Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Общество
Общество

Политика сахарных слов

Почему Москва не осуждает открыто деяния критского Собора

Владимир Лактанов
2 мин

Всеправославный собор. Фото: orthodoxcouncil.org

Грузинская православная церковь называет «догматическими» причины своего неучастия во Всеправославном соборе и продолжает настаивать на том, что документы Собора нуждаются в исправлении.
Греческий сайт Romfea опубликовал письмо Грузинской патриархии Константинополю, написанное в самый разгар соборных совещаний — 23 июня. «Патриархия Грузии вновь подтверждает свое решение не присутствовать на Крите. Отказ вызван не политическими или иными соображениями, но исключительно догматическими причинами», — приводят текст письма греческие журналисты.
Еще 12 февраля 2016 года Грузинская православная церковь решением Синода принципиально отвергла соборный документ «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром». Поводом для критики послужило все то же наименование «Церковь» по отношению к инославным и формулировки о поиске утраченного единства христиан — на которые обратили внимание и иерархи ряда других Поместных Церквей, посчитав, что они расходятся со святоотеческим преданием. Также Синод Грузинской церкви негативно оценил и документ «Миссия Православной Церкви в современном мире», на данный момент уже принятый собором. В письме, которое публикует Romfea, Грузинская церковь вновь подтверждает свою позицию по отношению к соборным документам и еще раз говорит о том, что ее участие в будущих заседаниях собора возможно только в случае исправления документов и устранения из них спорных экуменических формулировок.
Подобной принципиальной позиции ждут и от Русской православной церкви. Пора сказать прямо: те, кто идут за экуменистами и за его «православными» лидерами — просто губят свою душу, призывает, например, протоиерей Всеволод Чаплин, экс-глава синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества. Подобной же принципиальности ждут миряне и священники, которые самого начала выступали против участия в соборе, и которых — даже не имея точной статистики, сколько их таких, обеспокоенных и недовольных —  в кабинетах ОВЦС (отдела внешних церковных связей) предпочитают называют обидным «маргинальным меньшинством».
В мире, где все уже предельно ясно и все личины отброшены, «церковный МИД», как еще называют ОВЦС, продолжает придерживаться малахольной тактики «и нашим, и вашим». Он молчит по поводу соборных документов вплоть до критического последнего момента — когда одна за другой начинают отказываться от участия в соборе Церкви. И лишь затем, когда ясно, что недовольство церковной полноты растет как снежный ком, растет по всему миру (вот тебе и «маргинальное меньшинство»!), Москва вступает в эту эстафету в самом ее хвосте и заявляет —  за несколько дней до открытия собора — что тоже не едет. Но и заявляет опять: робко, тактично, двусмысленно.
Она только вскользь говорит о своей позиции по документам (вроде были предложения от РПЦ по их усовершенствованию, как сказал глава ОВЦС митрополит Иларион, но где и какие, и когда —  сказать сложно). И уже в следующем абзаце синодального заявления вновь расшаркивается в дипломатических реверансах —  обещает, несмотря на неприезд, «всемерно продолжать усилия по укреплению общеправославного сотрудничества в подготовке будущего Святого и Великого Собора».
Что тем временем делает собор на Крите? Он объявляет все свои решения обязательными для всех церквей (даже неприсутствующих). Он двигает идею создания постоянно действующего над-церковного органа (это именно то, против чего выступали зилоты, боясь, что этот орган будет знаком наступающей глобализации Православной церкви, что он будет шагом на пути к установлению экуменизма). Собор говорит, что главная мировая ересь —  это эгоцентризм (то есть нежелание идти с открытыми объятиями к еретикам). Он на днях примет тот самый, претерпевший множество упреков в неканоничности документ об отношениях с остальным православным миром. Некоторые константинопольские отцы, готовя для этого почву, уже заявляют, что в единую Церковь Символа веры входят инославные церкви.
И что в ответ делает Москва? Она молчит.
В то время как самым правильным в сегодняшней дипломатической игре было бы отказаться от двусмысленностей и экивоков. Осудить открыто происходящее сегодня на Крите. Осудить открыто экуменический курс и открыто же отмежеваться от него. Повести за собой другие Поместные Церкви, стать лидером и, наконец, взять на себя ту роль, о которой говорят уже пять веков — роль Третьего Рима, охранителя всего православного мира и его чистоты.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
2 мин