Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Общество
Общество

Облигации по-приятельски и другие нанопроекты

Счетная палата выяснила, почему Россия никак не может стать лидером в области высоких технологий
Владимир Лактанов
4 мин
Фото: Александр Демьянчук/РИА Новости
В СМИ просочились подробности доклада Счетной палаты, касающиеся проверки деятельности «Роснано» в 2010–2015 годы. Как и во время предыдущих аудитов, аналитики обнаружили в деятельности госкомпании немало интересного. Тут и сделки с заинтересованностью, и инвестирование в непрофильные и неэффективные проекты, и взятие кредитов для погашения более ранних займов. Между тем в текущем году, а также в последующих, вплоть до 2020-го, корпорация ожидает дополнительных мер господдержки в размере 70 млрд рублей. Они должны быть предоставлены в виде госгарантий по кредитам.
«Рос» без «нано»
Развитие нанотехнологий — одно из самых многообещающих и перспективных направлений современной науки. В этом нет сомнений, как, впрочем, и в том, что российская корпорация, заявляющая основной целью «содействие реализации государственной политики, имеющей целью вхождение России в число мировых лидеров в области нанотехнологий», имеет к последним довольно опосредованное отношение.
Во всяком случае, выборочная проверка показала, что часть проектов, реализуемых за государственный счет, вообще не относилась к профильной сфере корпорации, а другие являлись разновидностями приложения одной и той же технологии к разным задачам. В частности, как установили аудиторы, проекты:
  • «Галилео», в рамках которого предполагалось построить завод по производству RFID-меток (они же — метки идентификации);
  • «РСТ-Инвент», посвященный созданию российского RFID-чипа;
  • «Магазин будущего», предназначенный заниматься внедрением RFID-меток и чипов,
опираются… на одну и ту же производственно-технологическую базу! Иными словами, государству была трижды продана одна и та же «корова», на поверку еще и оказавшаяся чем-то другим.
Директор Института химии силикатов им. И.В. Гребенщикова Владимир Шевченко и ректор МИФИ Михаил Стриханов, входящие в научно-технический совет «Роснано», напрямую заявляли, что перечисленные работы не относятся к сфере нанотехнологий. Однако когда это отрицательные отзывы «яйцеголовых» мешали «нормальным парням» пилить бабло? В итоге корпорация потратила на непрофильные проекты 10,47 млрд рублей, которые получены за счет кредитов и облигационных займов, обеспеченных госгарантиями.
Хочется подчеркнуть, что нарушения выявлены в результате именно выборочной проверки. Аудиторы просмотрели не более 20% от общего числа проектов компании. Какие откроются бездны, если контролирующие органы решатся на тотальную проверку деятельности «рыжего ведомства», остается только гадать.
Облигации и заинтересованность
Часть сделок «Роснано» производилась с признаками заинтересованности сторон и конфликта интересов, утверждают в Счетной палате. Речь, в частности, идет о размещении госкорпорацией облигаций серий 01—05. Заинтересованным лицом в данном случае аудиторы считают председателя Внешэкономбанка Владимира Дмитриева — того самого, который развалил кредитное учреждение с почти столетней историей.
Именно ВЭБ выступал основным покупателем упомянутых ценных бумаг. Сам Дмитриев в это же время заседал в наблюдательном совете «Роснанотеха» (так «Роснано» до 2011 года именовалось в юридических документах), а позднее — и в совете директоров корпорации. «Это повлекло конфликт интересов заинтересованных лиц и некоммерческой организации», — говорится в докладе СП.
Впрочем, на дополнительный запрос журналистов представители СП ответили, что решения все-таки принимались в рамках закона. Это, безусловно, не снимает вопроса: зачем заявлять о некой «заинтересованности», если все действительно делалось законно? Если же есть подозрения в нарушениях, возможно, проверяющим пора копнуть глубже?
