Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».
Новости Общество
Русская планета
Общество

Раньше ты носила туфли из Торгсина…

В СССР существовал изощренный вид экспроприации, когда жертва добровольно отдавала последнее
Валерий Бурт
16 ноября, 2020 13:52
9 мин
Торгсин в Москве
Фото: M.kino-teatr.ru

В 30-годах прошлого столетия советская экономика крайне нуждалась в притоке валюты, драгоценностей.

Это было необходимо для того, чтобы купить за рубежом станки, машины, турбины, механизмы и развернуть великие стройки современности.

«Политбюро лихорадочно искало источники валюты, - писала историк Елена Осокина в книге «За фасадом «сталинского изобилия». - Иностранный туризм, распродажа произведений искусства не давали желаемого результата. Между тем внутри страны имелись ценные сбережения. По подсчетам властей, на руках у населения к началу 30-х годов, несмотря на конфискации ВЧК/ОГПУ, оставалось около 100 млн. рублей золотом и, кроме этого, бытовое золото, ориентировочно еще 100 млн. рублей. Торгсин должен был получить эти миллионы…»

Полностью система, появившаяся в СССР почти 90 лет назад, в 1931 году, называлась Всесоюзное объединение по торговле с иностранцами, а ее магазины именовались Торгсинами. В то, совсем не изобильное время, они ломились от продуктов и товаров. И потому их открытие вызвало невиданный ажиотаж. Правда, поначалу магазинами пользовались только иностранцы, которые расплачивались валютой. Но вскоре доступ к Торгсинам получили и советские граждане. Но не те, в чьих карманах лежали рубли.

В Торгсине принимали золото, ювелирные изделия, монеты старой чеканки. Позже гражданам разрешили сдавать серебро, бриллианты, произведения искусства. Те, которые жертвовали этим добром, получали книжки и разовые талоны Торгсина. Вожделенные бумажки доставались и тем, кому присылали валюту из-за рубежа. Разумеется, государство при этом оставляло значительные проценты себе.

На «деньги» Торгсина можно было приобрести одежду обувь, ткани, а так же колбасы, ветчины, сыры, рыбу и прочую снедь, о которых простые граждане давно забыли. Пламенным же коммунистам высокого ранга и советским чиновникам деликатесы выдавали в пайках.

Торгсины легким штрихами описал Михаил Булгаков в романе «Мастер и Маргарита»:

«Сотни штук ситцу богатейших расцветок виднелись в полочных клетках. За ними громоздились миткали и шифоны, и сукна фрачные. В перспективу уходили штабеля коробок с обувью... Где-то в глубине за углом пели и играли патефоны...»

Цены в Торгсинах были непомерно высокими. Товары и продукты в этих магазинах гораздо стоили дороже, чем в зарубежных странах. Но это не останавливало многочисленных покупателей. Ими были спекулянты, люди, наварившие капитал при НЭПе, имевшие какие-то темные делишки. Заглядывали в Торгсины и личности из «бывших» - дамы в потертых мехах, мужчины в пенсне.

Впрочем, сюда шли и люди с тощими кошельками. Они несли последнее, заветное, припрятанное на «черный день» - фамильные драгоценности: кольца, браслеты, цепочки. Чтобы выжить самим, помочь старым родителям, спасти заболевшего ребенка. В стране существовала карточная система, которая вынуждала людей туго затянуть пояса.

Торгсины - это особый, изощренный вид советской экспроприации, когда жертва добровольно отдавала последнее. Сотрудники ОГПУ, привыкшие к крикам и стенаниям своих жертв, у которых отбирали собственность, просто отдыхали.

За весь период существования Торгсинов, граждане СССР сдали государству 100 (!) тонн чистого золота. Для сравнения: в те же годы вклад «Дальстроя», входившего в систему ГУЛАГа, составил лишь немногим более 20-ти тонн этого драгоценного металла

В Торгсины порой сдавали настоящие сокровища – живопись, антиквариат, посуду - то, что потом пополняло фонды иностранных музеев или всплывало на крупнейших международных аукционах, вроде Сотби. «Большой друг» Советского Союза, общавшийся со всеми советскими лидерами от Ленина до Горбачева или, как его еще называли «товарищ миллиардер» - Арманд Хаммер, оптом и в розницу скупал в СССР предметы старины, ценнейшие картины и скульптуры, нажив себе огромное состояние.

Торгсины нашли отражение в фольклоре того времени. Популярна была такая частушка: «У Лукоморья дуб срубили, / Златую цепь в Торгсин снесли, / Кота в котлеты изрубили… / Русалку паспорта лишили, / Сослали лешего в Нарым...».

Ходила и такая песенка: «Раньше ты носила туфли из Торгсина, / Лаковые туфли «на большой», / А теперь ты носишь рваные калоши, / И мильтон хиляет за тобой».

