Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».
Новости Общество
Русская планета
Женщины Равенсбрюка
Фото: Waltergutjahr.wordpress.com

Равенсбрюк. Ад на земле

75 лет назад был освобождён концлагерь, где ставили эксперименты над женщинами и детьми
Андрей Карелин
30 апреля, 2020 18:43
12 мин

Осенью 1938 года заключённым мужского концентрационного лагеря было приказано начать постройку лагеря для женщин. Стройплощадка раскинулась в Равенсбрюке. Так называлась деревня, которая располагалась рядом с Вестербургом.

Лагерь «Равенсбрюк» стал «очередной вехой» в строительстве концентрационных лагерей на территории Третьего Рейха, строившихся на основании распоряжений Адольфа Гитлера от 1935 года. Именно в 1935-м появились акты за его подписью, на основании которых нужно было очистить национал-социалистическое государство в преддверии войны.

При выборе места для строительства «Равенсбрюка» учитывались такие факторы, как хорошая дорожная развязка и благоприятные природные условия. Участок хорошо просматривался из Вестербурга, имел огромные площади для расширения.

Было возведено 14 бараков для заключённых в концлагерь женщин, два больничных барака, деревянные бараки на кухне, а также душевой блок. По периметру лагерь был окружён кирпичной стеной высотой 4 метра с колючей проволокой наверху. Через неё шёл ток высокого напряжения.

Невдалеке возвышался построенный в лучших традициях немецкого зодчества домик. То было жилище коменданта лагеря. Подле него, в комфортабельном помещении, располагался персонал лагеря из числа СС.

Изначально в Равенсбрюк отправляли исключительно немок, которые наносили ущерб репутации «великого немецкого народа» - позорили нацию. Среди них были не только те, кто преступил законы Третьего Рейха, но и попадавшие под категорию «женщин асоциального поведения». А ещё – Свидетели Иеговы.

Первые заключённые из тюрьмы Лихтенбурга прибыли весной 1939 года. 21 мая 1939-го в концентрационном лагере «Равенсбрюк» находились уже 974 женщины. Но пройдёт всего несколько лет, и Равенсбрюк превратится в самый большой женский лагерь на немецкой земле.

Более 100 тысяч женщин 20-ти национальностей подверглись здесь насилию, пыткам. За 6 лет войны десятки тысяч были расстреляны, замучены до смерти, сожжены или умерли из-за нечеловеческих условий существования.

В конце 1941 года рядом с концентрационным лагерем для женщин был построен лагерь для мужчин. Его строили слабеющими от нечеловеческих страданий руками женщин. Неподалёку был создан лагерь для молодёжи. Официально он назывался: «Лагерь охраны прав молодёжи Уккермарк». Но именно сюда были свезены «на убой» около 400 молодых девушек и женщин, не соответствовавших «высоким стандартам» дорвавшихся до власти национал-социалистов.

После начала Второй мировой войны, в сентябре 1939 года, нацисты интернировали в концлагеря женщин с захваченных территорий. Большинство из них направлялось в «Равенсбрюк». Официальная вместимость лагеря составляла всего 3000 заключённых, но уже в феврале 1942 года здесь находилось порядка 7000 женщин.

440 цыганок были высланы в Равенсбрюк из Австрии. Здесь были женщины из Венгрии, Франции, Югославии, Румынии, Скандинавии, Чехословакии, Бельгии и Голландии. В лагерь ехали польки, о Родине которых, как о «несостоявшемся государстве» громко говорили с высоких трибун в СССР, где активно сотрудничали с Германией и готовились к подписанию легендарного пакта «Молотова и Риббентропа».

Когда в июне 1942 года был убит один из инициаторов «окончательного решения еврейского вопроса», беспощадный руководитель Тайной полиции, назначенный главой Богемии и Моравии 38-летний Рейнхардт Гейдрих, по приказу Гитлера была уничтожена польская деревенька Лидице.

Всех мужчин деревни в возрасте 16-ти лет и старше (172 человека, по другим данным — 199) расстреляли на месте. А 195 сельчанок были отправлены в Равенсбрюк, куда к этому моменту женщин с оккупированных территорий массово завозили в вагонах для скота. Вместе с ними ехали порядка 800 детей.

