Как распилить бюджет и не сесть в тюрьму?
6 мин чтения
Как распилить бюджет и не сесть в тюрьму?

Россия отметила День кино

Что же произошло, в действительности, много лет назад 27 августа — в эту славную дату, с которой из года в год поздравляют друг друга российские киношники? Быть может, состоялся показ самого первого в истории нашего Отечества фильма, сопровождавшегося криками дам, увидевших надвигающийся на них паровоз?

Вовсе нет. Фильм «Прибытие поезда на вокзал Ла-Сьота», шокировавший парижскую аудиторию в январе 1896 года, снимали небезызвестные братья Люмьер. А первый кинопоказ в России состоялся чуть позже — в мае, в петербургском саду «Аквариум».

Точкой отсчета российского кинопроцесса можно было бы считать 2 октября, когда состоялась премьера «Понизовой вольницы» — киноленты, рассказывавшей о том, как русский герой Стенька Разин от широты душевной отправляет к праотцам персидскую княжну.

И опять нет… Кроме Дня учителя в начале октября мы ничего не празднуем. И Учитель этот вовсе не Алексей, режиссер обросшей скандалами еще до премьеры «Матильды», а простой сеятель умного, доброго, вечного с мелом и тряпкой в руках.

Что же, в конце концов, произошло 27 августа? Состоялась безвозмездная коммунистическая экспроприация российского кинодела! В этот день всё, что имели предприимчивые люди, стоявшие у истоков отечественной фото- кинопромышленности, перекочевало «под крыло» Народного комиссариата просвещения. Наше кино — детище, в геноме которого изначально заложена хромосома «честного» отъема средств, которое сегодня, как показывают последние события, осуществляется всеми участниками процесса.

В канун праздника Басманный суд отправил в «творческий отпуск» до 19 октября одного из представителей отечественного театра и кинематографа — режиссера Кирилла Серебренникова.

Его взяли под белы руки темной ночью в Санкт-Петербурге, где Кирилл Семенович снимал картину про Цоя. Везли Серебренникова из Питера в Москву на машине целых 9 часов. Либералы говорят, специально наезжали на ухабы и рытвины: чтобы сильнее страдал.

Поклонники творчества Виктора Робертовича немедленно распустили слухи. Дескать, Серебренникову, известному поборнику прав ЛГБТ, помешали снять кино про то, как Цой заходил в советский «шоу-биз» с самого что ни на есть черного хода: через слишком тесное сотрудничество с Айзеншписом.

Такую версию даже озвучил Пятый канал. Впрочем, очень быстро домыслы назвали бредом сивой кобылы, а расспросить самого Кирилла Серебренникова о коллизиях сюжета совершенно никакой возможности. Суд запретил ему пользоваться телефоном, интернетом и телеграфом. Но, поместив под домашний арест, оставил привилегию пользоваться холодильником. 

Фото: Ростовские вести

После резонансного задержания из сообщений Следственного комитета, которые стали напоминать сводки Совинформбюро, вырисовывалась совершеннейшая картина-дрянь: создал злосчастную «Седьмую студию», привлек знакомых и друзей (организовал, стало быть, преступную группу). Купил бензопилу «Дружба» и самозабвенно пилил, пилил, пилил государственные субсидии.

Самым слабым местом в криминальном сообществе оказалась Нина Масляева, которая «паровозом» в этом деле идти ко всеобщему удивлению не захотела, а заключила сделку с правоохранителями, дав показания против своего начальника. 

Фото: www.gazeta.ru

Она рассказала про создававшиеся фирмы-однодневки, про исчезавшие со счета «Седьмой студии» сотни миллионов. Как сообщил «Русской Планете» источник в СК, заговорила не только Масляева. Говорунами, отличающимися умом и сообразительностью, оказались и другие фигуранты дела, отчаянно пытающиеся сотрудничать и преуменьшить свои сроки. Их указующий перст сегодня направлен в сторону мэтра отечественного театра.

