Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Общество
Общество

Россия поддержит экспансию русского языка

Спикер Госдумы Нарышкин назвал вытеснение русского языка за рубежом аморальным и пообещал действовать
Владимир Лактанов
3 мин
Митинг в защиту права вести обучение в школах на русском языке, Латвия. Фото: AP
Выступая на телеканале «Россия 24», Сергей Нарышкин отметил, что государство намерено делать все возможное для распространения русского языка и литературы за рубежом. Свою инициативу он объяснил как интересом к РФ, который испытывают повсюду в мире, так и политическими причинами. На «передовой» борьбы за право говорить и учиться на русском языке — в Латвии — обещание спикера восприняли со сдержанным оптимизмом. География расселения русских в мире, и особенно в республиках бывшего СССР, предоставляет проводникам новой российской политики обширное поле для деятельности.
По мнению Нарышкина, интерес к языку говорит об интересе к народу нашей страны и ее истории. «С тем, чтобы лучше все это знать, нужно иметь возможность читать книги на русском языке и иметь возможность говорить по-русски», — пояснил он. И поэтому «российское государство будет делать все возможное для того, чтобы поддержать распространение русского языка, русской литературы за пределами нашей страны». Несмотря на определенную банальность формулировок, речь идет о прямом обещании, прозвучавшем из уст четвертого в иерархии государственной власти политика. Сказал он и о конкретных методах предстоящей экспансии: «Это и программы гуманитарного сотрудничества, программы преподавания на русском языке в высших учебных заведениях, поддержка организационная, методическая, отчасти финансовая по мере возможности, поддержка русских школ за пределами РФ». Последний пункт — уже самая настоящая политика. Он напрямую отсылает к происходящему в Латвии, как самому что ни на есть «переднему краю борьбы» за право обучаться в школах на русском языке. Нарышкин, как видно из сказанного, это знает и понимает, иначе не назвал бы атаки латвийских националистов на русские школы аморальными.
«Можно говорить о том, что есть препятствия, порой со стороны отдельных политических групп или политических элит ряда стран, есть даже элементы целенаправленной политики по вытеснению русского языка. А это значит — по ограничению прав граждан, которые говорят, которые думают на русском языке, таковых и за пределами РФ много. Безусловно, это можно квалифицировать как нарушение… фундаментальных норм и права и морали», — заявил спикер Госдумы. Четкое понимание проблемы заставляет поверить, что вслед за обещаниями последуют энергичные действия. А они требуются в экстренном порядке.
Дерусификация ведет к прямой военной угрозе
За постсоветский период русские школы в Латвии подвергались политическим атакам со стороны местных националистов четыре раза. Первая попытка была предпринята еще в 1998-м. Пик сопротивления пришелся на 2003–2004 годы, когда был создан Штаб защиты русских школ. Пожалуй, это самый известный эпизод борьбы русских за свои права. Тогда итогом сопротивления стал компромисс: школы сохранили за собой право преподавания 40% предметов на русском языке. В 2010 году ультраправое «Национальное объединение» организовало сбор подписей за единственный язык преподавания — латышский, однако симметричные меры русской диаспоры блокировали инициативу. И, наконец, о последней попытке стало известно на прошлой неделе.
Перевести русские школы на латышский язык — такую задачу ставит правящая националистическая коалиция, пришедшая к власти 7 декабря, после отставки предыдущего правительства. Речь идет об изменении пропорций русского и латышского языка в пользу последнего. Если сейчас при «квоте» в 40% хотя бы часть специальных предметов удается учить на родном языке, то снижение «квоты» до 20% загонит русский язык в настоящее гетто. Опасность хорошо осознают проверенные временем бойцы русского сопротивления, такие, как организатор референдума о государственном статусе русского языка Владимир Линдерман. Он не только понимает проблему, но и предлагает путь сопротивления.
Фото: Светлана Холявчук/ТАСС
Фото: Светлана Холявчук/ТАСС
«Сможет ли русское сообщество Латвии и в этот раз отразить атаку националистов? Хватит ли материального и эмоционального ресурса, чтобы организовать эффективное сопротивление? На парламентскую оппозицию надежд никаких, значит, остается только "улица". Не митинги и пикеты, малочисленные и беззубые, а что-то более угрожающее. Например, общешкольная забастовка», — пишет Линдерман. Подобные меры давно уже не кажутся чрезвычайными. Лишь оказываемое сопротивление позволяет русским сохранять в странах Балтии свою национальную идентичность. К тому же истончение, съеживание «русского мира» не проходит бесследно. На смену русским и косвенному влиянию России приходят войска НАТО. Там, откуда вчера ушли русские, сегодня базируются армейские подразделения нашего геополитического противника, оснащенные тяжелой техникой, как на базе в Адажио. Таким образом, дерусификация оборачивается прямой военной угрозой.
Еще один пример — связка Турции и Татарстана. Невинные на первый взгляд прямые контакты в рамках тюркского мира, культурные и религиозные, со временем привели к удивительным последствиям. В Татарстане стали увеличивать часы преподавания родного языка в ущерб русскому, а Турция и вовсе дошла до прямой военной атаки на наш истребитель в Сирии. Кстати, в Крыму быстро поняли, что произошло, и отказались сотрудничать с турецкой строительной компанией, возводившей мечеть в Симферополе. Сейчас ищется новый подрядчик. Если в мирное время вопросы языка, истории кажутся кому-то невинными, второстепенными, имеющими отношение, скорее, к культуре, чем к актуальной политике, то в условиях обострения становится ясно, что все это точно такие же залпы орудий, как и на обычной «горячей» войне. А по последствиям, может быть, даже  страшнее.
Похоже, в Кремле после долгого периода равнодушия осознали проблему и решились действовать наступательно. Последние слова Нарышкина — тому свидетельство. Кроме того, всемерная поддержка «русского мира» прописана в концепции внешней политики РФ. Она является приоритетом, о чем неоднократно говорил Сергей Лавров. «Российская община за рубежом насчитывает порядка 30 млн человек и входит в четверку самых крупных диаспор мира», — не устает напоминать глава МИД. Об этом же, по сути, говорил и президент Владимир Путин, в публичных выступлениях называя русский народ самым большим разделенным народом в истории. Связывает разделенный народ воедино, конечно, язык. Русский язык, продвижению которого в мире теперь будет уделяться гораздо больше внимания.
После краха СССР русские общины никуда не делись, не растворились, а если и сократились, то не фатально. Русские живут в Закавказье, во всех странах Центральной Азии; особенно много их в Казахстане, в Белоруссии, в Молдавии, которую пытаются «втянуть» в Румынию, на Украине, где они попали под националистический пресс, в Прибалтике. Включить все эти территории в один день в состав России, конечно, нереально. В Крыму, да, получилось, но это, скорее, исключение из правил. А значит, остается только поддержка русских с родины. Продвижение языка, литературы, культуры… Поле для деятельности просто огромно.
Единственная опасность заключается в том, чтобы правильное и нужное стране дело не превратилось в прибыльное для кого-то личное предприятие. После многолетних обещаний вера в мощную поддержку со стороны «метрополии» отчасти поколебалась. Очевидно, России нельзя терять время и наступать на старые грабли. Реализуя программу экспансии русского языка, нужно делать ставку в первую очередь на тех соотечественников за рубежом, кто уже себя проявил. Тех, кто отстаивал «русский мир», когда о поддержке «большой Родины» не приходилось даже мечтать. Именно такие идеалисты во все времена приносили силу и славу стране. Есть они и сейчас. 
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
3 мин