Представители Торгсина, именовавшиеся шипчандлерами, усиленно обрабатывали иностранцев, главным образом моряков. Брали «на абордаж» зарубежные суда, приходившие в советские порты, договаривались с капитаном о «прикреплении» экипажа к определенной торговой точке.

Зарубежные гости получали не только право на покупку товаров, но и могли «расслабиться». Советский Союз, который для своих граждан пропагандировал строгий аскетизм и высокую нравственность, иностранцам гарантировал широкую программу развлечений: бары, кафе, рестораны с широким выбором спиртных напитков и даже любовные утехи.

Порой ангажировать женщину на ночь можно было за килограмм сахара, стоившего несколько копеек золотом. Один заезжий итальянец вспоминал, что в торгсиновском ресторане в Одессе проститутки танцуют на столах, «как в настоящем публичном доме в буржуазных странах»

Некоторые гости возмущались такими нравами. «Я знаю, что главной функцией Торгсина является сбор валюты для выполнения пятилетнего плана, - писал один из иностранных моряков. - Вольность операций Торгсина дает, однако, впечатление первоклассного публичного дома в капиталистических странах. Когда шипчандлер первый раз пришел на наш пароход, он сказал морякам, что девочки в кафе ожидают их. Товарищи, я считаю, что это возмутительно…».

Забавный факт. Зарубежные коммунисты и члены их профсоюзов жаловались, что, побывав в Торгсинах, их соотечественники плохо поддаются политической агитации.

Знало ли руководство СССР о происходящем? «Сигналы» с мест дошли до Кремля и, в конце концов, специальным предписанием в 1933 году увеселительные заведения при портовых Торгсинах были ликвидированы.

Больше всего Торгсинов было, разумеется, в Москве, особенно в центре. Они работали в здании ГУМа, на Покровке, Сретенке, Кузнецком мосту, Таганке, располагались на Тверской и Смоленской площадях. К слову, обслуживание в Москве было вполне пристойным. Там работали продавцы дореволюционной выучки – постаревшие, но не потерявшие было хватки.

Иная ситуация сложилась на периферии. Там торговцы были грубы и нечисты на руку. Помещение заполняли громадные очереди, в которых возникали скандалы, а порой и потасовки. Чтобы получить необходимый товар, скажем, муку и крупу, покупателям приходилось «брать нагрузку»: например, галоши или селедку. Да и ассортимент в провинции был заметно беднее, чем в столице. Впрочем, бывало совсем худо. К примеру, председатель Иваново-Вознесенской конторы Госбанка сообщал в Москву, что Торгсин в промышленном центре зияет пустыми витринами…

С середины тридцатых годов, когда в СССР ситуация с продовольствием стала улучшаться, система пришла в упадок, товарооборот Торгсинов значительно уменьшился. Продукты появились в открытой продаже, и у людей отпала необходимость жертвовать сокровенным. Сильный удар по Торгсинам нанесла отмена продовольственных карточек, которая произошла в 1935 году. К тому же у людей почти не осталось ценных вещей и драгоценностей. А, кто сумел пережить тяжелое время, уже не собирались расставаться с нажитым добром.

В январе 1936 года было объявлено о ликвидации Торгсинов. Спустя много лет мы узнали о печальной судьбе двух руководителей этой системы – Артура Сташевского и Михаила Левенсона. Они были расстреляны. За что? Бог весть - причина всегда находилась…

Одни историки считают, что полученные средства от торговли в Торгсинах – всего 287 с лишним золотых миллионов рублей - государство потратило на строительство Горьковского автозавода, Московского завода имени И.В. Сталина (позже – автозавод имени А.И. Лихачева), Днепрогэса, Харьковского и Сталинградского тракторных заводов, Магнитогорского металлургического комбината и других предприятий.

Однако поговаривали, что огромные средства уплыли в зарубежные банки. И стали основой фонда компартии. Так что, каждый может выбирать свою версию. Однако правда, возможно, уплыла совсем в другом направлении…

P.S. Сеть магазинов «Березка», существовавшая в СССР в 60-80-е годы, может считаться наследницей Торгсинов. Чтобы приобрести продуктовый и прочий дефицит, надо было иметь сертификаты, а позже – чеки этой системы. Их можно было приобрести за валюту, естественно, только иностранцам. Граждане СССР могли купить чеки с рук, у спекулянтов или заработать во время командировок в другие страны.

В «Березках» дежурили суровые товарищи в штатском и милиционеры. Они могли подойти к человеку и поинтересоваться, откуда у вас чеки? Если ответ был невразумительным, покупателю строго говорили: «Пройдемте с нами, гражданин, разберемся…».

Торгсины
Фото: Архив
темы
ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ
9 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