За известного режиссера, тучи над которым начали сгущаться еще весной, поднялись и поручились люди, чьи имена сегодня стоят во главе угла отечественного культурного процесса. Алексей Учитель и Федор Бондарчук, Евгений Миронов и Данила Козловский, Константин Райкин и Александр Калягин,  Чулпан Хаматова и Лиза Боярская.

— Серебренникова арестовал не СК! Его арестовал Путин,— кричал Григорий Чхартишвили, более известный под именем Борис Акунин.

— Я готова внести любой залог, лишь бы невиновный человек не сидел в тюрьме, — заявляла издатель Ирина Прохорова, заткнувшая за пояс следователей СК.

— Это «привет от Мейерхольда», — вторила им Лия Ахеджакова, намекая на замученного в застенках НКВД великого теоретика и практика театрального гротеска — Я потрясена совершенно, оскорблена до глубины души и возмущена. 

Кадр из фильма «Изображая жертву»

Впрочем, в лагере деятелей культуры были и те люди, которые попытались напомнить, что дым без огня – явление крайне редкое. О том, что в Следственном комитете сидят далеко не самоубийцы, не авантюристы и не дураки, осторожно намекнул оскароносный режиссер Владимир Меньшов, снявший фильм «Москва слезам не верит». Его коллега Андрон Кончаловский признался в том, что не понимает: почему, если вина очевидна, бухгалтер должен сидеть в тюрьме, а режиссер — в шоколаде.

Сегодня «конфуз Серебренникова» в культуре напоминает ситуацию с Крымом в 2014 году.  Общество разделилось надвое. Многие кричат о том, что все происходящее – это запоздалая реакция «злобного и мстительного режима», который не простил творцу его хождения по Москве с плакатом «Я грузин» в 2008 году, поддержку святотатств задорных участниц «Pussy Riot», борьбу за права секс-меньшинств, протест против закона Димы Яковлева. И, уж конечно, не простили ему 2014 год, когда режиссер «патриотично» отметил, что «Россия ведет себя, как нищий гопник, который сошел с ума».

Память у нашего президента, действительно, хорошая. Но на ум, почему-то, приходят задорные строки, рожденные умом неизвестного автора во все том же 2014-м:

За окошком дождь и град?

Это Путин виноват! 

Кошка бросила котят?

Это Путин виноват, 


Зайку бросила хозяйка?

Кто виновен, угадай-ка! 

Вот кончается доска

У несчастного бычка,


Наша Таня громко плачет

Рядом Путин, не иначе! 

С точки зрения либеральной общественности сценарий, написанный в Кремле, примерно таков: одной рукой «режим» вливал в «Седьмую студию» сотни миллионов рублей. Другой – подкладывал талантливому деятелю театра и кино Масляеву с ее гипертензией и диабетом, 85-летним папой, нуждающемся в уходе, и желанием сотрудничать со следствием во спасение себя самой.

По мнению многих на примере Серебренникова власть пытается запугать оставшуюся часть робкой отечественной интеллигенции. Наступить на горло звонкой либеральной песне и продемонстрировать, что даже такой человек, как Серебренников, может сесть лет на 10 (именно столько предусматривает максимальная санкция ст. 159.4 УК РФ) или будет вынужден воззвать из камеры к Владимиру Путину, обливаясь слезами, раскаиваясь и моля о прощении.

Но, как человеку и гражданину, мне совершенно понятно, что подавляющее большинство ведущих деятелей эстрады, театра и кино не либеральны вовсе. За любой значок от Минкультуры многие из них готовы прыгнуть в костер.

И мне кажется, что замечательному русскому актеру Евгению Миронову, который еще в мае, получая из рук Владимира Путина орден, попросил за Серебренникова, не так уж важно, сделал Кирилл Семенович тремя годами ранее то, за что ему «предъявили» в августе 2017-го, или же не делал вовсе. Все мы, в том числе, 38 деятелей российской культуры, горой вставших за Серебренникова, понимаем, что без распила госсубсидий сегодня кино не снимают. 

В этом случае ситуация еще более печальна, чем отрекомендовал ее министр культуры Владимир Мединский.