Огромное количество узниц «Равенсбрюка» были, конечно же, из Советского Союза, по территории которого, начиная с лета 1941 года растекалась коричневая чума, захватывающая всё большие и большие территории.

В 1944 году в лагере было зарегистрировано уже более 70 тысяч заключённых. Многие из узниц были матерями, дети которых были обречены не только на мученическую смерть, но и на эксперименты, причиняющие только-только пришедшей в этот мир малышне адскую боль.

На малышах, которые так и не поняли, за что этот мир был к ним бесчеловечен и жесток, ставили чудовищные эксперименты. Младенцам, рожденным на территории Равенсбрюка или приехавшим туда с матерями, ампутировали конечности, чтобы пришить их другому ребёнку. Это были опыты на предмет возможности пересадки рук и ног одного солдата Абвера другому.

Женщинам и детям наносили ранения до кости скальпелями, умышленно вызывая гангрену. Это был «грандиозный научный эксперимент». На обитателях «Равенсбрюка», женщинах и детях, фашисты исследовали вопросы трансплантации нервных и костных тканей, а также мышц. Ставились убийственные эксперименты по регенерации нервов.

Нацистским врачам, этим милым белокурым немкам, многие из которых спокойно переживут впоследствии победу, ускользнут от возмездия или условно-досрочно освободятся уже в 1951-1952 году, было крайне важно проверить эффективность сульфаниламидных препаратов. Такие лекарства могли помочь покоряющим этот мир солдатам Фюрера при тяжёлых огнестрельных ранениях.

Имитируя их «тяжесть», женщинам и детям в разрезанные скальпелем раны специально вводили стафилококки, бактерии, возбудители столбняка, засыпали частицы пороха, металлической стружки и стекла, скрупулёзно фиксируя затем состояние «пациента».

Финалом этой пытки был «укол милосердия», после которой наступала агония и смерть. Умаявшиеся убивать женщин и детей «доктора», садились писать подробный отчёт о мучениях «подопытных». Это было нужно для проходивших в Берлине «научных конференций».

Именно здесь работал человек, при одном упоминании имени которого вздрагивал даже легендарный «доктор» Менгеле. Его звали Рольф Розенталь. Любимым занятием этого «лагерного врача» было проведение абортов на 7-8 месяце беременности и сжигание на глазах у сошедшей с ума матери ещё трепещущего плода в печи.

Оказавшаяся в лагере советская девушка-фельдшер Илона Войнич, лейтенант медслужбы из полностью уничтоженной в ходе обороны Севастополя советской войсковой части, выигрывала у Розенталя день за днём, рассказывая патологическому садисту сказки из томика «Тысяча и одна ночь», которые она знала наизусть.

Только с сентября 1944 по апрель 1945 года на территории лагеря родили детей 560 женщин. Выжили очень немногие новорожденные. Большинство маленьких пленников лагеря убивали прямо на глазах матерей, как только они появлялись на свет.

Но были дети, которым повезло выжить в этом нацистском аду, где «практиковали» люди, читавшие труды Шиллера и Гёте, слушавшие музыку Баха, Бетховена, Вагнера. Они предстали перед своими освободителями 30 апреля 1945 года в том состоянии, в котором спасти их было можно едва ли.

Однако вернёмся к их матерям. Уже в момент регистрации в лагере нелюди из СС, начинали процесс методичного обесчеловечивания женщин. Раздевание, унизительный, очень болезненный осмотр в гинекологическом кресле, длинная очередь в баню «на дезинфекцию», лагерное тряпьё.

Эти полосатые робы, которые не поворачивается язык назвать платьями, мгновенно делали женщину бесполым существом. Впрочем, особенно красивых девушек заставляли ублажать сексуальные прихоти администрации. Одежды каждой маркировались не только номерами, но и треугольником, цвет которого говорил о многом.

Чёрный? Цыганка или воровка, что в представлении нацистов – суть одно и то же. Фиолетовый? Свидетели Иеговы. Красный? Политическая! Жёлтый? Еврейка!

В центре «информативного» треугольника стояла буква, обозначающая национальность. Русским хотели «клепать» буквы «R» по аналогии с польскими «P». Но некоторые жёны красных командиров и политработников, отказались пришивать R. Подумывавшая об их немедленном расстреле администрация, пошла женщинам навстречу, решив маркировать их одежду кроваво-красными треугольниками с буквами SU.

