гордости. Причем среди тех, кто гордится, впервые преобладает молодежь (60% от 18 до 24 лет) и люди с высшим образованием (57%). Последнее обстоятельство свидетельствует о гордости не за «великое прошлое», а за настоящие события, за то, от чего зависит будущее страны.
Искусственный праздник
А ведь рождение нового праздника первоначально напоминало социальный эксперимент, носящий однозначно искусственный характер. Хотя идеология его и была безупречна. Речь шла об освобождении России от польско-литовских интервентов в 1612 году, этакого НАТО того времени. Да еще и силами народного ополчения под предводительством как представителя власти — князя Пожарского, так и народного лидера Кузьмы Минина. Ополчение продемонстрировало образец сплоченности всего народа независимо от сословного происхождения и даже вероисповедания. Однако на момент учреждения праздника живая связь времен была разорвана, в том числе в советский период. Большинство российских граждан просто не знали о событиях XVII века и не воспринимали событие как нечто важное в настоящем.
Кроме того, в обществе были велики подозрения, что истинной целью введения новой праздничной даты было намерение заместить ею 7 ноября — день Октябрьской революции. Эта же дата, напротив, имела достаточно приверженцев. В результате при голосовании в Думе фракция КПРФ выступила против. Это не помешало ввести новую дату в праздничный календарь, однако она стала поводом для разделения россиян уже в настоящем. Например, либералы первоначально приветствовали новую дату. Григорий Явлинский заявил, что поддерживает отмену празднования 7 ноября, так как, по его словам, это являлось оправданием насильственного захвата власти. Но уже очень скоро новый праздник фактически «приватизировали» националисты, начав проводить в этот день «Русские марши».
Фото: Алексей Павлишак / ТАСС
В отличие от официоза эти многотысячные уличные акции быстро стали главным событием 4 ноября, так как являлись живым политическим явлением. Мэрия Москвы пыталась их запретить, перенести на окраину и т.п., националисты же добивались проведения шествий в центре — это способствовало медийной «раскрутке» маршей и популяризации его лидеров. Торжественные, но скучные митинги из бюджетников, собираемые в этот день с использованием административного ресурса, были малоинтересны народу. Поэтому и сама дата не воспринималась как живое событие. Таким образом, со временем праздник стал четко ассоциироваться с русским этническим национализмом, что разбивало идейный фундамент его архитекторов. Вместо единства и согласия получили Россию для русских и ни для кого больше.
Украинский тест
Тема 4 ноября оказалась настолько «сладкой» для организаторов «Русских маршей», что они фактически ограничились этими ежегодными акциями, превратив их в некое подобие русских Дней Святого Патрика: торжественное, но чисто ритуальное действие. Так, например, о борьбе за интересы русских в постсоветских республиках речь там не шла. Скорее говорили о необходимости выселения гастарбайтеров. Создавалось впечатление, что организаторы всего лишь ждут своего часа в надежде на политические послабления и возможность участия, например, в выборах в Госдуму. А пока довольствуются маршами.
Все изменилось с началом украинского кризиса. Меньшая часть организаторов и особенно рядовых участников «Русского марша» однозначно восприняли нацистские батальоны на Украине как русофобию и выступили против. Однако большинство не смогли устоять перед очарованием свастик и римских приветствий Майдана и стали латентными украинцами, обернув свое негодование не только против Кремля, но и против собственного народа. «Русский марш» 2014 года, в котором приняли участие обе части националистов, поражал своей разнонаправленностью. «Царство» разделилось само в себе. Украинский тест пройден не был.
Крым, Донбасс, Сирия
Поддержав Майдан и сказав «А», части русских националистов пришлось сказать и «Б» — отказать русским жителям Крыма в праве на самоопределение. Дальше — больше. Вот уже и русские жители Донбасса стали «ватниками», презираемыми «азиатами», в отличие от них самих — арийцев Порошенко. Запутавшись в трех соснах, они превратились во «власовцев» нового времени, пошли против своей страны. И вот уже сплелись с либералами в одном клубке, имя которому — русофобия.
А вот их политический оппонент — Кремль, возможно, к удивлению многих, впервые за долгое время, но все-таки осмелился твердо выступить с национальных позиций. Чему, конечно, способствовали действия российских «партнеров», столь бесстыдно наступавших на наши интересы. В итоге терпение кончилось и у самых терпеливых. В результате мы имеем русский Крым, русский Донбасс (пусть и в середине этого процесса) и понятную всему миру священную борьбу с головорезами из ИГ в Сирии. За полтора-два года «вежливые люди» и Су-24 сделали больше, чем все официозные митинги и телевизионная пропаганда за целое десятилетие.
Народ действительно ощутил общность своей судьбы. Именно этим и объясняются столь разительные изменения в опросах социологов. В ответ на защиту Кремлем национальных интересов России народ готов признать 4 ноября национальным праздником. Ведь за словом наконец-то последовало дело. Русская политическая нация складывается на наших глазах.
темы
7 мин