Во-первых, не воруя, снимать сложно. Получая государственное финансирование, ты должен поместить деньги на счет в казначействе. А затем, перед тем как воспользоваться средствами, которыми облагодетельствовала держава твою феноменальную задумку о высадке инопланетян в Чертаново или о сворачивании пушек у немецких танков отрядом невооруженных пехотинцев, ты обязан предоставить документы об уже проведенных работах. Как? Да вот так. С подробными отчетами. Подписями. И печатями.

Можно ли в такой ситуации не пойти по стопам Остапа Ибрагимовича, наняв Итиных да Масляевых, чтобы они изобрели тебе еще один сравнительно честный способ отъема средств у государства? Вопрос риторический. Но как показывает ситуация с Серебренниковым – тут уж как повезет.

Но звучат с новой силой ставшие традиционными в такие моменты истории про «миллиарды в оффшорах», оформленные на доверенных лиц Владимира Путина, и благотворительные фонды Дмитрия Медведева. «Икается» родившимся миллиардерами детям Матвиенко и Пескова. Перемываются кости вороватых губернаторов, мэров, префектов, полицейских, таксистов, репетиторов.

«Им воровать можно! А талантливому Серебренникову нельзя?!» - того и гляди слетит с языка.

Конечно, можно. Не только можно, но и нужно. Но уж коль мэтр пилит так, что из выделенных государством 216 миллионов рублей уходит налево целых 200, и вдобавок в условиях исламизации страны и города, в котором он живет, снимает антихристианские памфлеты, в которых единственным заслуживающим сострадания персонажем является павший от рук религиозного фанатика мальчик-гомосексуалист, то… зачем удивляться, что ему, как бы, не везет?

Но разве дело в одном лишь Серебренникове? Стоит ли вообще ставить во главу угла попавшего не то чтобы в опалу, а под арест режиссера, если разговор мы начинали о празднике? Еще как стоит.

За 6 лет работы в театре и 10 лет в кино мне так и не удалось встретить режиссера, директора или продюсера, у которого процесс творческий не стоял бы на втором плане после вопроса присвоения себе государственных денег. Об этой традиции знают все. Написать на коленке бездарный сценарий, вытребовать под него деньги у государства, разворовать их на экспертном уровне, предложив зрителю дешевый «кино-корм» на лопате или историю, в которой основатель Руси насилует женщин и блюет себе под ноги... Не это ли случилось в ушедший от нас Год Российского кино?

Если это действительно так, то является ли всё еще праздником 27 августа? Или это день памяти тем славным временам, когда кино было по-настоящему хорошим? Вопрос все еще открыт.

Все ли так мрачно? Может, есть хоть толика позитива, без которого не обходится ни один русский праздник? Безусловно. Еще вчера про Кирилла Семеновича знали только избранные. Немудрено! Несмотря на глобальные субсидии государства, его спектакли и фильмы созданы не для массовой аудитории. Опубликованные сегодня, 29 августа, на сайте ВЦИОМ результаты опросов свидетельствуют о том, что арест Серебренникова повысил его популярность в разы. Теперь о нем знает две трети россиян. Хотя с его работами знакомы лишь 14%.

Такое кино. 

Читайте нас в мобильном приложении

Если у Вас возник вопрос по материалу, то Вы можете задать его специальной рубрике Задать вопрос Похоронить большевизм вместе с вождем Далее в рубрике Похоронить большевизм вместе с вождемВ американском городе хотят снести памятник Ленину, а в России захоронить «кремлевские останки» Читайте в рубрике «Русские победы» Композитор Анатолий Лядов – мастер жанра миниатюрыТворчество композитора неразрывно связано с русским фольклором Композитор Анатолий Лядов – мастер жанра миниатюры
Подписывайтесь на канал rusplt.ru в Яндекс.Дзен
Подписывайтесь на канал rusplt в Дзен
Комментарии
07 января 2018, 21:09
А роцкисты все эо потом обзовут репрессиями хотя одоплека уголовная.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!