Soviet Union

Начиная с 4 утра (время подъема) над женщинами надругались и оскорбляли, затем отправляли на 14-17-часовые работы, пережить которые могла в первый же день далеко не каждая. В ходе этих невыносимо тяжёлых, изнуряющих хрупкий организм работ, их кормили так называемым «супом» — водой, в которую бросали картофельные очистки или куски брюквы.

Кому-то покажется это немыслимым, но узницы концентрационного лагеря «Равенсбрюк» трудились на благо развития легендарных мировых марок, продукцией которых мы пользуемся и сегодня.

В 1940 здесь находились производственные мощности немецкой кожевенно-текстильной промышленности – Echt Leder! Начиная с июня 1942 года, узницы трудились на благо электротехнического концерна Siemens & Halske AG. Тысячи женщин работали на оружейных предприятиях компании «Хейнкель».

Словно раковая опухоль, при одном упоминании о которой спустя 75 лет лица немцев будет заливать густая красная краска, «Равенсбрюк» в ходе Второй мировой разрастался и обретал филиалы по всей Германии. В окрестностях одного лишь Берлина было больше 10 «подлагерей».

Работавшие и отчаянно пытавшиеся выжить в системе координат «Равенсбрюк» женщины дважды в месяц проходили через жесточайший отбор. Тем, кто был непригоден к работе, незамедлительно выписывали путёвку в Vernichtungslager. А по-русски?

Лагерь смерти

Обречённым в торжественной обстановке выдавали розовые карточки с указанием в иных обстоятельствах «победных» литер «V» - в данной ситуации они означали «vernichten» – уничтожить.

Сперва женщин убивали выстрелом в затылок перед глубоким рвом. Многие умирали с тем бесстрашием, которому могли позавидовать находившиеся по соседству мужчины. Кто-то смеялся в лицо палачам. Кто-то пел песни. Гордые польки прикладывали перед выстрелом палец к переносице, словно поправляли на голове остроносую польскую фуражку.

Это никуда не годилось с точки зрения коменданта, который понимал, что на убийство обречённых тратится слишком много времени и ресурсов. Да и убивать приходилось так много женщин, что того и гляди территория лагеря, подле которой жили и сами фашисты, могла стать очагом эпидемии. Поэтому уже в 1943 году всё стало совершенно иначе.

Во-первых, построили «экологичный» крематорий, печи которого работали в режиме 24/7. Во-вторых, стали убивать газом. В час «Х» газовая камера набивалась под завязку женщинами, а один из мужчин, пригнанных из лагеря по соседству, через специальный сток кидал баллончик с убийственным газом. Минуту-другую были слышны стоны и крики, но потом всё стихало.

Для обитательниц «Равенсбрюка» устраивали «Праздники спорта». Женщин, валившихся с ног от усталости, заставляли бежать наперегонки, прыгать через ров. Призом в этом «спортивном состязании» была сама жизнь. Тех, кто проигрывал, отправляли в газовые камеры, а затем в печь.

«Последний марш»

27 апреля 1945 года стало очевидно, что «красные» на подходе. На ликвидацию 3500 слабых старух, умирающих от «экспериментов» женщин и малолетних тратить время не стали. 20 тысяч человек, которые могли передвигаться, собрали и погнали в западном направлении. 28 апреля узницы оказались во внешнем лагере Равенсбрюка — Мальхове. Понимая, что пришло время думать не о пленных, а о себе, их палачи бросили своих жертв в запертом лагере, сэкономив патроны, и ушли.

На следующий день, 29 апреля 1945 года двери Мальхова открыли советские солдаты, на которых смотрели тысячи глаз, в которых сквозили ужас и смерть. Смерть и ужас.

30 апреля соединения 2-го Белорусского фронта освободили «Равенсбрюк».

Убийцам, работавшим в лагере в разных должностях, было вынесено всего 16 смертных приговоров. Но многие изощрённые палачи, действовавшие во благо великой немецкой идеи, дожили до глубокой старости и ушли из жизни совсем недавно.

Такая история.

Поделиться
12 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