На открытии выставки занимательных нанотехнологий «Смотрите, это — НАНО» в Приволжском федеральном университете
На открытии выставки занимательных нанотехнологий «Смотрите, это — НАНО» в Приволжском федеральном университете. Фото ИТАР-ТАСС/ Алексей Насыров
Разбодяженная прибыль
В том, что эффективные менеджеры «Роснано» отлично умеют проводить свои действия по бумагам и оформлять их максимально благовидно, никто не сомневается. За время существования компании (а она в 2017 году отметит десятилетний юбилей — если доживет) в «Роснано» прошло множество проверок. В 2011-м в перечне нарушений, о которых заявила Счетная палата, фигурировали все те же сделки с заинтересованными компаниями и финансирование проектов, не имеющих отношения к нанотехнологиям. В 2013-м обнаружились более интересные вещи: признаки «отмывания» и легализации средств, получение необоснованной налоговой выгоды и занижение налогооблагаемого дохода. Однако весь правоохранительный «улов» в итоге ограничился арестом бывшего финдиректора госкомпании Святослава Понурова, задержанием экс-главы «Роснано» Леонида Меламеда и объявлением в розыск бывшего замглавы корпорации Андрея Малышева по делу о растрате 220 млн рублей.
На этот раз 18 проектов, выборочный анализ которых провела СП, обошлись государству в 34,8 млрд рублей. Из 16 из них, как выяснилось, корпорация вышла до 30 сентября 2015 года, а два оставшихся планирует покинуть в 2017-м и 2018-м. В результате объем прибыли от 16 проектов оказался на 42,8% меньше объема вложений в их развитие. В абсолютных цифрах это выглядит следующим образом: государство вложило 25,2 млрд рублей, а на выходе получило 14,4 млрд.
Зато по итогам прошлого года та же компания на 39% перевыполнила план по поступлениям, получив аж на 1,9 млрд рублей больше запланированного.
«Поликремний» и кредиты на кредиты
Сам Анатолий Чубайс просил государство о дополнительных мерах финансовой поддержки: компания настолько активно инвестировала деньги в проекты, что теперь ей грозит кассовый разрыв. Этим же объяснялось привлечение руководством «Роснано» кредитов на погашение уже имеющихся долгов. Вопрос о том, возник бы кассовый разрыв, если бы ведомство не разбазаривало государственные средства, естественно, остается открытым.
Между тем Счетная палата нашла яркий пример «активного инвестирования»: проект «Поликремний», подразумевавший создание масштабного комплекса по производству поликристаллического кремния. С 2009 года нанокорпорация вложила в него свыше 16 млрд рублей, а на выходе получила всего 6 млрд. В результате аудиторы пришли к мнению, что цель «Поликремния» не достигнута, и записали проект в неэффективные.
И все? — спросите вы. Назвали неэффективным, и только? Увы, да. Других ответов пока нет.
Пиршество паразитов
В конце прошлого года корпорация утвердила программу развития до 2020 года. В ней завершение планово-убыточной деятельности перенесено с 2015–2016-го на 2017–2019 годы. В частности, в 2017-м компания должна начать выплаты по облигациям своего займа на сумму в 47,2 млрд рублей. Это примерно 37% от общего объема кредитного портфеля «Роснано».
Но откуда у госкомпании, которой не хватает средств на текущую деятельность (еще помните про угрозу кассового разрыва?), такие деньги? Естественно, платить по чубайсовским долгам придется не кому-нибудь, а нам с вами. Не просто же так государство выступает поручителем по этим обязательствам.
А вот и вишенка на торте: оказывается, в правилах предоставления госгарантий по долгам «Роснано», утвержденных правительством в 2010 году, отсутствует самая малость — методика оценки финансового состояния компании. Ее должен был подготовить Минфин, но не успел. А может быть, забыл. Так что теперь, если господин Чубайс скажет, что имеющихся на счетах компании миллиардов недостаточно и нужно больше, придется поверить ему на слово.
* * *
Надо ли нам такое «нано»? В конце мая на этот вопрос уже попытались ответить депутаты Госдумы, обратившись к вице-премьеру Аркадию Дворковичу с предложением переформатировать госкомпанию. В любом случае делать что-то явно нужно, ведь за девять лет существования при всей поддержке и вливаниях со стороны государства корпорация не продемонстрировала никаких результатов — ни в продвижении новых технологий, ни в их внедрении в промышленность. Проекты «Роснано» раз за разом оказываются нерентабельными, убыточными, а значит, вопрос об эффективности использования бюджетных средств рано или поздно нависнет над головами топ-менеджеров компании. Он просто обязан нависнуть.
Можно, конечно, подождать еще год — для ровного счета в надежде, что к юбилею в «Роснано» что-то изменится. Но стоит ли? Уж лучше пустить средства на поддержку реально развивающихся, работающих проектов, благо таких у России хватает.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин